Фрагменты

Список режиссеров

Эдуард АБАЛОВ [1]
Вадим АБДРАШИТОВ [1]
Серж АВЕДИКЯН, Елена ФЕТИСОВА [1]
Илья АВЕРБАХ [3]
Илья АВЕРБУХ [1]
Леонид АГРАНОВИЧ [1]
Ювал АДЛЕР [1]
Габриэль АКСЕЛЬ [1]
Галина АКСЕНОВА [1]
Михаил АЛДАШИН [1]
Григорий АЛЕКСАНДРОВ [3]
Вуди АЛЛЕН [3]
Александр АЛОВ, Владимир НАУМОВ [1]
Виктор АМАЛЬРИК [1]
Леонид АМАЛЬРИК [1]
Вес АНДЕРСОН [1]
Пол Томас АНДЕРСОН [1]
Рой АНДЕРСОН [1]
Анотолий АНОНИМОВ [1]
Микеланджело АНТОНИОНИ [1]
Семен АРАНОВИЧ [1]
Виктор АРИСТОВ, Юрий МАМИН [1]
Динара АСАНОВА [1]
Павел АРСЕНОВ [1]
Александр АСКОЛЬДОВ [1]
Олег БАБИЦКИЙ, Юрий ГОЛЬДИН [1]
Петер фон БАГ [1]
Бакур БАКУРАДЗЕ [1]
Алексей БАЛАБАНОВ [3]
Гарри БАРДИН [1]
Борис БАРНЕТ [2]
Джой БАТЧЕЛОР [0]
Марк БАУДЕР [1]
Жак БЕККЕР [1]
Леонид БЕЛОЗОРОВИЧ [1]
Марко БЕЛОККЬО [1]
Ингмар БЕРГМАН [4]
Клэр БИВЕН [1]
Дон БЛАТТ, Гэри ГОЛДМАН [1]
Уэйн БЛЭР [1]
Питер БОГДАНОВИЧ [1]
Денни БОЙЛ [1]
Сергей БОНДАРЧУК [1]
Федор БОНДАРЧУК [0]
Ахим фон БОРРИС [1]
Владимир БОРТКО [2]
Михаил БРАШИНСКИЙ [1]
Вячеслав БРОВКИН [1]
Константин БРОНЗИТ [1]
Мел БРУКС [1]
Леонид БУРЛАКА [1]
Рама БУРШТЕЙН [1]
Петр БУСЛОВ [1]
Юрий БЫКОВ [2]
Оксана БЫЧКОВА [1]
Анджей ВАЙДА [2]
Владимир ВАЙНШТОК [1]
Жан-Марк ВАЛЛЕ [1]
Георгий ВАСИЛЬЕВ, Сергей ВАСИЛЬЕВ [1]
Франсис ВЕБЕР [1]
Александр ВЕЛЕДИНСКИЙ [1]
Владимир ВЕНГЕРОВ [2]
Жан ВИГО [1]
Валентин ВИНОГРАДОВ [2]
Вацлав ВОРЛИЧЕК [1]
Леонид ГАЙДАЙ [1]
Николаус ГАЙРХАЛТЕР [1]
Лиз ГАРБУЗ [1]
Виктор ГЕОРГИЕВ [1]
Саша ГЕРВАЗИ [1]
Сергей ГЕРАСИМОВ [1]
Алексей ГЕРМАН [5]
Алексей ГОЛУБЕВ [1]
Станислав ГОВОРУХИН [1]
Арнон ГОЛЬФИНГЕР [1]
Мишель ГОНДРИ [1]
В. ГОНЧАРОВ [1]
Арсений ГОНЧУКОВ [1]
Александр ГОРДОН [1]
Сантьяго ГРАССО [1]
Ольга ГРЕКОВА [1]
Ян ГРЖЕБЕЙК [1]
Юрий и Ренита ГРИГОРЬЕВЫ [1]
В.С. Ван Дайк [1]
Георгий ДАНЕЛИЯ [3]
Фрэнк ДАРАБОНТ [1]
Владимир ДЕГТЯРЕВ [1]
Михаил ДЕГТЯРЬ [1]
Уолт ДИСНЕЙ [1]
Джим ДЖАРМУШ [1]
Нури Бильге ДЖЕЙЛАН [1]
Дюк ДЖОНСОН [0]
Валерио ДЗУРЛИНИ [1]
Александр ДОВЖЕНКО [2]
Ксавье ДОЛАН [1]
Стивен ДОЛДРИ [1]
Семен ДОЛИДЗЕ Леван ХОТИВАРИ [1]
Олег ДОРМАН [1]
Николай ДОСТАЛЬ [2]
Борис ДРАТВА [1]
Карл Теодор ДРЕЙЕР [1]
Владимир ДЬЯЧЕНКО [1]
Иван ДЫХОВИЧНЫЙ [2]
Олег ЕФРЕМОВ [1]
Витаутас ЖАЛАКЯВИЧУС [1]
Франсуа ЖИРАР [1]
Эдуард ЖОЛНИН [1]
Ульрих ЗАЙДЛЬ [1]
Марк ЗАХАРОВ [3]
Андрей ЗВЯГИНЦЕВ [2]
Вячеслав ЗЛАТОПОЛЬСКИЙ [1]
Мария ЗМАЖ-КОЧАНОВИЧ [1]
Александр ИВАНКИН [2]
Александр ИВАНОВ [1]
Виктор ИВЧЕНКО [1]
Алехандро ИНЬЯРРИТУ [2]
Отар ИОСЕЛИАНИ [3]
Клинт ИСТВУД [1]
Элиа КАЗАН [1]
Ежи КАВАЛЕРОВИЧ [1]
Филипп КАДЕЛЬБАХ [1]
Александр КАЙДАНОВСКИЙ [2]
Геннадий Казанский, Владимир Чеботарев [1]
Михаил КАЛАТОЗОВ [3]
Михаил КАЛИК [1]
Фрэнк КАПРА [1]
Борис КАРАДЖЕВ [1]
Владимир КАРА-МУРЗА (мл.) [1]
Аки КАУРИСМЯКИ [1]
Арик КАПЛУН [1]
Евгений КАРЕЛОВ [1]
Кунио КАТО [1]
Чарли КАУФМАН [1]
Ираклий КВИРИКАДЗЕ [1]
Саймон КЕРТИС [1]
Ян КИДАВА-БЛОНЬСКИЙ [1]
Джек КЛЕЙТОН [1]
Элем КЛИМОВ [2]
Павел КЛУШАНЦЕВ [1]
Гвидо КНОПП, Урсула НЕЛЛЕСЗЕН [1]
Олег КОВАЛОВ [2]
Павел КОГАН [1]
Леван КОГУАШВИЛИ [1]
Михаил КОЗАКОВ [1]
Григорий КОЗИНЦЕВ [1]
Александр КОТТ [1]
Летиция КОЛОМБАНИ [1]
Андрей КОНЧАЛОВСКИЙ [4]
София КОППОЛА [1]
Юрий КОРОТКОВ [1]
Надежда КОШЕВЕРОВА, Михаил ШАПИРО [1]
Николай КОШЕЛЕВ [1]
Итан и Джоэл КОЭН [1]
Джоэл КОЭН [1]
Денис КРАСИЛЬНИКОВ [1]
Стенли КРАМЕР [1]
Вячеслав КРИШТОФОВИЧ [1]
Жора КРЫЖОВНИКОВ [2]
Джордж КЬЮКОР [1]
Альфонсо КУАРОН [1]
Джонас КУАРОН [1]
Рауф КУБАЕВ [1]
Акира КУРОСАВА [1]
Йоргос ЛАНТИМОС [1]
Клод ЛАНЦМАН [1]
Николай ЛЕБЕДЕВ [3]
Шон ЛЕВИ [1]
Барри ЛЕВИНСОН [1]
Патрис ЛЕКОНТ [1]
Роман ЛИБЕРОВ [1]
Тобиас ЛИНДХОЛЬМ [1]
Ричард ЛИНКЛЕЙТЕР [1]
Николай ЛИТУС, Алексей МИШУРИН [1]
Сергей ЛОБАН [1]
Сергей ЛОЗНИЦА [3]
Иван ЛУКИНСКИЙ [1]
Павел ЛУНГИН [1]
Ричард Дж. ЛЬЮИС [1]
Юрий ЛЮБИМОВ [1]
Сидни ЛЮМЕТ [1]
Альберт МАЙЗЕЛС [1]
Льюис МАЙЛСТОУН [1]
Том МАККАРТИ [1]
Адам МАККЕЙ [1]
Стив МАККУИН [2]
Норман З. МАКЛЕОД [1]
Виталий МАНСКИЙ [1]
Александр МАЧЕРЕТ [1]
Андрей МАЛЮКОВ [1]
Генрих МАЛЯН [1]
Джозеф Л. МАНКЕВИЧ [1]
Делберт МАНН [1]
Юлия МЕЛАМЕД [1]
Тамаз МЕЛИАВА [1]
Виталий МЕЛЬНИКОВ [3]
Марта МЕСАРОШ [1]
Майя МЕРКЕЛЬ [1]
Наталья МЕЩАНИНОВА [1]
Алексей МИЗГИРЕВ [1]
Сергей МИКАЭЛЯН [1]
Марина МИГУНОВА [1]
Феликс МИРОНЕР, Марлен ХУЦИЕВ [1]
Джордж МИЛЛЕР [1]
Клод МИЛЛЕР [1]
Александр МИТТА [2]
Никита МИХАЛКОВ [6]
Сергей МИХАЛКОВ [1]
Борис МОРГУНОВ [1]
Петр МОСТОВОЙ [1]
Владимир МОТЫЛЬ [1]
Кристиан МУНДЖИУ [3]
Кира МУРАТОВА [4]
Джон МЭДДЕН [1]
Хорациу МЭЛЭЕЛЭ [1]
Дэвид МЭМЕТ [1]
Анджей МУНК [1]
Бабак НАДЖАФИ [1]
Георгий НАТАНСОН [1]
Ева НЕЙМАН [1]
Ласло НЕМЕШ [1]
Сергей НЕСТЕРОВ [1]
Ангелина НИКОНОВА [1]
Григорий НИКУЛИН [1]
Ясмин НОВАК [1]
Филлип НОЙС [1]
Юрий НОРШТЕЙН [1]
Алексей НУЖНЫЙ [1]
Пол НЬЮМАН [1]
Фредерик ОБУРТЕН [1]
Валерий ОГОРОДНИКОВ [1]
Юрий ОЗЕРОВ [2]
Лиза ОЛИН [1]
Эрманно ОЛЬМИ [1]
Илья ОЛЬШВАНГЕР [1]
Алексей ОСТРОУМОВ [1]
Леонид ОСЫКА [1]
Павел ПАВЛИКОВСКИЙ [1]
Жиль ПАКЕ-БРЕННЕР [1]
Алан ПАКУЛА [1]
Марсель ПАЛИЕРО [1]
Арно де ПАЛЬЕР [1]
Глеб ПАНФИЛОВ [1]
Сергей ПАРАДЖАНОВ [1]
Майкл ПАУЭЛЛ [1]
Александр ПЕЙН [1]
Артавазд ПЕЛЕШЯН [1]
Владимир ПЕТРОВ [1]
Кристиан ПЕТЦОЛЬД [1]
Константин ПИПИНАШВИЛИ [1]
Лора ПОЙТРАС [1]
Владимир ПОЛКОВНИКОВ [1]
Алексей ПОПОГРЕБСКИЙ, Борис ХЛЕБНИКОВ [1]
Иосиф ПОСЕЛЬСКИЙ, Владимир ЕРОФЕЕВ, Ирина СЕТКИНА [1]
Поэзия в кино [1]
Стивен ПРЕССМАН [1]
Александр ПРОШКИН [2]
Андрей ПРОШКИН [2]
Альгимантас ПУЙПА [1]
Дэвид ПУЛБРУК [1]
Кристи ПУЮ [1]
Луис ПЬЕДРАИТА, Родриго СОПЕНЬЯ [1]
Иван ПЫРЬЕВ [1]
Александра РАХМИЛЕВИЧ [1]
Ален РЕНЕ [1]
Жан РЕНУАР [1]
Оскар РЁЛЛЕР [1]
Франсуа-Луи РИБАДО [1]
Кэрол РИД [1]
Артуро РИПШТЕЙН [1]
Лоренс РИС [1]
Джулио РИЧЧИАРЕЛЛИ [1]
Марк РОБСОН [1]
Стюарт РОЗЕНБЕРГ [1]
Эрик РОМЕР [1]
Михаил РОММ [7]
Абрам РООМ [1]
Слава РOCC [1]
Александр РОУ [2]
Григорий РОШАЛЬ [1]
Лев РОШАЛЬ [1]
Алина РУДНИЦКАЯ [1]
Ирвинг РЭППЕР [1]
Эльдар РЯЗАНОВ [3]
Иштван САБО [1]
Нигина САЙФУЛЛАЕВА [1]
Шэйн САЛЕРНО [1]
Александр СЕРЫЙ [1]
Михаил СЕГАЛ [1]
Василий СИГАРЕВ [1]
Витторио Де СИКА [1]
Евгений СИМОНОВ [1]
Кейн СИНИС [1]
Рамеш СИППИ [1]
Аркадий СИРЕНКО [1]
Мартин СКОРСЕЗЕ [2]
Ридли СКОТТ [2]
Мирослав СЛАБОШПИЦКИЙ [1]
Владимир СИНЕЛЬНИКОВ [1]
Вениамин СМЕХОВ [1]
Авдотья СМИРНОВА [2]
Андрей СМИРНОВ [2]
Сергей СНЕЖКИН [1]
Александра СНЕЖКО-БЛОЦКАЯ [0]
Феликс СОБОЛЕВ [1]
Александр СОКУРОВ [3]
Сергей СОЛОВЬЕВ [2]
Карел СТЕКЛЫ [1]
Андрей СТЕМПКОВСКИЙ [1]
Светлана СТРЕЛЬНИКОВА [1]
Стивен СПИЛБЕРГ [2]
Александр СУРИН [1]
Сергей ТАРАМАЕВ, Любовь ЛЬВОВА [1]
Андрей ТАРКОВСКИЙ [6]
Жак ТАТИ [1]
Евгений ТАШКОВ [1]
Иван ТВЕРДОВСКИЙ [3]
Виктор ТИХОМИРОВ [1]
Валерий ТОДОРОВСКИЙ [1]
Петр ТОДОРОВСКИЙ [1]
Виктор ТРЕГУБОВИЧ [3]
Ларс фон ТРИЕР [1]
Томаш ТОТ [1]
Маргарет фон ТРОТТА [1]
Семен ТУМАНОВ [1]
Франсуа ТРЮФФО [1]
Кристоф ТЮРПЕН [1]
Уильям УАЙЛЕР [1]
Билли УАЙЛЬДЕР [1]
Олег УЖИНОВ [1]
Андрей УЖИЦА [1]
Сергей УРСУЛЯК [5]
Александр УСТЮГОВ [1]
Люси УОЛКЕР, Карен ХАРЛИ, Жуан ЖАРДИМ [1]
Золтан ФАБРИ [2]
Алексей ФЕДОРЧЕНКО [2]
Федерико ФЕЛЛИНИ [6]
Олег ФЛЯНГОЛЬЦ [1]
Брайан ФОГЕЛЬ [1]
Стивен ФРИРЗ [1]
Борис ФРУМИН [1]
Илья ФРЭЗ [1]
Кэри ФУКУНАГА [1]
Питер ХАЙАМС [1]
Мишель ХАЗАНАВИЧУС [1]
Джон ХАЛАС [1]
Рустам ХАМДАМОВ [2]
Михаэль ХАНЕКЕ [1]
Энтони ХАРВИ [1]
Иосиф ХЕЙФИЦ [2]
Яэл ХЕРСОНСКИ [1]
Альфред ХИЧКОК [3]
Борис ХЛЕБНИКОВ [2]
Тадеуш ХМЕЛЕВСКИЙ [1]
Юзеф ХМЕЛЬНИЦКИЙ [1]
Агнешка ХОЛЛАНД [1]
Ноам ХОМСКИЙ [1]
Владимир ХОТИНЕНКО [2]
Курт ХОФФМАН [1]
Илья ХРЖАНОВСКИЙ [1]
Константин ХУДЯКОВ [1]
Марлен ХУЦИЕВ [6]
Эдвард ЦВИК [1]
Михаил ЦЕХАНОВСКИЙ [1]
Фред ЦИННЕМАНН [1]
Чарли ЧАПЛИН [4]
Владимир ЧЕБОТАРЕВ [1]
«ЧЕЛОВЕК ИЗ ТЕЛЕВИЗОРА» телепрограмма [0]
Клод ШАБРОЛЬ [1]
Алексей ШАПАРЕВ [1]
Тофик ШАХВЕРДИЕВ [1]
Карен ШАХНАЗАРОВ [4]
Адольф ШАПИРО [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР, Софья МИЛЬКИНА [1]
Александр ШЕЙН [1]
Эльдар ШЕНГЕЛАЯ [1]
Лариса ШЕПИТЬКО [2]
Надав ШИРМАН [1]
Евгений ШИФФЕРС [1]
Фолькер ШЛЕНДОРФ [1]
Евгений ШНЕЙДЕР [1]
Том ШОВАЛ [1]
Геннадий ШПАЛИКОВ [1]
Василий ШУКШИН [2]
Ариэль ШУЛЬМАН Генри ДЖОСТ [1]
Соломон ШУСТЕР [1]
А. С. ЭЙЗЕНШТАРК [1]
Сергей ЭЙЗЕНШТЕЙН [2]
Анатолий ЭЙРАМДЖАН [1]
Виктор ЭЙСЫМОНТ [1]
Ронит и Шломи ЭЛЬКАБЕЦ [1]
Резо ЭСАДЗЕ [2]
Франциско ЭСКОБАР [1]
Рубен ЭСТЛУНД [1]
Анатолий ЭФРОС [2]
Андрей ЭШПАЙ [1]
Константин ЮДИН [1]
Сергей ЮТКЕВИЧ [1]
Роберт В. ЯНГ [1]
Борис ЯШИН [1]
Разное [71]
Allen COULTER [1]
Tim Van PATTEN [1]
John PATTERSON [1]
Alan TAYLOR [1]

Теги

Ленфильм Ахеджакова Никулин Иоселиани грузия Герман Болтнев Миронов Вайда Польша Цибульский Ильенко Миколайчук Параджанов Шпаликов Гулая Лавров Адомайтис Банионис Жалакявичус Литовская кст Румыния россия Мизгирев Негода Олялин Эсадзе Ладынина Пырьев Одесская кст Савинова Ташков Аранович кст Горького Эйсымонт Бортко Евстигнеев Карцев Япония Куросава кст Довженко Литус Мишурин Румянцева Шифферс Любшин Шустер Мунджиу Мосфильм Хуциев Мэлэелэ Бакланов То Экран италия Феллини Мазина Комиссаржевский Бергман Швеция Кошеверова Шапиро Ольшвангер Смоктуновский Володин Климов Митта Калатозов Куба Урусевский немое кино Доронина Натансон Захаров Шварц Данелия Герасимов кст им.Горького Като мультипликация 1939 Мачерет Олеша 1935 Роом СССР Александров 1938 1956 Рязанов 1974 Кончаловский 2007 Михалков 1960 1980 Венгрия Месарош 1967 Аскольдов к/ст Горького 1934 Тарковский Виго Франция Грузия-фильм 1970 2006 анимация Ужинов 1984 Шенгелая США Чаплин Солярис 1961 Ольми Динара Асанова Жена ушла Добро пожаловать Элем Климов Балабанов Кочегар ЛЮБИМОВ вифлеем израиль фильм Ювап Адлер

***



Авторский проект Святослава БАКИСА

Сайт инициировал
и поддерживает
Иосиф Зисельс

Разработка сайта
Галина Хараз

Администратор сайта
Елена Заславская

Социальные сети

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Пятница, 18.08.2017, 22:05
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Новый фрагмент

Главная » Новые фрагменты » Сергей УРСУЛЯК

"Тихий Дон"

Телесериал. Режиссер Сергей Урсуляк. Сценарий Алексея Зернова и Ильи Тилькина при участии Сергея Урсуляка. По роману Михаила Шолохова. 2015

На моем сайте есть статистика: можно узнавать, сколько человек посещают ежедневно. Средняя посещаемость скромная, человек 75. Но последние две недели средняя посещаемость - 300 человек.  А один день было - 1000! Я установил, чем объясняется такой всплеск: люди читают мой текст двухлетней давности о будущем "Тихом Доне" Урсуляка. Почему же они его читают, неужели больше негде прочитать о фильме, причем уже осуществленном, а не о моих предположениях? А вот представьте себе, негде. В сети можно отыскать сотни отзывов "простых зрителей", но профессиональные кинокритики почему-то молчат.  Мне кажется, я понимаю, почему они молчат. Мне тоже не хочется писать о "Тихом Доне" Урсуляка. Почему же мне не хочется? Потому что это настолько плохой фильм, что о нем не стоит писать?  Да нет, дело несколько сложнее.  Сейчас объясню. Постараюсь объяснить.
Я никогда не смотрел индийские мелодрамы и советские телесериалы-мелодрамы "из народной жизни" типа "Вечного зова" или "Тени исчезают в полдень" режиссеров Ускова и Краснопольского. Я презирал такое кино. И вот я стал смотреть  "Тихий Дон" Урсуляка. Оказалось, это чистая мелодрама из народной жизни. И оказалось, что мне очень нравится это смотреть. Несколько раз я прослезился, честное слово. Ничто человеческое, как выяснилось, мне не чуждо. Наверное, если бы я 40 лет назад не побрезговал "Тенями", то так же плакал бы. Или не плакал бы только потому, что был моложе и жестокосердее. Или потому, что "Тихий Дон" Урсуляка - мелодрама классом выше советских мелодрам Ускова и Краснопольского. Но я не уверен, что выше: Усков и Краснопольский были хорошими, умелыми режиссерами.
И вот я  смотрел, и слезы капали. И я сердился на себя за то, что они капают. Потому что я все равно презираю телевизионные мелодрамы. И потому что сквозь слезы свои стариковские я все равно видел, что этот фильм имеет очень слабое отношение к Шолохову. Но бог с ним, с Шолоховым. Почему фильм непременно должен иметь к нему отношение? В титрах ведь указано: "по мотивам". И чего мне так убиваться за Шолохова, он не герой моего романа, а эпопея "Тихий Дон" - не роман моего героя. 
Да, но кроме того, что фильм не совсем "по Шолохову", я видел и что-то более существенное: что в нем много чисто внутренних неувязок, натяжек, какой-то психологической неправды. Допустим, непонятно, почему Аксинья изменила Григорию с Листницким.  Эта молодая женщина с чистым, честным лицом Полины Чернышовой не могла изменить, она могла бы обойтись без секса несколько лет, как без него обходились честные русские солдатки во время Великой отечественной войны. 
Я только что назвал это "внутренней неувязкой", но, на самом деле, она не совсем "внутренняя", т.е. она тоже результат расхождения с Шолоховым. Красота Аксиньи согласно роману - "губительная огневая красота", и это баба, в которой всего намешано - тут и русская бабья верность, и русская бабья бесовщина. Урсуляк следует сюжету Шолохова, но сам он спокойный, не бесноватый человек, вот и выбрал на Аксинью спокойную, не бесноватую исполнительницу. В одном интервью по ТВ Полина Чернышова, немного покраснев, призналась: "Я должна была сыграть  многое, чего у меня самой в жизни еще не было: бурную страсть, беременность, измену. Это было очень трудно. Но Сергей Владимирович..." Нет, никакой Сергей Владимирович не поможет девственнице правдиво сыграть блуд во взоре.  В результате получается, что роман Шолохова - это правая лыжа, а фильм Урсуляка - левая, и они разъезжаются в разные стороны, как будто лыжник выпил.
Я это замечал, отмечал, но все равно мне нравилось, все равно я плакал. И это правильно, таково действие мелодрамы. Она должна быть внутренне неправдива, лжива. Потому что мелодрама всегда строится по вечным формулам жизни. Мать всегда  любит сына. Сын делает много глупостей, дерзит отцу, хлопнув дверью, уходит навсегда, но в конце концов возвращается, и отец его прощает. Так устроен мир. Пенелопа остается верной Одиссею много лет, потому что жены верны: так устроен мир. А какая-то другая Пенелопа, или не Пенелопа, а Крутожопа, изменяет своему Одиссею, потому что женщины первородно слабы на передок: так тоже устроен мир. Вы видите: формулы мелодрамы - не шутка, они взяты из Библии, из мифологии. Притом мелодрама лжива намеренно, ее неувязки жанрово необходимы. Допустим, мы видим, что, если по фактам сюжета идти, то отец мудак, и в конфликте с сыном он неправ. Или мы видим: такая Аксинья, как Чернышова, не должна изменять. Но она изменяет вопреки себе, чтобы формула жизни восторжествовала над жизненной конкретикой. Чем фальшивее мелодрама, тем она трогательнее и тем крепче зрители убеждаются: формулы бытия неотменимы: отец, мудак он или не мудак, всегда мудр, женщина всегда шлюха или всегда святая, в зависимости от формулы, по которой устроена та или иная мелодрама.  Так что все правильно, и я не зря плакал.
Но нет, все-таки не все правильно. Телесериал "Тихий Дон" - не совсем правильная, честная мелодрама. Честная должна, как часы, раскручиваться внутренней механической логикой сюжета (мелодрама всегда четко, механично сюжетна). Урсуляк обстругал Шолохова до мелодрамного костяка, и все же исходно "Тихий Дон" - не мелодрама, а эпос. В эпосе могут быть моменты мелодрамы, но они не торчат, растворены в океане бытийности. Сериал Урсуляка устроен так: в каждом эпизоде происходит что-то важное, сколько кружочков-эпизодов, столько больших или маленьких сюжетных катаклизмов. Мостиков между кружочками - т.е. эпизодиков как бы ни о чем, а на самом деле очень даже "о чем":  они должны воплощать медленный и неуклонный, как течение Дона-батюшки, эпический ход жизни,- таких мостиков в сериале почти нет. Но загвоздка в том, что все-таки сериал сидит на эпической матрице, и что-то между этими мелодрамными кружочками не клеится.  Не беда: в качестве клея Урсуляк использовал свой излюбленный, давно опробованный прием: он склеивает кружочки музыкой. И если вы хотите сосчитать, сколько в фильме нестыковок, сосчитайте, сколько раз звучит в нем красивая музыка Ю.Красавина. Она звучит практически весь фильм, сто раз, наверное! (Ну ладно, будем справедливы: раз тридцать она звучит не для склейки, а когда она  действительно нужна - в моменты истинно патетические. Но у Урсуляка получается, что все моменты патетические. 100-30=70. Это много, это чересчур. Даже странно, как Урсуляк, такой умный режиссер, не чувствует, что трагическая музыка, постоянно накладываемая на трагическое же содержание, или лирическая на лирическое - это масло масляное, и суровая, жесткая лаконичность в духе Бабеля или самого Шолохова ударяла бы куда сильней? Нет, он, конечно, это чувствует, но больно уж хочет всегда играть наверняка... принимая зрителя за дурака... а себя между тем выставляя за поднаторевшего в манипуляции зрительскими эмоциями режиссера-старика). 
Но ладно, ладно. Все равно Урсуляк профессиональный, душевный, добросовестный режиссер, он сделал хорошую, крепкую мелодраму. Сколько труда, сколько возни с лошадьми. Я раз десять плакал над горькой, странной судьбой непутевого казачины и вообще над горькой участью человека, которого Бог осчастливит и накажет чуткой душой и большой любовью (наверное, поэтому сериал Урсуляка заставил меня вспомнить "Тени забытых предков", великий фильм Параджанова). У Гришки - Евгения Ткачука дикий конский глаз, такого не подделаешь, вообще все артисты играют хорошо, Маковецкий замечательный. Правда, он играет скорее смешного деда Щукаря, чем крутого сучковато-хрычевато-кряжистого Пантелея Прокофьевича; когда, проведав, что Гришка связался с замужней бабой, он гоняется за ним с хворостиной,  это похоже на сцену из оперетты "Свадьба в Малиновке", хотя, если по-настоящему, старик не на шутку готов в этот момент замочить сына, навлекшего на род Мелеховых позор. Артист Александр Горбатов играет Степана, мужа Аксиньи, тоже хорошо, хотя он по воле режиссера возвращается в станицу из германского плена, вырядившись фон-бароном, как шут гороховый. Но все это, в конце концов, мелочи, не хочется из-за них к Урсуляку придираться.
Мне не хочется, и другим критикам, видно, не хочется. Вот поэтому и нет рецензий на сериал "Тихий Дон". 
И не стал бы я "придираться", если бы фальшь этого фильма была только правильной, добротной, ну пусть местами с издержками, фальшью мелодрамы. Но в "Тихом Доне" Урсуляка есть другая фальшь, которую жанром мелодрамы не объяснить и с которой трудно примириться. 
Эта фальшь сквозит от начала до конца, но для краткости я скажу только о двух заключительных сериях, где она становится кричащей и невыносимой.
Не может убийца Петра Мелехова Мишка Кошевой свататься к его сестре Дуняше. Не может мать Петра принимать Мишку в своей избе и говорить ему: "Ешь. Вон отошшал совсем". Не может Гришка сидеть с убивцей брата за одним столом.
"Да бог с тобой, - удивится читатель. - Что ты такое несешь? Ведь Урсуляк не из пальца это замирение высосал, он взял его из романа". Да. Но что было возможно и правдоподобно в мире "Тихого Дона" Шолохова, невозможно, неправдоподобно в мире "Тихого Дона" Урсуляка . Роман трагичен, причем повествует о трагедии такого рода, каких еще не бывало в человеческой истории.  Да, не бывало - ибо эксперимент, который провели большевики над Россией, уникален. Монтекки и Капулетти замиряются во имя своих детей, которые любили друг друга пуще жизни. Во имя чего мать Петра замиряется с Мишкой Кошевым, который возненавидел ее сына пуще смерти? Непримиримая, жгучая ненависть друг к другу казаков, оказавшихся в 1917 году и далее по разные стороны гигантской тектонической трещины, - эта ненависть в финале романа Шолохова не примиряется, а приминается. Бывшие добрые соседи убивали друг друга, как безумные, а теперь убийцы женятся на сестрах убитых, и это продолжение безумия. Так в финале "Идиота" Достоевского князь Мышкин спокойно разговаривает с зарезавшим Настасью Филипповну Рогожиным, а из-за ширмочки выглядывают ее застывшие ноги. Это не трагический катарсис, а пик безумия этого безумного, неистового романа - дальше последует психологический коллапс Мышкина и его последнее безумие навсегда. Или представим (боже упаси стать свидетелем такого наяву):  в бараке Аушвица, за день до душегубки, два вечных злых соперника по очереди совокупляются с их возлюбленной. Это замирение? Точно так же нет и быть не может вменяемого замирения Василисы Ильиничны с Мишкой Кошевым: матери с убийцами детей не замиряются! А если такое случается, то лишь  в безумном мире с обезумевшими людьми. И еще мать Гришки и он сам замиряются с Кошевым, потому что нет другого выхода. Красные сильней, а жить-то надо. Вот и приходится примять свою ненависть. (Но примята только ненависть побежденных - победители еще будут долго, беспощадно мстить).
Тут надо кое-что подчеркнуть. Шолохов не кривил душой, когда в финале 4-й части романа представил примирение-замирение как трагический, но необходимый катарсис всех предшествовавших ужасов и свирепостей: во времена, когда он писал роман, еще могло вериться, что настал конец, что теперь шрамы начнут рубцеваться, что кровавый каток прошел по живому ради "светлого будущего". Ладно, мол, помахали малость сабельками, и будя. Есть время разбрасывать камни, есть время собирать. Есть время кровушку лить, есть время годить (что значит по-казацки "ладить", "мириться"). Шолохов не мог предугадать, как Сталин еще повытопчет Дон, не мог предугадать коллективизации и того, что его собственную душу (если, конечно, это он написал "Тихий Дон") так помнут да повытопчут, что он предстанет в "Поднятой целине" апологетом полной и окончательной расправы большевиков над его родимыми казачками.
Шолохов - еще не знал про все про это. Но Урсуляк-то знает. У него-то есть преимущество ретроспективного взгляда. Но он отказывается от своего преимущества, как и от личностного суждения об истории послеоктябрьской России. В своих интервью Урсуляк постоянно объясняет, что, приступая к экранизации, сразу же решительно отказался от "идеологизированного" подхода к первоисточнику. "Для меня, - говорит он, -  это прежде всего история о любви. И еще это история о том, как политические распри довели счастливо, дружно живших людей до взаимоистребления". (Я не цитирую, но передаю смысл того, что говорит Урсуляк, достаточно точно). Так значит, распри все-таки были политическими? Но раз они довели до таких ужасов, Урсуляк не хочет слишком подробно на них останавливаться, ну ее, эту политику. "Тихий Дон" - спокойный, вяловатый, живописный, несколько слащавый фильм без всяких признаков свирепости и сумасшедшинки. Урсуляк слишком здоровый, уравновешенный и добродушный человек, чтобы сумасшедшинку-свирепость допускать. Даже самые страшные эпизоды романа, включения которых в фильм Урсуляк все-таки не смог избежать, выглядят скорее живописно, чем жутко. Замирение лютых врагов выглядит у него как очередная слащавость. И снова все зализывается лаком музыкального лейтмотива. Но на этот раз номер не проходит. Красиво заливать музыкой кроваво копошащуюся прорву братоубийственной войны - это уже невыносимо, это называется "передать кутье меда". К тому же прием слишком прост и универсален. Так Урсуляк и "Войну и мир", и "Гамлета", и "Короля Лира", и  саму Библию может экранизировать. Над тысячью бед, трагедий и мировых смут - красивая горько-раздумчивая мелодия.
А что, вообразим: сериал "Библия", сезон 1-й: "Ветхий завет". Режиссер Сергей Урсуляк. Кадр 43, дубль 2. В кадре: Авель лежит. Каин методично производит контрольные удары мотыгой по его темечку. Монтажно: поодаль их мать Ева под смоковницей. Рвет на себе волосы, кричит: "Ой, вэй, азохэнвэй! Перестаньте уже драться, петухи!" Из-за кадра: скорбная древнееврейская мелодия для шофара и струнных. Панорама в небо. Монтажно: все трое, взятые с подоблачной высоты. Класс!
Музыка в "Тихом Доне" похожа на это  бессильное, бесполезное и по сути равнодушное "азохэнвэй". Она инструмент снятия остроты исторического конфликта и его деидеологизации. 
По такой методике Урсуляк  "Войну и мир", "Гамлета", "Лира", Библию - да, может экранизировать. Но кто-то авторитетный должен наконец убедить его, что делать музыкальные мелодрамы на актуальном, еще кровоточащем материале нельзя, в этом есть некая моральная тупость. А шолоховский роман еще как кровоточит. Я сказал, что вражда непримиримых врагов в "Тихом Доне" не  замиряется, а заминается: так продавщица заминает сверху бумажный кулек. При советской власти, которая всегда была более или менее репрессивной, кулек оставался закрытым. Но вот давление сверху ослабло, замятые уголки расправились и затопорщились, кулек открылся, и из него полезла все та же давняя, непримиренная ненависть: в России возобновилась гражданская война. 
Урсуляк не любит политизировать, и я не люблю. Но все же я задал бы ему старый, как холмы, вопрос: "С  кем вы, мастер культуры?" "Ни с кем, сколько раз повторять! Мой фильм о любви, о совсем молодых людях, о том, как они стали жертвами лихолетья". Ну да, ну да. Лихолетье. Лукоморье. Дуб зеленый. Хек соленый.
Сергей Владимирович, вы прекрасный режиссер! Если вы приступаете к экранизации "Войны и мира" -  вперед, может получиться отличная семейно-бытовая драма. Но прошел и другой слух: будто вы нацелились на "Архипелаг Гулаг". Пожалуйста, не надо! Лучше всего, знаете что? Говорят, вы подумывали об "Алмазной колеснице" по Акунину. Вот это - самое ваше! Только надо будет найти хорошего японского композитора.                            

 

Сергей Урсуляк и Евгений Ткачук на съемках "Тихого Дона"

 

Смотреть фильм он-лайн

 

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Сергей УРСУЛЯК | Добавил: ovechka (08.12.2015) | Автор: С. Бакис
Просмотров: 474 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: