Фрагменты

Список режиссеров

Эдуард АБАЛОВ [1]
Вадим АБДРАШИТОВ [1]
Серж АВЕДИКЯН, Елена ФЕТИСОВА [1]
Илья АВЕРБАХ [3]
Илья АВЕРБУХ [1]
Леонид АГРАНОВИЧ [1]
Ювал АДЛЕР [1]
Габриэль АКСЕЛЬ [1]
Галина АКСЕНОВА [1]
Михаил АЛДАШИН [1]
Григорий АЛЕКСАНДРОВ [3]
Вуди АЛЛЕН [3]
Александр АЛОВ, Владимир НАУМОВ [1]
Виктор АМАЛЬРИК [1]
Леонид АМАЛЬРИК [1]
Вес АНДЕРСОН [1]
Пол Томас АНДЕРСОН [1]
Рой АНДЕРСОН [1]
Анотолий АНОНИМОВ [1]
Микеланджело АНТОНИОНИ [1]
Семен АРАНОВИЧ [1]
Виктор АРИСТОВ, Юрий МАМИН [1]
Динара АСАНОВА [1]
Павел АРСЕНОВ [1]
Александр АСКОЛЬДОВ [1]
Олег БАБИЦКИЙ, Юрий ГОЛЬДИН [1]
Петер фон БАГ [1]
Бакур БАКУРАДЗЕ [1]
Алексей БАЛАБАНОВ [3]
Гарри БАРДИН [1]
Борис БАРНЕТ [2]
Джой БАТЧЕЛОР [0]
Марк БАУДЕР [1]
Жак БЕККЕР [1]
Леонид БЕЛОЗОРОВИЧ [1]
Марко БЕЛОККЬО [1]
Ингмар БЕРГМАН [4]
Клэр БИВЕН [1]
Дон БЛАТТ, Гэри ГОЛДМАН [1]
Уэйн БЛЭР [1]
Питер БОГДАНОВИЧ [1]
Денни БОЙЛ [1]
Сергей БОНДАРЧУК [1]
Федор БОНДАРЧУК [0]
Ахим фон БОРРИС [1]
Владимир БОРТКО [2]
Михаил БРАШИНСКИЙ [1]
Вячеслав БРОВКИН [1]
Константин БРОНЗИТ [1]
Мел БРУКС [1]
Леонид БУРЛАКА [1]
Рама БУРШТЕЙН [1]
Петр БУСЛОВ [1]
Юрий БЫКОВ [2]
Оксана БЫЧКОВА [1]
Анджей ВАЙДА [2]
Владимир ВАЙНШТОК [1]
Жан-Марк ВАЛЛЕ [1]
Георгий ВАСИЛЬЕВ, Сергей ВАСИЛЬЕВ [1]
Франсис ВЕБЕР [1]
Александр ВЕЛЕДИНСКИЙ [1]
Владимир ВЕНГЕРОВ [2]
Жан ВИГО [1]
Валентин ВИНОГРАДОВ [2]
Вацлав ВОРЛИЧЕК [1]
Леонид ГАЙДАЙ [1]
Николаус ГАЙРХАЛТЕР [1]
Лиз ГАРБУЗ [1]
Виктор ГЕОРГИЕВ [1]
Саша ГЕРВАЗИ [1]
Сергей ГЕРАСИМОВ [1]
Алексей ГЕРМАН [5]
Алексей ГОЛУБЕВ [1]
Станислав ГОВОРУХИН [1]
Арнон ГОЛЬФИНГЕР [1]
Мишель ГОНДРИ [1]
В. ГОНЧАРОВ [1]
Арсений ГОНЧУКОВ [1]
Александр ГОРДОН [1]
Сантьяго ГРАССО [1]
Ольга ГРЕКОВА [1]
Ян ГРЖЕБЕЙК [1]
Юрий и Ренита ГРИГОРЬЕВЫ [1]
В.С. Ван Дайк [1]
Георгий ДАНЕЛИЯ [3]
Фрэнк ДАРАБОНТ [1]
Владимир ДЕГТЯРЕВ [1]
Михаил ДЕГТЯРЬ [1]
Уолт ДИСНЕЙ [1]
Джим ДЖАРМУШ [1]
Нури Бильге ДЖЕЙЛАН [1]
Дюк ДЖОНСОН [0]
Валерио ДЗУРЛИНИ [1]
Александр ДОВЖЕНКО [2]
Ксавье ДОЛАН [1]
Стивен ДОЛДРИ [1]
Семен ДОЛИДЗЕ Леван ХОТИВАРИ [1]
Олег ДОРМАН [1]
Николай ДОСТАЛЬ [2]
Борис ДРАТВА [1]
Карл Теодор ДРЕЙЕР [1]
Владимир ДЬЯЧЕНКО [1]
Иван ДЫХОВИЧНЫЙ [2]
Олег ЕФРЕМОВ [1]
Витаутас ЖАЛАКЯВИЧУС [1]
Франсуа ЖИРАР [1]
Эдуард ЖОЛНИН [1]
Ульрих ЗАЙДЛЬ [1]
Марк ЗАХАРОВ [3]
Андрей ЗВЯГИНЦЕВ [2]
Вячеслав ЗЛАТОПОЛЬСКИЙ [1]
Мария ЗМАЖ-КОЧАНОВИЧ [1]
Александр ИВАНКИН [2]
Александр ИВАНОВ [1]
Виктор ИВЧЕНКО [1]
Алехандро ИНЬЯРРИТУ [2]
Отар ИОСЕЛИАНИ [3]
Клинт ИСТВУД [1]
Элиа КАЗАН [1]
Ежи КАВАЛЕРОВИЧ [1]
Филипп КАДЕЛЬБАХ [1]
Александр КАЙДАНОВСКИЙ [2]
Геннадий Казанский, Владимир Чеботарев [1]
Михаил КАЛАТОЗОВ [3]
Михаил КАЛИК [1]
Фрэнк КАПРА [1]
Борис КАРАДЖЕВ [1]
Владимир КАРА-МУРЗА (мл.) [1]
Аки КАУРИСМЯКИ [1]
Арик КАПЛУН [1]
Евгений КАРЕЛОВ [1]
Кунио КАТО [1]
Чарли КАУФМАН [1]
Ираклий КВИРИКАДЗЕ [1]
Саймон КЕРТИС [1]
Ян КИДАВА-БЛОНЬСКИЙ [1]
Джек КЛЕЙТОН [1]
Элем КЛИМОВ [2]
Павел КЛУШАНЦЕВ [1]
Гвидо КНОПП, Урсула НЕЛЛЕСЗЕН [1]
Олег КОВАЛОВ [2]
Павел КОГАН [1]
Леван КОГУАШВИЛИ [1]
Михаил КОЗАКОВ [1]
Григорий КОЗИНЦЕВ [1]
Александр КОТТ [1]
Летиция КОЛОМБАНИ [1]
Андрей КОНЧАЛОВСКИЙ [4]
София КОППОЛА [1]
Юрий КОРОТКОВ [1]
Надежда КОШЕВЕРОВА, Михаил ШАПИРО [1]
Николай КОШЕЛЕВ [1]
Итан и Джоэл КОЭН [1]
Джоэл КОЭН [1]
Денис КРАСИЛЬНИКОВ [1]
Стенли КРАМЕР [1]
Вячеслав КРИШТОФОВИЧ [1]
Жора КРЫЖОВНИКОВ [2]
Джордж КЬЮКОР [1]
Альфонсо КУАРОН [1]
Джонас КУАРОН [1]
Рауф КУБАЕВ [1]
Акира КУРОСАВА [1]
Йоргос ЛАНТИМОС [1]
Клод ЛАНЦМАН [1]
Николай ЛЕБЕДЕВ [3]
Шон ЛЕВИ [1]
Барри ЛЕВИНСОН [1]
Патрис ЛЕКОНТ [1]
Роман ЛИБЕРОВ [1]
Тобиас ЛИНДХОЛЬМ [1]
Ричард ЛИНКЛЕЙТЕР [1]
Николай ЛИТУС, Алексей МИШУРИН [1]
Сергей ЛОБАН [1]
Сергей ЛОЗНИЦА [3]
Иван ЛУКИНСКИЙ [1]
Павел ЛУНГИН [1]
Ричард Дж. ЛЬЮИС [1]
Юрий ЛЮБИМОВ [1]
Сидни ЛЮМЕТ [1]
Альберт МАЙЗЕЛС [1]
Льюис МАЙЛСТОУН [1]
Том МАККАРТИ [1]
Адам МАККЕЙ [1]
Стив МАККУИН [2]
Норман З. МАКЛЕОД [1]
Виталий МАНСКИЙ [1]
Александр МАЧЕРЕТ [1]
Андрей МАЛЮКОВ [1]
Генрих МАЛЯН [1]
Джозеф Л. МАНКЕВИЧ [1]
Делберт МАНН [1]
Юлия МЕЛАМЕД [1]
Тамаз МЕЛИАВА [1]
Виталий МЕЛЬНИКОВ [3]
Марта МЕСАРОШ [1]
Майя МЕРКЕЛЬ [1]
Наталья МЕЩАНИНОВА [1]
Алексей МИЗГИРЕВ [1]
Сергей МИКАЭЛЯН [1]
Марина МИГУНОВА [1]
Феликс МИРОНЕР, Марлен ХУЦИЕВ [1]
Джордж МИЛЛЕР [1]
Клод МИЛЛЕР [1]
Александр МИТТА [2]
Никита МИХАЛКОВ [6]
Сергей МИХАЛКОВ [1]
Борис МОРГУНОВ [1]
Петр МОСТОВОЙ [1]
Владимир МОТЫЛЬ [1]
Кристиан МУНДЖИУ [3]
Кира МУРАТОВА [4]
Джон МЭДДЕН [1]
Хорациу МЭЛЭЕЛЭ [1]
Дэвид МЭМЕТ [1]
Анджей МУНК [1]
Бабак НАДЖАФИ [1]
Георгий НАТАНСОН [1]
Ева НЕЙМАН [1]
Ласло НЕМЕШ [1]
Сергей НЕСТЕРОВ [1]
Ангелина НИКОНОВА [1]
Григорий НИКУЛИН [1]
Ясмин НОВАК [1]
Филлип НОЙС [1]
Юрий НОРШТЕЙН [1]
Алексей НУЖНЫЙ [1]
Пол НЬЮМАН [1]
Фредерик ОБУРТЕН [1]
Валерий ОГОРОДНИКОВ [1]
Юрий ОЗЕРОВ [2]
Лиза ОЛИН [1]
Эрманно ОЛЬМИ [1]
Илья ОЛЬШВАНГЕР [1]
Алексей ОСТРОУМОВ [1]
Леонид ОСЫКА [1]
Павел ПАВЛИКОВСКИЙ [1]
Жиль ПАКЕ-БРЕННЕР [1]
Алан ПАКУЛА [1]
Марсель ПАЛИЕРО [1]
Арно де ПАЛЬЕР [1]
Глеб ПАНФИЛОВ [1]
Сергей ПАРАДЖАНОВ [1]
Майкл ПАУЭЛЛ [1]
Александр ПЕЙН [1]
Артавазд ПЕЛЕШЯН [1]
Владимир ПЕТРОВ [1]
Кристиан ПЕТЦОЛЬД [1]
Константин ПИПИНАШВИЛИ [1]
Лора ПОЙТРАС [1]
Владимир ПОЛКОВНИКОВ [1]
Алексей ПОПОГРЕБСКИЙ, Борис ХЛЕБНИКОВ [1]
Иосиф ПОСЕЛЬСКИЙ, Владимир ЕРОФЕЕВ, Ирина СЕТКИНА [1]
Поэзия в кино [1]
Стивен ПРЕССМАН [1]
Александр ПРОШКИН [2]
Андрей ПРОШКИН [2]
Альгимантас ПУЙПА [1]
Дэвид ПУЛБРУК [1]
Кристи ПУЮ [1]
Луис ПЬЕДРАИТА, Родриго СОПЕНЬЯ [1]
Иван ПЫРЬЕВ [1]
Александра РАХМИЛЕВИЧ [1]
Ален РЕНЕ [1]
Жан РЕНУАР [1]
Оскар РЁЛЛЕР [1]
Франсуа-Луи РИБАДО [1]
Кэрол РИД [1]
Артуро РИПШТЕЙН [1]
Лоренс РИС [1]
Джулио РИЧЧИАРЕЛЛИ [1]
Марк РОБСОН [1]
Стюарт РОЗЕНБЕРГ [1]
Эрик РОМЕР [1]
Михаил РОММ [7]
Абрам РООМ [1]
Слава РOCC [1]
Александр РОУ [2]
Григорий РОШАЛЬ [1]
Лев РОШАЛЬ [1]
Алина РУДНИЦКАЯ [1]
Ирвинг РЭППЕР [1]
Эльдар РЯЗАНОВ [3]
Иштван САБО [1]
Нигина САЙФУЛЛАЕВА [1]
Шэйн САЛЕРНО [1]
Александр СЕРЫЙ [1]
Михаил СЕГАЛ [1]
Василий СИГАРЕВ [1]
Витторио Де СИКА [1]
Евгений СИМОНОВ [1]
Кейн СИНИС [1]
Рамеш СИППИ [1]
Аркадий СИРЕНКО [1]
Мартин СКОРСЕЗЕ [2]
Ридли СКОТТ [2]
Мирослав СЛАБОШПИЦКИЙ [1]
Владимир СИНЕЛЬНИКОВ [1]
Вениамин СМЕХОВ [1]
Авдотья СМИРНОВА [2]
Андрей СМИРНОВ [2]
Сергей СНЕЖКИН [1]
Александра СНЕЖКО-БЛОЦКАЯ [0]
Феликс СОБОЛЕВ [1]
Александр СОКУРОВ [3]
Сергей СОЛОВЬЕВ [2]
Карел СТЕКЛЫ [1]
Андрей СТЕМПКОВСКИЙ [1]
Светлана СТРЕЛЬНИКОВА [1]
Стивен СПИЛБЕРГ [2]
Александр СУРИН [1]
Сергей ТАРАМАЕВ, Любовь ЛЬВОВА [1]
Андрей ТАРКОВСКИЙ [6]
Жак ТАТИ [1]
Евгений ТАШКОВ [1]
Иван ТВЕРДОВСКИЙ [3]
Виктор ТИХОМИРОВ [1]
Валерий ТОДОРОВСКИЙ [1]
Петр ТОДОРОВСКИЙ [1]
Виктор ТРЕГУБОВИЧ [3]
Ларс фон ТРИЕР [1]
Томаш ТОТ [1]
Маргарет фон ТРОТТА [1]
Семен ТУМАНОВ [1]
Франсуа ТРЮФФО [1]
Кристоф ТЮРПЕН [1]
Уильям УАЙЛЕР [1]
Билли УАЙЛЬДЕР [1]
Олег УЖИНОВ [1]
Андрей УЖИЦА [1]
Сергей УРСУЛЯК [5]
Александр УСТЮГОВ [1]
Люси УОЛКЕР, Карен ХАРЛИ, Жуан ЖАРДИМ [1]
Золтан ФАБРИ [2]
Алексей ФЕДОРЧЕНКО [2]
Федерико ФЕЛЛИНИ [6]
Олег ФЛЯНГОЛЬЦ [1]
Брайан ФОГЕЛЬ [1]
Стивен ФРИРЗ [1]
Борис ФРУМИН [1]
Илья ФРЭЗ [1]
Кэри ФУКУНАГА [1]
Питер ХАЙАМС [1]
Мишель ХАЗАНАВИЧУС [1]
Джон ХАЛАС [1]
Рустам ХАМДАМОВ [2]
Михаэль ХАНЕКЕ [1]
Энтони ХАРВИ [1]
Иосиф ХЕЙФИЦ [2]
Яэл ХЕРСОНСКИ [1]
Альфред ХИЧКОК [3]
Борис ХЛЕБНИКОВ [2]
Тадеуш ХМЕЛЕВСКИЙ [1]
Юзеф ХМЕЛЬНИЦКИЙ [1]
Агнешка ХОЛЛАНД [1]
Ноам ХОМСКИЙ [1]
Владимир ХОТИНЕНКО [2]
Курт ХОФФМАН [1]
Илья ХРЖАНОВСКИЙ [1]
Константин ХУДЯКОВ [1]
Марлен ХУЦИЕВ [6]
Эдвард ЦВИК [1]
Михаил ЦЕХАНОВСКИЙ [1]
Фред ЦИННЕМАНН [1]
Чарли ЧАПЛИН [4]
Владимир ЧЕБОТАРЕВ [1]
«ЧЕЛОВЕК ИЗ ТЕЛЕВИЗОРА» телепрограмма [0]
Клод ШАБРОЛЬ [1]
Алексей ШАПАРЕВ [1]
Тофик ШАХВЕРДИЕВ [1]
Карен ШАХНАЗАРОВ [4]
Адольф ШАПИРО [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР, Софья МИЛЬКИНА [1]
Александр ШЕЙН [1]
Эльдар ШЕНГЕЛАЯ [1]
Лариса ШЕПИТЬКО [2]
Надав ШИРМАН [1]
Евгений ШИФФЕРС [1]
Фолькер ШЛЕНДОРФ [1]
Евгений ШНЕЙДЕР [1]
Том ШОВАЛ [1]
Геннадий ШПАЛИКОВ [1]
Василий ШУКШИН [2]
Ариэль ШУЛЬМАН Генри ДЖОСТ [1]
Соломон ШУСТЕР [1]
А. С. ЭЙЗЕНШТАРК [1]
Сергей ЭЙЗЕНШТЕЙН [2]
Анатолий ЭЙРАМДЖАН [1]
Виктор ЭЙСЫМОНТ [1]
Ронит и Шломи ЭЛЬКАБЕЦ [1]
Резо ЭСАДЗЕ [2]
Франциско ЭСКОБАР [1]
Рубен ЭСТЛУНД [1]
Анатолий ЭФРОС [2]
Андрей ЭШПАЙ [1]
Константин ЮДИН [1]
Сергей ЮТКЕВИЧ [1]
Роберт В. ЯНГ [1]
Борис ЯШИН [1]
Разное [71]
Allen COULTER [1]
Tim Van PATTEN [1]
John PATTERSON [1]
Alan TAYLOR [1]

Теги

Ленфильм Ахеджакова Никулин Иоселиани грузия Герман Болтнев Миронов Вайда Польша Цибульский Ильенко Миколайчук Параджанов Шпаликов Гулая Лавров Адомайтис Банионис Жалакявичус Литовская кст Румыния россия Мизгирев Негода Олялин Эсадзе Ладынина Пырьев Одесская кст Савинова Ташков Аранович кст Горького Эйсымонт Бортко Евстигнеев Карцев Япония Куросава кст Довженко Литус Мишурин Румянцева Шифферс Любшин Шустер Мунджиу Мосфильм Хуциев Мэлэелэ Бакланов То Экран италия Феллини Мазина Комиссаржевский Бергман Швеция Кошеверова Шапиро Ольшвангер Смоктуновский Володин Климов Митта Калатозов Куба Урусевский немое кино Доронина Натансон Захаров Шварц Данелия Герасимов кст им.Горького Като мультипликация 1939 Мачерет Олеша 1935 Роом СССР Александров 1938 1956 Рязанов 1974 Кончаловский 2007 Михалков 1960 1980 Венгрия Месарош 1967 Аскольдов к/ст Горького 1934 Тарковский Виго Франция Грузия-фильм 1970 2006 анимация Ужинов 1984 Шенгелая США Чаплин Солярис 1961 Ольми Динара Асанова Жена ушла Добро пожаловать Элем Климов Балабанов Кочегар ЛЮБИМОВ вифлеем израиль фильм Ювап Адлер

***



Авторский проект Святослава БАКИСА

Сайт инициировал
и поддерживает
Иосиф Зисельс

Разработка сайта
Галина Хараз

Администратор сайта
Елена Заславская

Социальные сети

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Среда, 23.08.2017, 13:44
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Новый фрагмент

Главная » Новые фрагменты » Сергей МИКАЭЛЯН

«Премия»
Режиссер Сергей Микаэлян. Сценарист Александр Гельман. «Ленфильм». 1974



Янковский - хороший, передовой парторг







1 ноября 1923 года родился режиссер этого фильма Сергей Микаэлян. Значит, ему  5 дней назад исполнилось 90 лет. 25 октября 1933 года родился сценарист этого фильма Александр Гельман. 80 лет. 5 ноября 1934 года родилась Кира Муратова. Наиболее бестактные из  читателей подсчитают, сколько ей вчера исполнилось.
Но при чем тут Муратова? Что общего между ней и Гельманом-Микаэляном, кроме того, что она родилась всего через год после Гельмана, а ее самый лучший фильм (советского, во всяком случае, периода) «Долгие проводы» был снят  в 1971-м, всего за 3 года до их самого знаменитого фильма? 
Во всех других мыслимых аспектах  эти картины совершенно не похожи.
В «Долгих проводах» никаких острых проблем не ставится, они всецело сосредоточены на взаимоотношениях матери и ее сына-подростка.  Даже при самом скрупулезном обыске карманов этого фильма, никаких фиг в них обнаружить невозможно. Маленький, камерный фильм, хотя художественно великий.
В фильме «Премия» проблемы поставлены острейшие. Он говорит о штурмовщине, этом биче советского производства, о показухе, о причинах дефицита и низкого качества советских изделий (в данном случае этими изделиями являются дома, что не суть важно, могли бы быть автомобили или туфли). Бригада строителей отказывается от премии, потому что знает, что не заслужила ее, так как их работа – халтура. Весь фильм, как «12 рассерженных мужчин», происходит в одной комнате. Рассерженные мужчины  - начстройстреста, замначстрой, прораб, парторг, профорг, экономист и прочие товарищи. Кто бы мог подумать, что фильм с такими персонажами, от одного перечисления которых клонит на сон, можно смотреть, как захватывающий детектив? (А рассержены они, потому что работяги, вместо того чтобы схватить грОши да разойтись по рабочим местам и объектам, а после рабочего дня хорошенько вмазать по такому случаю, начинают открывать хлебальники, да так, что аж небу жарко становится). 
Сейчас, когда Гельмана чествуют в связи с его юбилеем, он говорит в разных интервью, что фильм «Премия», а также спектакль «Протокол одного заседания» с тем же сюжетом,  поставленный в  Москве Ефремовым, а в Ленинграде Товстоноговым, помогли людям понять, в какой стране они жили и, возможно, в какой-то мере приблизили Перестройку. Он также рассказывает, с какими трудностями приходилось пробивать фильм и спектакли.
Гельман – человек серьезный, он, несомненно, говорит правду. В советском искусстве все сколько-нибудь острое проходило с трудом.
Но важна не история, а результат. Не как пробили, а чего добились. Создатели «Премии» и «Протокола» добились государственных премий, фильм стал победителем всесоюзного кинофестиваля и т.д. 
Фильм Муратовой жестоко изругали. Я сказал, что фильмы были сделаны с промежутком всего в три года. Да,  но вышли они с промежутком в 13 лет, потому что «Долгие проводы» были положены «на полку» и появились на экранах только в Перестройку, в 87-м году.
Странно, странно. Неужели за три года (1971-1974) советская власть стала настолько более терпимой к критике? (Повторю, впрочем: в «Долгих проводах» никакой критики советского руководства любых уровней вообще не было, не в пример «Премии»). Куда там. Постарев еще на три года, кремлевские геронты  если как-то могли измениться, то лишь в сторону еще большей аллергии на недовольные писки «vox populi» (гласа народного) 
Объяснение загадки кроется в одном слове, которое я употребил. Я сказал: «Премия» говорит о причинах таких-то, таких-то и таких-то недостатков. 
Александр Гельман был советским Артуром Хейли. Второй скрупулезно разбирал в своих бестселлерах причинно-следственные цепочки, приведшие к катастрофе или крупному срыву  в какой-нибудь сфере человеческой деятельности: аэропорта, отеля, автомобильного завода и т.д. Гельман так же логично, методично и скрупулезно анализировал причинно-следственные связи, которые имели результатом неполадки на советском производстве. Причем Гельман был не только похож, но и отличался существенно от Хэйли:  он был острее, злее, смелее американца и вскрывал не технолого-производственные, а психолого-социальные корни советских производственно-экономических злосчастий. (Впрочем, индивидуальная психология у Гельмана несущественна: человек в его произведениях – просто один из факторов в причинно-следственном раскладе).
Но так или иначе, он доискивался  причин. Цензоры относились к его опусам несколько настороженно, но, в принципе, творческий метод Гельмана советскую власть устраивал. Искать причины отдельных недостатков и недоработок – это хорошо, это правильно. Ведь наше замечательное общество еще не дожило до 80-го года, когда, по обещанию Хрущева, наступит коммунизм. Пока что у нас социализм – а это не до конца еще совершенный общественный строй, в нем есть кое-какие огрехи. Значит, надо их решительно вскрывать, почему же нет. 
Конечно, советский  художник в своем «вскрывании» должен знать меру. У Райкина была такая миниатюра. Бабушка покупает и покупает лампочки, а они всё перегорают. Она обращается к некоему начальнику с вопросом: в чем дело, почему такое безобразие? «Потому-то», - отвечает начальник. «А потому-то почему?» «Потому-то». «А это почему?» «Потому-то».  «А это почему?» «Бабушка!!»
Гельман, конечно,  был такой бабушкой, которая хорошо понимала, на каком «почему» следует остановиться. Потому-то его, при всей его остроте, можно было терпеть.
Но я хочу сказать  другое, хочу сказать больше. Гельман заблуждается, до сих пор считая себя  смелым критиком советской системы, пусть таким, который соблюдал разумную осторожность и  не лез на рожон. На самом-то деле, он был не критиком, а защитником, адвокатом этой системы, причем более эффективным и убедительным, чем какие-нибудь бесстыжие вруны и подхалимы.
Представим,  что Гельман написал сценарий о Чернобыле. Он четко показал бы нам: беда грянула из-за того, что 4-й энергоблок спешили сдать к дате, что некие карьеристы или трусы спешили отчитаться, причем они зажимали рот тем, кто предупреждал: авральные методы приведут к снижению качества работ, а мы же не баню строим! 
Класс. Все правильно. И все лажа, все неправильно. Несмотря на спешку, строили все-таки довольно хорошо:  при том качестве строительства, которое было, никакой катастрофы могло бы не случиться еще сто лет. 
А в чем же причина? Теперь-то мы знаем:  эксперимент по выработке электричества при постепенном выключении турбин бла-бла-бла. 
А почему стали проводить такой эксперимент?
Тут можно, как та бабушка, дальше искать некие конкретные причины. Но настоящая причина лежит вне мироздания по Гельману. Настоящая причина в том, что все ответственные люди, работавшие на станции, потеряли ответственность. Не потому, что пили, воровали цемент или были вообще бессовестными. Просто они перестали верить в законы физики. 
Советская страна жила как бы во сне. Все что-то делали, потому что надо же что-то делать, но никто не верил, что реальность такова, какова она есть, в результате их дел. Да, это похоже на сон, который мне не раз виделся: я вроде правлю автомобилем, а он себе летит, куда ему хочется. В разные ночи, зависимо от моего ментального и физического состояния, сон мог быть кошмарным (автомобиль мчится к пропасти) или жутковато-приятным (он поднимается ввысь и несет меня к звездам), – но в любом случае мой рулеж был только имитацией рулежа. Не то же ли самое  наблюдалось в «застойные 70-е»? Люди получали свои жалкие деревянные, но всё необходимое, и даже сверх того, имели. Ходил анекдот: «у советского человека две проблемы: где достать жратву и как похудеть».  Совсем молодые люди гоняли на собственных, пусть паршивых, автомобилях. Откуда? Родители  подарили? А у тех откуда деньги? Воровали? Вроде нет. Впрочем, понятие  воровства стало в тот период чем-то относительным (недаром вместо слова «воры» тех, кто  тащил с производства, называли мутным словом «несуны»: все  относительно, вот они и относили все, что плохо лежало, домой!) Все существовали в каком-то ватном тумане, вне связи с реальностью. Моя мама сорок лет была врачом, но к концу своей врачебной деятельности она, по-моему, уже не верила в существование микробов. Лечила больных, выписывала им лекарства и все такое, но в глубине души считала: кто должен выжить, тот все равно выживет, а кто не должен – никакие лекарства ему не помогут. Да что там в глубине души - она открыто признавалась  ближнему кругу,  что так считает. Мама не была фаталисткой – просто жила в удивительной стране СССР.  Котлеты отдельно, мухи отдельно. Что люди делают, как они работают – это одно, а как они живут – совершенно другое. После революции постепенно порвалась не только связь времен, но и связь причин и следствий. Дежурные на 4-м энергоблоке тыкали в какие-то кнопки, потому что надо было провести эксперимент. Они были уверены: как и куда ни тыкай, все будет ОК, энергоблок будет работать, как советская власть при любом бардаке будет продолжать существовать. Благополучно. Вечно. Почему? По кочану.
Адекватная модель описания поздней советской системы – театр абсурда. Гельман же создавал театр детерминизма. Вот разлагающаяся органическая ткань, легочная там или почечная. Орган надо удалить на фиг. Но Гельман возился в этом расползавшемся месиве: если вот этот нервик соединить как-нибудь с тем, а это сухожильице укрепить пластиковой леской, то все еще замечательно  может функционировать, человек будет как огурчик!
Сахаров говорил на съезде 89-го года: менять, менять надо поскорей экономику, все радикально переделывать, иначе вот-вот наступит пипец! Командиры производства, тертые калачи, слушали его и вертели пальцами у висков: вот, мол, старый идиот. Как можно все взять и поменять? Ну да, многое надо подкорректировать, кто спорит, но в целом, как дымили эти фабрики и заводы, так и будут еще век дымить. А этот старикашка заикающийся, он просто паникер. И вообще, что он смыслит в реалиях производства?
Эти матерые хрычи были реалистами. Сахаров в деталях шлакоблочного или чулочного производств, действительно, не волок.  Он был специалистом по распаду атомного ядра, – но концепты этой области физики зловеще адекватно описывали состояние стремительно распадавшейся советской системы.
Гельман своими математичными производственными  сюжетами а-ля Артур Хейли способствовал тому, чтобы туман в головах людей, которые еще были способны заблуждаться насчет советской власти, вместо того, чтобы развеиваться, держался или сгущался. Он неутомимо доказывал, что советские руководители действуют неправильно… ну, не совсем, не всегда правильно; из чего следовало,  что от этих руководителей что-то (по сути, всё!) зависит, и будь у советской власти другие, более молодые, умные, энергичные руководители, страна цвела бы и пахла. Тогда как на самом деле она могла уже только вонять. А руководителям было, если по большому счету, не столь уж важно, какие там недостатки Гельман находил: главное, что он держался той точки зрения, что они, советские руководители, ну пусть не они конкретно, так кто-то с другими именами, но все равно советские и партийные, необходимы,  без них все тут же расползется по швам.
Теперь можно перейти к «Долгим проводам». Советскую власть заело в этом безвинном фильме как раз то, что жизнь советских людей была представлена в нем как сфера сугубо интимная, к которой руководители ЦК КПСС  и низовых уровней не имеют абсолютно никакого касательства. Поскольку Муратова была чрезвычайно талантлива, она и самостийность человеческого бытия показала чрезвычайно выразительно и хорошо. И за это получила по голове.
Резонно сравнение с романом Фадеева «Молодая гвардия». В первой его версии краснодонцы действовали без руководства коммунистов: Фадеев именно хотел показать, что патриотизм, любовь к советской власти так уже укоренены в костном мозге родившихся при советской власти поколений, что, очутившись в изоляции от партийного руководства, молодежь «на автопилоте» делала все как надо. Это было художественное решение Фадеевым коммунистической темы. Но Сталину было плевать на художества: бэз партии нэльзя, бэз нее ни одын волосок (мосток; фрицок) нэ может упасть! И Фадеев переписал роман, вернул пожилых мудрых коммунистов в Краснодон. Пожертвовав какой-никакой художественностью, он избежал неприятностей и увидел свой роман в руках читателей. 
Те же претензии, в принципе, были к Муратовой: почему люди живут сами по себе, как раки-отшельники? Где их общественные мечты и идеалы? Где связь с коллективом? Нэма? Поскольку же никаких коммунистов в Одессу своего фильма Муратова вернуть не могла и не захотела бы, фильм ее был на долгие годы заточен в темницу.
Такие дела. Что же касается Гельмана, то я к нему лично ничего не имею, тем более что он родился недалеко от моих дорогих  Черновиц, в молдавском городке Дондюшаны, и даже окончил один из черновицких техникумов (кажется, текстильный; или, может быть, индустриальный. Вот откуда  его «хэйлиевские» технократические тенденции пошли!) Несмотря на свое стойкое заблуждение в оценке собственной роли в крушении СССР, Гельман хороший, умный человек. В последние годы он перешел с производственной драматургии на поэзию, выпустил сборник «Костыли и крылья», медитативные такие стихи, о смерти в основном. Но я желаю Александру Исааковичу еще многих лет жизни.          
                         


Александр Гельман





Сергей Микаэлян








Уважаемые посетители сайта!
Чтобы оставить комментарий (вместо того, чтобы тщетно пытаться это сделать немедленно по прочтении текста: тщетно, потому что, пока вы читаете, проклятый "антироботный" код успевает устареть), надо закрыть страницу с текстом, т.е. выйти на главную страницу, а затем опять вернуться на страницу с текстом (или нажать F5).
Тогда комментарий поставится! Надеюсь, что после этого разъяснения у меня, автора, наконец-то установится с вами, читателями, обратная связь – писать без нее мне тоскливо.  
С.Бакис 
Категория: Сергей МИКАЭЛЯН | Добавил: ovechka (05.11.2013) | Автор: С. Бакис
Просмотров: 630 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: