Фрагменты

Список режиссеров

Эдуард АБАЛОВ [1]
Вадим АБДРАШИТОВ [1]
Серж АВЕДИКЯН, Елена ФЕТИСОВА [1]
Илья АВЕРБАХ [3]
Илья АВЕРБУХ [1]
Леонид АГРАНОВИЧ [1]
Ювал АДЛЕР [1]
Габриэль АКСЕЛЬ [1]
Галина АКСЕНОВА [1]
Михаил АЛДАШИН [1]
Григорий АЛЕКСАНДРОВ [3]
Вуди АЛЛЕН [3]
Александр АЛОВ, Владимир НАУМОВ [1]
Виктор АМАЛЬРИК [1]
Леонид АМАЛЬРИК [1]
Вес АНДЕРСОН [1]
Пол Томас АНДЕРСОН [1]
Рой АНДЕРСОН [1]
Анотолий АНОНИМОВ [1]
Микеланджело АНТОНИОНИ [1]
Семен АРАНОВИЧ [1]
Виктор АРИСТОВ, Юрий МАМИН [1]
Динара АСАНОВА [1]
Павел АРСЕНОВ [1]
Александр АСКОЛЬДОВ [1]
Олег БАБИЦКИЙ, Юрий ГОЛЬДИН [1]
Петер фон БАГ [1]
Бакур БАКУРАДЗЕ [1]
Алексей БАЛАБАНОВ [3]
Гарри БАРДИН [1]
Борис БАРНЕТ [2]
Джой БАТЧЕЛОР [0]
Марк БАУДЕР [1]
Жак БЕККЕР [1]
Леонид БЕЛОЗОРОВИЧ [1]
Марко БЕЛОККЬО [1]
Ингмар БЕРГМАН [4]
Клэр БИВЕН [1]
Дон БЛАТТ, Гэри ГОЛДМАН [1]
Уэйн БЛЭР [1]
Питер БОГДАНОВИЧ [1]
Денни БОЙЛ [1]
Сергей БОНДАРЧУК [1]
Федор БОНДАРЧУК [0]
Ахим фон БОРРИС [1]
Владимир БОРТКО [2]
Михаил БРАШИНСКИЙ [1]
Вячеслав БРОВКИН [1]
Константин БРОНЗИТ [1]
Мел БРУКС [1]
Леонид БУРЛАКА [1]
Рама БУРШТЕЙН [1]
Петр БУСЛОВ [1]
Юрий БЫКОВ [2]
Оксана БЫЧКОВА [1]
Анджей ВАЙДА [2]
Владимир ВАЙНШТОК [1]
Жан-Марк ВАЛЛЕ [1]
Георгий ВАСИЛЬЕВ, Сергей ВАСИЛЬЕВ [1]
Франсис ВЕБЕР [1]
Александр ВЕЛЕДИНСКИЙ [1]
Владимир ВЕНГЕРОВ [2]
Жан ВИГО [1]
Валентин ВИНОГРАДОВ [2]
Вацлав ВОРЛИЧЕК [1]
Леонид ГАЙДАЙ [1]
Николаус ГАЙРХАЛТЕР [1]
Лиз ГАРБУЗ [1]
Виктор ГЕОРГИЕВ [1]
Саша ГЕРВАЗИ [1]
Сергей ГЕРАСИМОВ [1]
Алексей ГЕРМАН [5]
Алексей ГОЛУБЕВ [1]
Станислав ГОВОРУХИН [1]
Арнон ГОЛЬФИНГЕР [1]
Мишель ГОНДРИ [1]
В. ГОНЧАРОВ [1]
Арсений ГОНЧУКОВ [1]
Александр ГОРДОН [1]
Сантьяго ГРАССО [1]
Ольга ГРЕКОВА [1]
Ян ГРЖЕБЕЙК [1]
Юрий и Ренита ГРИГОРЬЕВЫ [1]
В.С. Ван Дайк [1]
Георгий ДАНЕЛИЯ [3]
Фрэнк ДАРАБОНТ [1]
Владимир ДЕГТЯРЕВ [1]
Михаил ДЕГТЯРЬ [1]
Уолт ДИСНЕЙ [1]
Джим ДЖАРМУШ [1]
Нури Бильге ДЖЕЙЛАН [1]
Дюк ДЖОНСОН [0]
Валерио ДЗУРЛИНИ [1]
Александр ДОВЖЕНКО [2]
Ксавье ДОЛАН [1]
Стивен ДОЛДРИ [1]
Семен ДОЛИДЗЕ Леван ХОТИВАРИ [1]
Олег ДОРМАН [1]
Николай ДОСТАЛЬ [2]
Борис ДРАТВА [1]
Карл Теодор ДРЕЙЕР [1]
Владимир ДЬЯЧЕНКО [1]
Иван ДЫХОВИЧНЫЙ [2]
Олег ЕФРЕМОВ [1]
Витаутас ЖАЛАКЯВИЧУС [1]
Франсуа ЖИРАР [1]
Эдуард ЖОЛНИН [1]
Ульрих ЗАЙДЛЬ [1]
Марк ЗАХАРОВ [3]
Андрей ЗВЯГИНЦЕВ [2]
Вячеслав ЗЛАТОПОЛЬСКИЙ [1]
Мария ЗМАЖ-КОЧАНОВИЧ [1]
Александр ИВАНКИН [2]
Александр ИВАНОВ [1]
Виктор ИВЧЕНКО [1]
Алехандро ИНЬЯРРИТУ [2]
Отар ИОСЕЛИАНИ [3]
Клинт ИСТВУД [1]
Элиа КАЗАН [1]
Ежи КАВАЛЕРОВИЧ [1]
Филипп КАДЕЛЬБАХ [1]
Александр КАЙДАНОВСКИЙ [2]
Геннадий Казанский, Владимир Чеботарев [1]
Михаил КАЛАТОЗОВ [3]
Михаил КАЛИК [1]
Фрэнк КАПРА [1]
Борис КАРАДЖЕВ [1]
Владимир КАРА-МУРЗА (мл.) [1]
Аки КАУРИСМЯКИ [1]
Арик КАПЛУН [1]
Евгений КАРЕЛОВ [1]
Кунио КАТО [1]
Чарли КАУФМАН [1]
Ираклий КВИРИКАДЗЕ [1]
Саймон КЕРТИС [1]
Ян КИДАВА-БЛОНЬСКИЙ [1]
Джек КЛЕЙТОН [1]
Элем КЛИМОВ [2]
Павел КЛУШАНЦЕВ [1]
Гвидо КНОПП, Урсула НЕЛЛЕСЗЕН [1]
Олег КОВАЛОВ [2]
Павел КОГАН [1]
Леван КОГУАШВИЛИ [1]
Михаил КОЗАКОВ [1]
Григорий КОЗИНЦЕВ [1]
Александр КОТТ [1]
Летиция КОЛОМБАНИ [1]
Андрей КОНЧАЛОВСКИЙ [4]
София КОППОЛА [1]
Юрий КОРОТКОВ [1]
Надежда КОШЕВЕРОВА, Михаил ШАПИРО [1]
Николай КОШЕЛЕВ [1]
Итан и Джоэл КОЭН [1]
Джоэл КОЭН [1]
Денис КРАСИЛЬНИКОВ [1]
Стенли КРАМЕР [1]
Вячеслав КРИШТОФОВИЧ [1]
Жора КРЫЖОВНИКОВ [2]
Джордж КЬЮКОР [1]
Альфонсо КУАРОН [1]
Джонас КУАРОН [1]
Рауф КУБАЕВ [1]
Акира КУРОСАВА [1]
Йоргос ЛАНТИМОС [1]
Клод ЛАНЦМАН [1]
Николай ЛЕБЕДЕВ [3]
Шон ЛЕВИ [1]
Барри ЛЕВИНСОН [1]
Патрис ЛЕКОНТ [1]
Роман ЛИБЕРОВ [1]
Тобиас ЛИНДХОЛЬМ [1]
Ричард ЛИНКЛЕЙТЕР [1]
Николай ЛИТУС, Алексей МИШУРИН [1]
Сергей ЛОБАН [1]
Сергей ЛОЗНИЦА [3]
Иван ЛУКИНСКИЙ [1]
Павел ЛУНГИН [1]
Ричард Дж. ЛЬЮИС [1]
Юрий ЛЮБИМОВ [1]
Сидни ЛЮМЕТ [1]
Альберт МАЙЗЕЛС [1]
Льюис МАЙЛСТОУН [1]
Том МАККАРТИ [1]
Адам МАККЕЙ [1]
Стив МАККУИН [2]
Норман З. МАКЛЕОД [1]
Виталий МАНСКИЙ [1]
Александр МАЧЕРЕТ [1]
Андрей МАЛЮКОВ [1]
Генрих МАЛЯН [1]
Джозеф Л. МАНКЕВИЧ [1]
Делберт МАНН [1]
Юлия МЕЛАМЕД [1]
Тамаз МЕЛИАВА [1]
Виталий МЕЛЬНИКОВ [3]
Марта МЕСАРОШ [1]
Майя МЕРКЕЛЬ [1]
Наталья МЕЩАНИНОВА [1]
Алексей МИЗГИРЕВ [1]
Сергей МИКАЭЛЯН [1]
Марина МИГУНОВА [1]
Феликс МИРОНЕР, Марлен ХУЦИЕВ [1]
Джордж МИЛЛЕР [1]
Клод МИЛЛЕР [1]
Александр МИТТА [2]
Никита МИХАЛКОВ [6]
Сергей МИХАЛКОВ [1]
Борис МОРГУНОВ [1]
Петр МОСТОВОЙ [1]
Владимир МОТЫЛЬ [1]
Кристиан МУНДЖИУ [3]
Кира МУРАТОВА [4]
Джон МЭДДЕН [1]
Хорациу МЭЛЭЕЛЭ [1]
Дэвид МЭМЕТ [1]
Анджей МУНК [1]
Бабак НАДЖАФИ [1]
Георгий НАТАНСОН [1]
Ева НЕЙМАН [1]
Ласло НЕМЕШ [1]
Сергей НЕСТЕРОВ [1]
Ангелина НИКОНОВА [1]
Григорий НИКУЛИН [1]
Ясмин НОВАК [1]
Филлип НОЙС [1]
Юрий НОРШТЕЙН [1]
Алексей НУЖНЫЙ [1]
Пол НЬЮМАН [1]
Фредерик ОБУРТЕН [1]
Валерий ОГОРОДНИКОВ [1]
Юрий ОЗЕРОВ [2]
Лиза ОЛИН [1]
Эрманно ОЛЬМИ [1]
Илья ОЛЬШВАНГЕР [1]
Алексей ОСТРОУМОВ [1]
Леонид ОСЫКА [1]
Павел ПАВЛИКОВСКИЙ [1]
Жиль ПАКЕ-БРЕННЕР [1]
Алан ПАКУЛА [1]
Марсель ПАЛИЕРО [1]
Арно де ПАЛЬЕР [1]
Глеб ПАНФИЛОВ [1]
Сергей ПАРАДЖАНОВ [1]
Майкл ПАУЭЛЛ [1]
Александр ПЕЙН [1]
Артавазд ПЕЛЕШЯН [1]
Владимир ПЕТРОВ [1]
Кристиан ПЕТЦОЛЬД [1]
Константин ПИПИНАШВИЛИ [1]
Лора ПОЙТРАС [1]
Владимир ПОЛКОВНИКОВ [1]
Алексей ПОПОГРЕБСКИЙ, Борис ХЛЕБНИКОВ [1]
Иосиф ПОСЕЛЬСКИЙ, Владимир ЕРОФЕЕВ, Ирина СЕТКИНА [1]
Поэзия в кино [1]
Стивен ПРЕССМАН [1]
Александр ПРОШКИН [2]
Андрей ПРОШКИН [2]
Альгимантас ПУЙПА [1]
Дэвид ПУЛБРУК [1]
Кристи ПУЮ [1]
Луис ПЬЕДРАИТА, Родриго СОПЕНЬЯ [1]
Иван ПЫРЬЕВ [1]
Александра РАХМИЛЕВИЧ [1]
Ален РЕНЕ [1]
Жан РЕНУАР [1]
Оскар РЁЛЛЕР [1]
Франсуа-Луи РИБАДО [1]
Кэрол РИД [1]
Артуро РИПШТЕЙН [1]
Лоренс РИС [1]
Джулио РИЧЧИАРЕЛЛИ [1]
Марк РОБСОН [1]
Стюарт РОЗЕНБЕРГ [1]
Эрик РОМЕР [1]
Михаил РОММ [7]
Абрам РООМ [1]
Слава РOCC [1]
Александр РОУ [2]
Григорий РОШАЛЬ [1]
Лев РОШАЛЬ [1]
Алина РУДНИЦКАЯ [1]
Ирвинг РЭППЕР [1]
Эльдар РЯЗАНОВ [3]
Иштван САБО [1]
Нигина САЙФУЛЛАЕВА [1]
Шэйн САЛЕРНО [1]
Александр СЕРЫЙ [1]
Михаил СЕГАЛ [1]
Василий СИГАРЕВ [1]
Витторио Де СИКА [1]
Евгений СИМОНОВ [1]
Кейн СИНИС [1]
Рамеш СИППИ [1]
Аркадий СИРЕНКО [1]
Мартин СКОРСЕЗЕ [2]
Ридли СКОТТ [2]
Мирослав СЛАБОШПИЦКИЙ [1]
Владимир СИНЕЛЬНИКОВ [1]
Вениамин СМЕХОВ [1]
Авдотья СМИРНОВА [2]
Андрей СМИРНОВ [2]
Сергей СНЕЖКИН [1]
Александра СНЕЖКО-БЛОЦКАЯ [0]
Феликс СОБОЛЕВ [1]
Александр СОКУРОВ [3]
Сергей СОЛОВЬЕВ [2]
Карел СТЕКЛЫ [1]
Андрей СТЕМПКОВСКИЙ [1]
Светлана СТРЕЛЬНИКОВА [1]
Стивен СПИЛБЕРГ [2]
Александр СУРИН [1]
Сергей ТАРАМАЕВ, Любовь ЛЬВОВА [1]
Андрей ТАРКОВСКИЙ [6]
Жак ТАТИ [1]
Евгений ТАШКОВ [1]
Иван ТВЕРДОВСКИЙ [3]
Виктор ТИХОМИРОВ [1]
Валерий ТОДОРОВСКИЙ [1]
Петр ТОДОРОВСКИЙ [1]
Виктор ТРЕГУБОВИЧ [3]
Ларс фон ТРИЕР [1]
Томаш ТОТ [1]
Маргарет фон ТРОТТА [1]
Семен ТУМАНОВ [1]
Франсуа ТРЮФФО [1]
Кристоф ТЮРПЕН [1]
Уильям УАЙЛЕР [1]
Билли УАЙЛЬДЕР [1]
Олег УЖИНОВ [1]
Андрей УЖИЦА [1]
Сергей УРСУЛЯК [5]
Александр УСТЮГОВ [1]
Люси УОЛКЕР, Карен ХАРЛИ, Жуан ЖАРДИМ [1]
Золтан ФАБРИ [2]
Алексей ФЕДОРЧЕНКО [2]
Федерико ФЕЛЛИНИ [6]
Олег ФЛЯНГОЛЬЦ [1]
Брайан ФОГЕЛЬ [1]
Стивен ФРИРЗ [1]
Борис ФРУМИН [1]
Илья ФРЭЗ [1]
Кэри ФУКУНАГА [1]
Питер ХАЙАМС [1]
Мишель ХАЗАНАВИЧУС [1]
Джон ХАЛАС [1]
Рустам ХАМДАМОВ [2]
Михаэль ХАНЕКЕ [1]
Энтони ХАРВИ [1]
Иосиф ХЕЙФИЦ [2]
Яэл ХЕРСОНСКИ [1]
Альфред ХИЧКОК [3]
Борис ХЛЕБНИКОВ [2]
Тадеуш ХМЕЛЕВСКИЙ [1]
Юзеф ХМЕЛЬНИЦКИЙ [1]
Агнешка ХОЛЛАНД [1]
Ноам ХОМСКИЙ [1]
Владимир ХОТИНЕНКО [2]
Курт ХОФФМАН [1]
Илья ХРЖАНОВСКИЙ [1]
Константин ХУДЯКОВ [1]
Марлен ХУЦИЕВ [6]
Эдвард ЦВИК [1]
Михаил ЦЕХАНОВСКИЙ [1]
Фред ЦИННЕМАНН [1]
Чарли ЧАПЛИН [4]
Владимир ЧЕБОТАРЕВ [1]
«ЧЕЛОВЕК ИЗ ТЕЛЕВИЗОРА» телепрограмма [0]
Клод ШАБРОЛЬ [1]
Алексей ШАПАРЕВ [1]
Тофик ШАХВЕРДИЕВ [1]
Карен ШАХНАЗАРОВ [4]
Адольф ШАПИРО [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР, Софья МИЛЬКИНА [1]
Александр ШЕЙН [1]
Эльдар ШЕНГЕЛАЯ [1]
Лариса ШЕПИТЬКО [2]
Надав ШИРМАН [1]
Евгений ШИФФЕРС [1]
Фолькер ШЛЕНДОРФ [1]
Евгений ШНЕЙДЕР [1]
Том ШОВАЛ [1]
Геннадий ШПАЛИКОВ [1]
Василий ШУКШИН [2]
Ариэль ШУЛЬМАН Генри ДЖОСТ [1]
Соломон ШУСТЕР [1]
А. С. ЭЙЗЕНШТАРК [1]
Сергей ЭЙЗЕНШТЕЙН [2]
Анатолий ЭЙРАМДЖАН [1]
Виктор ЭЙСЫМОНТ [1]
Ронит и Шломи ЭЛЬКАБЕЦ [1]
Резо ЭСАДЗЕ [2]
Франциско ЭСКОБАР [1]
Рубен ЭСТЛУНД [1]
Анатолий ЭФРОС [2]
Андрей ЭШПАЙ [1]
Константин ЮДИН [1]
Сергей ЮТКЕВИЧ [1]
Роберт В. ЯНГ [1]
Борис ЯШИН [1]
Разное [70]
Allen COULTER [1]
Tim Van PATTEN [1]
John PATTERSON [1]
Alan TAYLOR [1]

Теги

Ленфильм Ахеджакова Никулин Иоселиани грузия Герман Болтнев Миронов Вайда Польша Цибульский Ильенко Миколайчук Параджанов Шпаликов Гулая Лавров Адомайтис Банионис Жалакявичус Литовская кст Румыния россия Мизгирев Негода Олялин Эсадзе Ладынина Пырьев Одесская кст Савинова Ташков Аранович кст Горького Эйсымонт Бортко Евстигнеев Карцев Япония Куросава кст Довженко Литус Мишурин Румянцева Шифферс Любшин Шустер Мунджиу Мосфильм Хуциев Мэлэелэ Бакланов То Экран италия Феллини Мазина Комиссаржевский Бергман Швеция Кошеверова Шапиро Ольшвангер Смоктуновский Володин Климов Митта Калатозов Куба Урусевский немое кино Доронина Натансон Захаров Шварц Данелия Герасимов кст им.Горького Като мультипликация 1939 Мачерет Олеша 1935 Роом СССР Александров 1938 1956 Рязанов 1974 Кончаловский 2007 Михалков 1960 1980 Венгрия Месарош 1967 Аскольдов к/ст Горького 1934 Тарковский Виго Франция Грузия-фильм 1970 2006 анимация Ужинов 1984 Шенгелая США Чаплин Солярис 1961 Ольми Динара Асанова Жена ушла Добро пожаловать Элем Климов Балабанов Кочегар ЛЮБИМОВ вифлеем израиль фильм Ювап Адлер

***



Авторский проект Святослава БАКИСА

Сайт инициировал
и поддерживает
Иосиф Зисельс

Разработка сайта
Галина Хараз

Администратор сайта
Елена Заславская

Социальные сети

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Вторник, 29.09.2020, 04:26
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Новый фрагмент

Главная » Новые фрагменты » Разное

Телепередача к юбилею Рихтера

Фильм В.Тернявского и А.Торстенсена "Земляничная поляна" Святослава Рихтера"

100 лет назад, 20 марта 1915 года, родился Святослав Рихтер. Этому событию был посвящен выпуск телепрограммы «Наблюдатель», в котором принимали участие бывший директор музея изобразительных искусств им. Пушкина Ирина Антонова, музыкант и режиссер документального фильма «Земляничная поляна» Святослава Рихтера» Валентин Тернявский, пианист и педагог Яков Кацнельсон и певица Галина Писаренко. Вел передачу Андрей Максимов. Из участников передачи близко знала Рихтера, потому что работала с ним, Галина Писаренко. (Сам Рихтер вспоминал: «Лучше всего у нас был Шимановский - «Безумный муэдзин». Им я очень горжусь…. Кажется, я тогда соединился с Галиным духом»). Антонова делала с Рихтером «Декабрьские вечера» и, конечно, тоже была с ним хорошо знакома, но все-таки это был не тот вид контакта, при котором узнаешь художника по-настоящему: не сотворчество. Максимов задавал вопросы в своей обычной манере: казалось, что за его «грубой прямотой» скрывается какое-то завистливое раздражение к гению. Впрочем, это, может быть, мое субъективное впечатление.  Все, что я напишу дальше, тоже во многом субъективно. Я не музыкант и знаю о Рихтере даже не понаслышке, а "поначитке". Но есть английская пословица: "A cat may look at a king". Никому, у кого есть глаза, даже кошке, нельзя запретить смотреть на все что угодно, в том числе на короля. Каждый имеет право на свое мнение, даже некомпетентное. Не надо только навязывать его другим. Я не навязываю, просто делюсь. Музыковеду читать того, что я далее накалякал, не надо, ему не понравится. И правильно не понравится. Он, скорее всего, будет моим текстом рассержен, раздражен.  А вот это неправильно. Такое уж время, понимаете, настало, что каждая кошка может не только смотреть на короля, но и что-то про короля мяукать. Эксперт по Рихтеру, который бросится с размаху в дикой злобе на утесы, то есть на меня неотесанного, смеющего мяукать-вякать про Рихтера, -  этот эксперт, сам того не ведая, уподобится Никите Михалкову или Федору Бондарчуку, которые ему, может быть, совсем не нравятся. Но задумаемся: что так злит этих двоих? Их злит, что в наши дни у всяких шавок появилась возможность публично выражать свое мнение. В славные советские деньки, когда в искусстве трудились их папы, ведь как было? Напишет Сергей Михалков какую-то топорную пьесу, снимет Сергей Бондарчук (потратив 100 миллионов долларов) нудотного "Бориса Годунова" или тошнотные "Красные колокола", и ни один мальчик не сможет воскликнуть: "А король-то голый!" То есть в своем детском садике он это, может, и шепнет, но с более широкими кругами детей поделиться - никак. И кинут этим "Красным колоколам" очередную государственную премию, бывшую Сталинскую, или  даже Ленинскую. И все шито-крыто. Пред ними и им подобными, жадною толпой стоявшими у трона, и общественный суд-пересуд, и правда - все молчало. А теперь как? Пусть оба Сергеича хоть сто раз тебе будут любимцами Кремля, а все равно любой тле на тонких ножках (так Никита Сергеич прозвал кинокритика, своего неутомимого критика Юрия Богомолова) вольно сказать: "12" - говно. "Утомленные солнцем" -2, 3 - говно. "Обитаемый остров" - говно. "Сталинград" - говно". Да что там Богомолов - даже я, вообще тля безногая, могу что хочу сказать. Не по душе Сергеичам такой оборот дел-беспредел, и хошь-нехошь начинают они тосковать по тоталитарному прошлому. А был бы у первого талант, а не потерял бы этой штуки второй, - демократия бы их вполне устраивала, потому что тогда мальчик совсем иначе на всю улицу кричал бы: "Посмотрите, какое прекрасное платье на короле!"  Вот я и говорю: господа эксперты, не извольте гневаться, не подражайте Сергеичам. Повторяю еще раз: вам просто не надо дальше читать, вот и все. Теперь берусь непосредственно  за Рихтера Святослава Теофиловича. Ничего плохого, сенсационного и даже особо нового я об этом великом человеке не скажу. Так что любителей жареного тоже попрошу не беспокоиться.    

1) Сначала о передаче. В ней был затронут интересный вопрос: почему Рихтер давал так много концертов, причем не столько в Москве и западных столицах, сколько в маленьких русских городах? Бывали годы, когда он выступал, в среднем, через день. Это очень много, тем более если учесть ту самоотдачу, с которой Рихтер играл. Участники передачи отвечали на этот вопрос по-разному, и все вместе они, мне кажется, ответили на него убедительно. Так что я не скажу ничего нового, а только обобщу, или выражу несколько по-своему, сказанное ими.

Рихтер был не просто музыкантом-исполнителем  – он был прежде всего артистом.  Артист же всегда стремится расширить поле своего влияния, захватывать все новых пленников.  Возможно, Рихтер пленял в Среднеуральске, Верхнем Волочке и Нижнем Тагиле немногих или временами не пленял никого: послушали и разошлись по рабочим местам, -  но он не хотел об этом знать. Ему достаточно было воображать, как воздействуют на людей Бетховен + он, Шопен + он и т.д. Рихтер играл великую музыку, как роли в великих пьесах, и одновременно был режиссером этих драм, трагедий и комедий, в силу их бессловесности более глобальных и  тонких, чем «Гамлет»,  «Фауст» или «Вишневый сад».  Его глубокая сосредоточенность определялась  существом задачи, которую он ставил перед собой: сыграть за всех действующих лиц, передать, рассказать пьесу, не упустив ни одной важной и захватывающе интересной подробности.  Но рассказать – кому? Передать – кому? Не самому же себе.  Артист не может играть без публики - артист Рихтер к тому же не любил играть для избранной публики: ему нужна была tabula rasa, слушатели неискушенные, непосвященные. Разумеется, это утопия: непосвященный воспринимает «сложную» музыку хуже, чем посвященный.  Но Рихтер, повторяю, не хотел об этом думать – ему нужны были люди, на которых «сюжеты» Бетховена или Шопена свалятся, как гром с ясного неба.  Публика, уже знакомая с этими сюжетами, не вдохновляла его. 

2) Точно так же, как Рихтер не выбирал публику, он не выбирал инструмента. Горовиц во время своих гастролей в СССР играл на своем рояле, перевезенном через океан. Рихтер принципиально рояля не выбирал – играл на том, который оказывался в местной филармонии или в поселковом клубе. Он должен был побороть любой инструмент, как должен был побороть любую публику.

3) При этом Рихтер придавал большое значение обстановке, в которой играет. Он рассматривал свое исполнение не как концерт, а как спектакль, в котором нет мелочей. Важно, как выходишь, как поклонился, букет каких цветов лежит на рояле. Есть книга Юрия Борисова «По направлению к Рихтеру». Автор записывал за Рихтером, как Эккерман за Гете. Вот кусочек из нее (в дальнейшем все цитаты, кроме оговоренных случаев  – также из книги Борисова). «В пианизме… очень много от театра. Возьмите сонату Листа, первое «пам». Надо выйти на сцену и не начинать, пока не досчитаешь до тридцати. Тогда можно «пам». Тут уже не только театр, но и мистика. В Италии было очень жарко, я нервничал и досчитал только до двадцати семи. И все полетело в тартарары».  Часто его охватывало желание сыграть в таком-то захудалом городке, который чем-то возбудил его воображение: ему представилось, что это место – идеальная декорация для исполнения такой-то вещи. Точно так же влияли на него концертные залы: ему хотелось или не хотелось играть в том или ином, как дон-жуану хочется или не хочется переспать с какой-то девушкой. Казалось бы,  богатый опыт должен был научить бабника, что все женщины, в принципе, устроены одинаково; но порох не иссякает в его пороховницах до тех пор, пока фантазия рисует за красивым лицом тело, не похожее ни на одно из тех, какими он дотоле обладал. Так возбуждали Рихтера красивые или чем-то необычные залы.   

4) Некоторые находили игру Рихтера слишком интеллектуальной, лишенной того прямого эмоционального воздействия, которым отличалось, например, исполнение Эмиля Гилельса. Но Рихтер-пианист не руководствовался никакими интеллектуальными соображениями, он играл так, как чувствовал: предельно субъективно и свободно. Тут, правда, надо разобраться, что такое субъективность. Когда исполнитель играет, как ему заблагорассудится? Это не субъективность, а произвол. Можно сказать, что субъективно исполнение, диктуемое исключительно тем, как повлияла на исполнителя музыка, которую он взялся играть. Но чем, кроме этого, должно вообще диктоваться исполнение? Вказивкой начальства? Следованием моде? Подражанием кому-то великому? Конечно, нет. Но в таком случае всякое исполнение субъективно. Да, но надо кое-что добавить. Музыкальное произведение, как сама реальность,  обладает массой параметров. Некоторые из них исполнитель улавливает, некоторым не придает значения, или они остаются вне сферы его сознания. Мера пропуска параметров определяет меру субъективности. Размеры чувствилища Рихтера и масштаб его личности были таковы, что он улавливал огромное число параметров. Поэтому, будучи предельно субъективным, он был одновременно и предельно объективен. Играя абсолютно «лично», он играл как бы безлично. Все чувства, транслируемые им в процессе исполнения, столько же принадлежали ему, сколько  ничуть ему не принадлежали, исходя исключительно от автора.   Таким образом, он не был сентиментален не только в вульгарном, но и в самом высоком смысле. Те, кто предпочитал Рихтеру Гилельса или других выдающихся пианистов, видимо, воспринимали это принципиальное отсутствие в его игре сентиментального крена, эту свойственную ему гармоническую полноту охвата как холодность или излишнюю интеллектуализацию.

5) Рихтер как человек тоже не был интеллектуалом в привычном смысле. Он терпеть не мог философских рассуждений. Его разговор развивался как цепь чувственных ассоциаций. Его восприятие музыки было синестетическим, то есть он ощущал звук на цвет, запах и вкус, а каждый исполняемый опус возбуждал в нем рой причудливых или реалистичных видений, воспоминаний о детстве, неких жизненных ситуациях или виденных снах. Рихтер спрашивает Борисова: «Вы действительно ничего не видите? Видеть музыку совсем не сложно – надо только немного скосить глаза. У меня ведь свой кинотеатр… только кино я показываю паль-ца-ми!» В другом месте: «Я стараюсь чувствовать запах какого-нибудь цветка, дотянуться до него, когда играю прелюдию Дебюсси… А «Вереск» совершенно без запаха. Абсолютная декорация. Поиграете – и ничего не почувствуете! Если и пахнет, то чем-то медицинским. Болотным багульником. В Житомире им заменяли нафталин – отпугивали насекомых, в первую очередь, клопов». А вот о прелюдиях и фугах Шостаковича (цитирую с пропусками): «Очень люблю gis-moll’ную – в духе Бородина. В начале он в раздумьях по поводу своих химических опытов. А фуга – так это же его суфражистки! Есть такое движение за избирательные права. Вот оно ширится, суфражисток все больше, но к концу они как-то киснут, редеют…  В a-moll’ной есть передразнивание Баха. Как будто нарочно… Но мне это нравится. G-dur’ная фуга – наверное, «биомеханика» Мейерхольда … Но что же делать с трио – учить или не учить? (Речь идет о трио Шостаковича – С.Б.) Вчера все время читал про Гоголя, и думал, что начало трио – ползущая болезнь. Болезнь звука? Когда у Гоголя плохо двигалась кровь к голове, он принимал ванны. Что делать мне? Выход один – стена! Знаете, сколько я уже не играю? Три недели!»  Или Рихтер предлагает Борисову: «Ешьте сосиски. Жаль, нет пива, а так бы у нас получился Брамс. Пиво и сосиски – это Брамс». Или о «Мимолетностях» Прокофьева: «Помните a-moll’ную мимолетность? Очень коротенькую. Это - Зоечка Богомолец, еще такая, какой я ее помню в Одессе».

Я открывал книгу почти наугад. Рихтер говорит  подобным образом с каждой страницы – музыка связывается не только с литературой и другими искусствами, но и какими угодно явлениями жизни. И все эти рои ассоциаций, конечно, пролетали в его голове, когда он играл. «Вы что-нибудь понимаете в снах?.. У меня сны напрямую связаны с музыкой, которую я играю. За всю жизнь, наверное, запомнил столько же снов, сколько сыграл сочинений».  А с другой стороны, ничего у него во время игры в голове не пролетало. Полная сосредоточенность. Только автор, только его музыка, и все.

Как читатель, Рихтер тоже не был интеллектуалом. Ему, как и нам с вами, просто хотелось, чтобы было «интересно». Другое дело, что вкус его был тоньше, и ему были интересны не детективы, а пьесы какого-нибудь Кальдерона. Но классика там или не классика, он относится к тому, что читал, так же непринужденно, как мы к своему «бульварному чтиву». Вот о «Войне и мире»: «Надо же было в конце так противно вывести Наташу и Пьера. И какой противный оказался Николай!..» (Эта цитата – из книги Валентины Чемберджи «О Рихтере его словами»).    

6) Все предыдущее говорит о том, что Рихтер был человеком непосредственным. Рука сама просится написать, что он был также непрактичным, незащищенным, «не от мира сего», безразличным к почестям, аполитичным. Ну да, это так. Он учился в московской консерватории 10 лет, потому что никак не мог сдать – да просто отказывался сдавать, не из чувства протеста, а из чистой неспособности вызубрить эту муру! – экзамен по истории КПСС. Наконец, когда он уже был лауреатом международного конкурса, ему как-то исподтишка сунули диплом. Так, так. И не так. Рихтер неуловим. Антонова в передаче рассказывает, как она предложила, чтобы его концерты в музее назывались «Дары волхвов». Рихтер ответил: «Красиво. Но нас не поймут». И они выбрали другое, нейтральное название, «Декабрьские вечера». Антонова, искушенный администратор, не подумала о возможной реакции начальства, а «наивный» Рихтер подумал! Точно так же он, по большому счету равнодушный к наградам, ценил их, ибо они повышали его статус и расширяли поле его свободы: он прекрасно понимал, что живет в стране рабов. Он был честен, но и коварен. «Главное – поменьше заигранной музыки. Я Гаврилову подсказал программу: Моцарт – «Соната с турецким маршем»; Бетховен – «Лунная соната»; Шуман – «Карнавал». Мне было важно, клюнет ли он? А он клюнул. Я знаю, играл замечательно, но ведь программа-то «с душком», для барышень из пансиона». Ну как это понимать? Подсунул человеку, с которым дружил, программу «с душком»… Он был доброжелателен, но и мстителен: считая (без достаточных оснований), что одна женщина из его ближнего круга, Вера Прохорова, провела несколько лет в гулаге по доносу композитора Локшина, он употребил все свое влияние, чтобы перекрыть произведениям Локшина (которого Шостакович, например, считал композитором гениальным) доступ в концертные залы, а его самого сделать «нерукопожатным». (Об этой истории  см. подробнее в моем тексте о фильме «Нота»).  Что там говорить - Рихтер бездонен...
До дна не дочерпать, всего не сказать, и вообще пора закругляться. Далее – факты, только факты. 

7) Любимое музыкальное произведение Рихтера – «шубертовский «Wanderer», моя путеводная звезда. Я боготворю эту музыку и, кажется, не так сильно ее испортил»

8) Рихтер был фанатом кино. Его любимым фильмом была «Бесприданница» (т.е. картина Протазанова, а не Рязанова). Он смотрел ее бессчетное число раз. Вспоминает Ирина Антонова (не в передаче, которая дала повод этому тексту, а в интервью газете "Вечерняя Москва"): "Всем иностранным артистам старался показать эту картину... Иногда я даже пыталась отговорить Рихтера вести своих зарубежных коллег на эту русскую да еще старинную "Бесприданницу", но Святослав Теофилович утверждал: "Нет, я поведу их на "Бесприданницу" с Алисовой, они должны ее посмотреть!" Несколько раз я сама была свидетелем того, как Рихтер сиял во время просмотра своей любимой "Бесприданницы", тогда как его гости сидели в зале с равнодушными лицами. Впрочем, Рихтеру было все равно, нравится им "Бесприданница" или нет". (Вы поняли? Во что бы то ни стало затащить на любимый русский фильм иностранцев, т.е.  людей, от которых меньше всего можно ожидать, что они в нем что-то поймут, а потом в сотый раз, сияя, смотреть этот фильм, не обращая никакого внимания на то, нравится им или нет. Дебюсси для сталеваров Нижнего Тагила!) 

9) Рихтер гастролировал где угодно (например, он несколько раз приезжал в Черновцы: я помню, как публика сидела не только в битком набитом зале, но и на сцене: он разрешил), – но ни разу не возвращался в Одессу, ставшую для него не родным, а прОклятым городом - местом, где советские в 41-м году расстреляли его отца, потому что Теофил Данилович был немцем.

10) Мой двоюродный брат, тогда студент черновицкого музучилища, тайком шел за Рихтером после вышеупомянутого концерта в филармонии. Рихтер прошел до Центральной площади, где воспользовался подземным общественным туалетом, впоследствии снесенным.  Потом он несколько часов бродил по городу.

Рихтер запоминал расположение улиц всех городов, где побывал и бродил. Это была одна из его уникальных способностей. Приятно сознавать, что, умирая, он, среди всего прочего, где-то меж пластов великой музыки, холстов великих живописцев и тысяч незабытых снов,  держал в своей гигантской голове карту моего родного города.         

         

Смотреть фильм он-лайн:

 

Написать письмо автору

По вопросам приобретения книги С. Бакиса «Допотопное кино»
можно обратиться по тел.: +38(067) 266 0390
 (Леонид, Киев).
или написать по адресу: bakino.at.ua@gmail.com
 
Уважаемые посетители сайта!
Чтобы оставить комментарий (вместо того, чтобы тщетно пытаться это сделать немедленно по прочтении текста: тщетно, потому что, пока вы читаете, проклятый «антироботный» код успевает устареть), надо закрыть страницу с текстом, т.е. выйти на главную страницу, а затем опять вернуться на страницу с текстом (или нажать F5).
Тогда комментарий поставится! Надеюсь, что после этого разъяснения у меня, автора, наконец-то установится с вами, читателями, обратная связь – писать без нее мне тоскливо. 
С.Бакис 
Категория: Разное | Добавил: ovechka (21.03.2015) | Автор: С. Бакис
Просмотров: 621 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: