Фрагменты

Список режиссеров

Эдуард АБАЛОВ [1]
Вадим АБДРАШИТОВ [1]
Серж АВЕДИКЯН, Елена ФЕТИСОВА [1]
Илья АВЕРБАХ [3]
Илья АВЕРБУХ [1]
Леонид АГРАНОВИЧ [1]
Ювал АДЛЕР [1]
Габриэль АКСЕЛЬ [1]
Галина АКСЕНОВА [1]
Михаил АЛДАШИН [1]
Григорий АЛЕКСАНДРОВ [3]
Вуди АЛЛЕН [3]
Александр АЛОВ, Владимир НАУМОВ [1]
Виктор АМАЛЬРИК [1]
Леонид АМАЛЬРИК [1]
Вес АНДЕРСОН [1]
Пол Томас АНДЕРСОН [1]
Рой АНДЕРСОН [1]
Анотолий АНОНИМОВ [1]
Микеланджело АНТОНИОНИ [1]
Семен АРАНОВИЧ [1]
Виктор АРИСТОВ, Юрий МАМИН [1]
Динара АСАНОВА [1]
Павел АРСЕНОВ [1]
Александр АСКОЛЬДОВ [1]
Олег БАБИЦКИЙ, Юрий ГОЛЬДИН [1]
Петер фон БАГ [1]
Бакур БАКУРАДЗЕ [1]
Алексей БАЛАБАНОВ [3]
Гарри БАРДИН [1]
Борис БАРНЕТ [2]
Джой БАТЧЕЛОР [0]
Марк БАУДЕР [1]
Жак БЕККЕР [1]
Леонид БЕЛОЗОРОВИЧ [1]
Марко БЕЛОККЬО [1]
Ингмар БЕРГМАН [4]
Клэр БИВЕН [1]
Дон БЛАТТ, Гэри ГОЛДМАН [1]
Уэйн БЛЭР [1]
Питер БОГДАНОВИЧ [1]
Денни БОЙЛ [1]
Сергей БОНДАРЧУК [1]
Федор БОНДАРЧУК [0]
Ахим фон БОРРИС [1]
Владимир БОРТКО [2]
Михаил БРАШИНСКИЙ [1]
Вячеслав БРОВКИН [1]
Константин БРОНЗИТ [1]
Мел БРУКС [1]
Леонид БУРЛАКА [1]
Рама БУРШТЕЙН [1]
Петр БУСЛОВ [1]
Юрий БЫКОВ [2]
Оксана БЫЧКОВА [1]
Анджей ВАЙДА [2]
Владимир ВАЙНШТОК [1]
Жан-Марк ВАЛЛЕ [1]
Георгий ВАСИЛЬЕВ, Сергей ВАСИЛЬЕВ [1]
Франсис ВЕБЕР [1]
Александр ВЕЛЕДИНСКИЙ [1]
Владимир ВЕНГЕРОВ [2]
Жан ВИГО [1]
Валентин ВИНОГРАДОВ [2]
Вацлав ВОРЛИЧЕК [1]
Леонид ГАЙДАЙ [1]
Николаус ГАЙРХАЛТЕР [1]
Лиз ГАРБУЗ [1]
Виктор ГЕОРГИЕВ [1]
Саша ГЕРВАЗИ [1]
Сергей ГЕРАСИМОВ [1]
Алексей ГЕРМАН [5]
Алексей ГОЛУБЕВ [1]
Станислав ГОВОРУХИН [1]
Арнон ГОЛЬФИНГЕР [1]
Мишель ГОНДРИ [1]
В. ГОНЧАРОВ [1]
Арсений ГОНЧУКОВ [1]
Александр ГОРДОН [1]
Сантьяго ГРАССО [1]
Ольга ГРЕКОВА [1]
Ян ГРЖЕБЕЙК [1]
Юрий и Ренита ГРИГОРЬЕВЫ [1]
В.С. Ван Дайк [1]
Георгий ДАНЕЛИЯ [3]
Фрэнк ДАРАБОНТ [1]
Владимир ДЕГТЯРЕВ [1]
Михаил ДЕГТЯРЬ [1]
Уолт ДИСНЕЙ [1]
Джим ДЖАРМУШ [1]
Нури Бильге ДЖЕЙЛАН [1]
Дюк ДЖОНСОН [0]
Валерио ДЗУРЛИНИ [1]
Александр ДОВЖЕНКО [2]
Ксавье ДОЛАН [1]
Стивен ДОЛДРИ [1]
Семен ДОЛИДЗЕ Леван ХОТИВАРИ [1]
Олег ДОРМАН [1]
Николай ДОСТАЛЬ [2]
Борис ДРАТВА [1]
Карл Теодор ДРЕЙЕР [1]
Владимир ДЬЯЧЕНКО [1]
Иван ДЫХОВИЧНЫЙ [2]
Олег ЕФРЕМОВ [1]
Витаутас ЖАЛАКЯВИЧУС [1]
Франсуа ЖИРАР [1]
Эдуард ЖОЛНИН [1]
Ульрих ЗАЙДЛЬ [1]
Марк ЗАХАРОВ [3]
Андрей ЗВЯГИНЦЕВ [2]
Вячеслав ЗЛАТОПОЛЬСКИЙ [1]
Мария ЗМАЖ-КОЧАНОВИЧ [1]
Александр ИВАНКИН [2]
Александр ИВАНОВ [1]
Виктор ИВЧЕНКО [1]
Алехандро ИНЬЯРРИТУ [2]
Отар ИОСЕЛИАНИ [3]
Клинт ИСТВУД [1]
Элиа КАЗАН [1]
Ежи КАВАЛЕРОВИЧ [1]
Филипп КАДЕЛЬБАХ [1]
Александр КАЙДАНОВСКИЙ [2]
Геннадий Казанский, Владимир Чеботарев [1]
Михаил КАЛАТОЗОВ [3]
Михаил КАЛИК [1]
Фрэнк КАПРА [1]
Борис КАРАДЖЕВ [1]
Владимир КАРА-МУРЗА (мл.) [1]
Аки КАУРИСМЯКИ [1]
Арик КАПЛУН [1]
Евгений КАРЕЛОВ [1]
Кунио КАТО [1]
Чарли КАУФМАН [1]
Ираклий КВИРИКАДЗЕ [1]
Саймон КЕРТИС [1]
Ян КИДАВА-БЛОНЬСКИЙ [1]
Джек КЛЕЙТОН [1]
Элем КЛИМОВ [2]
Павел КЛУШАНЦЕВ [1]
Гвидо КНОПП, Урсула НЕЛЛЕСЗЕН [1]
Олег КОВАЛОВ [2]
Павел КОГАН [1]
Леван КОГУАШВИЛИ [1]
Михаил КОЗАКОВ [1]
Григорий КОЗИНЦЕВ [1]
Александр КОТТ [1]
Летиция КОЛОМБАНИ [1]
Андрей КОНЧАЛОВСКИЙ [4]
София КОППОЛА [1]
Юрий КОРОТКОВ [1]
Надежда КОШЕВЕРОВА, Михаил ШАПИРО [1]
Николай КОШЕЛЕВ [1]
Итан и Джоэл КОЭН [1]
Джоэл КОЭН [1]
Денис КРАСИЛЬНИКОВ [1]
Стенли КРАМЕР [1]
Вячеслав КРИШТОФОВИЧ [1]
Жора КРЫЖОВНИКОВ [2]
Джордж КЬЮКОР [1]
Альфонсо КУАРОН [1]
Джонас КУАРОН [1]
Рауф КУБАЕВ [1]
Акира КУРОСАВА [1]
Йоргос ЛАНТИМОС [1]
Клод ЛАНЦМАН [1]
Николай ЛЕБЕДЕВ [3]
Шон ЛЕВИ [1]
Барри ЛЕВИНСОН [1]
Патрис ЛЕКОНТ [1]
Роман ЛИБЕРОВ [1]
Тобиас ЛИНДХОЛЬМ [1]
Ричард ЛИНКЛЕЙТЕР [1]
Николай ЛИТУС, Алексей МИШУРИН [1]
Сергей ЛОБАН [1]
Сергей ЛОЗНИЦА [3]
Иван ЛУКИНСКИЙ [1]
Павел ЛУНГИН [1]
Ричард Дж. ЛЬЮИС [1]
Юрий ЛЮБИМОВ [1]
Сидни ЛЮМЕТ [1]
Альберт МАЙЗЕЛС [1]
Льюис МАЙЛСТОУН [1]
Том МАККАРТИ [1]
Адам МАККЕЙ [1]
Стив МАККУИН [2]
Норман З. МАКЛЕОД [1]
Виталий МАНСКИЙ [1]
Александр МАЧЕРЕТ [1]
Андрей МАЛЮКОВ [1]
Генрих МАЛЯН [1]
Джозеф Л. МАНКЕВИЧ [1]
Делберт МАНН [1]
Юлия МЕЛАМЕД [1]
Тамаз МЕЛИАВА [1]
Виталий МЕЛЬНИКОВ [3]
Марта МЕСАРОШ [1]
Майя МЕРКЕЛЬ [1]
Наталья МЕЩАНИНОВА [1]
Алексей МИЗГИРЕВ [1]
Сергей МИКАЭЛЯН [1]
Марина МИГУНОВА [1]
Феликс МИРОНЕР, Марлен ХУЦИЕВ [1]
Джордж МИЛЛЕР [1]
Клод МИЛЛЕР [1]
Александр МИТТА [2]
Никита МИХАЛКОВ [6]
Сергей МИХАЛКОВ [1]
Борис МОРГУНОВ [1]
Петр МОСТОВОЙ [1]
Владимир МОТЫЛЬ [1]
Кристиан МУНДЖИУ [3]
Кира МУРАТОВА [4]
Джон МЭДДЕН [1]
Хорациу МЭЛЭЕЛЭ [1]
Дэвид МЭМЕТ [1]
Анджей МУНК [1]
Бабак НАДЖАФИ [1]
Георгий НАТАНСОН [1]
Ева НЕЙМАН [1]
Ласло НЕМЕШ [1]
Сергей НЕСТЕРОВ [1]
Ангелина НИКОНОВА [1]
Григорий НИКУЛИН [1]
Ясмин НОВАК [1]
Филлип НОЙС [1]
Юрий НОРШТЕЙН [1]
Алексей НУЖНЫЙ [1]
Пол НЬЮМАН [1]
Фредерик ОБУРТЕН [1]
Валерий ОГОРОДНИКОВ [1]
Юрий ОЗЕРОВ [2]
Лиза ОЛИН [1]
Эрманно ОЛЬМИ [1]
Илья ОЛЬШВАНГЕР [1]
Алексей ОСТРОУМОВ [1]
Леонид ОСЫКА [1]
Павел ПАВЛИКОВСКИЙ [1]
Жиль ПАКЕ-БРЕННЕР [1]
Алан ПАКУЛА [1]
Марсель ПАЛИЕРО [1]
Арно де ПАЛЬЕР [1]
Глеб ПАНФИЛОВ [1]
Сергей ПАРАДЖАНОВ [1]
Майкл ПАУЭЛЛ [1]
Александр ПЕЙН [1]
Артавазд ПЕЛЕШЯН [1]
Владимир ПЕТРОВ [1]
Кристиан ПЕТЦОЛЬД [1]
Константин ПИПИНАШВИЛИ [1]
Лора ПОЙТРАС [1]
Владимир ПОЛКОВНИКОВ [1]
Алексей ПОПОГРЕБСКИЙ, Борис ХЛЕБНИКОВ [1]
Иосиф ПОСЕЛЬСКИЙ, Владимир ЕРОФЕЕВ, Ирина СЕТКИНА [1]
Поэзия в кино [1]
Стивен ПРЕССМАН [1]
Александр ПРОШКИН [2]
Андрей ПРОШКИН [2]
Альгимантас ПУЙПА [1]
Дэвид ПУЛБРУК [1]
Кристи ПУЮ [1]
Луис ПЬЕДРАИТА, Родриго СОПЕНЬЯ [1]
Иван ПЫРЬЕВ [1]
Александра РАХМИЛЕВИЧ [1]
Ален РЕНЕ [1]
Жан РЕНУАР [1]
Оскар РЁЛЛЕР [1]
Франсуа-Луи РИБАДО [1]
Кэрол РИД [1]
Артуро РИПШТЕЙН [1]
Лоренс РИС [1]
Джулио РИЧЧИАРЕЛЛИ [1]
Марк РОБСОН [1]
Стюарт РОЗЕНБЕРГ [1]
Эрик РОМЕР [1]
Михаил РОММ [7]
Абрам РООМ [1]
Слава РOCC [1]
Александр РОУ [2]
Григорий РОШАЛЬ [1]
Лев РОШАЛЬ [1]
Алина РУДНИЦКАЯ [1]
Ирвинг РЭППЕР [1]
Эльдар РЯЗАНОВ [3]
Иштван САБО [1]
Нигина САЙФУЛЛАЕВА [1]
Шэйн САЛЕРНО [1]
Александр СЕРЫЙ [1]
Михаил СЕГАЛ [1]
Василий СИГАРЕВ [1]
Витторио Де СИКА [1]
Евгений СИМОНОВ [1]
Кейн СИНИС [1]
Рамеш СИППИ [1]
Аркадий СИРЕНКО [1]
Мартин СКОРСЕЗЕ [2]
Ридли СКОТТ [2]
Мирослав СЛАБОШПИЦКИЙ [1]
Владимир СИНЕЛЬНИКОВ [1]
Вениамин СМЕХОВ [1]
Авдотья СМИРНОВА [2]
Андрей СМИРНОВ [2]
Сергей СНЕЖКИН [1]
Александра СНЕЖКО-БЛОЦКАЯ [0]
Феликс СОБОЛЕВ [1]
Александр СОКУРОВ [3]
Сергей СОЛОВЬЕВ [2]
Карел СТЕКЛЫ [1]
Андрей СТЕМПКОВСКИЙ [1]
Светлана СТРЕЛЬНИКОВА [1]
Стивен СПИЛБЕРГ [2]
Александр СУРИН [1]
Сергей ТАРАМАЕВ, Любовь ЛЬВОВА [1]
Андрей ТАРКОВСКИЙ [6]
Жак ТАТИ [1]
Евгений ТАШКОВ [1]
Иван ТВЕРДОВСКИЙ [3]
Виктор ТИХОМИРОВ [1]
Валерий ТОДОРОВСКИЙ [1]
Петр ТОДОРОВСКИЙ [1]
Виктор ТРЕГУБОВИЧ [3]
Ларс фон ТРИЕР [1]
Томаш ТОТ [1]
Маргарет фон ТРОТТА [1]
Семен ТУМАНОВ [1]
Франсуа ТРЮФФО [1]
Кристоф ТЮРПЕН [1]
Уильям УАЙЛЕР [1]
Билли УАЙЛЬДЕР [1]
Олег УЖИНОВ [1]
Андрей УЖИЦА [1]
Сергей УРСУЛЯК [5]
Александр УСТЮГОВ [1]
Люси УОЛКЕР, Карен ХАРЛИ, Жуан ЖАРДИМ [1]
Золтан ФАБРИ [2]
Алексей ФЕДОРЧЕНКО [2]
Федерико ФЕЛЛИНИ [6]
Олег ФЛЯНГОЛЬЦ [1]
Брайан ФОГЕЛЬ [1]
Стивен ФРИРЗ [1]
Борис ФРУМИН [1]
Илья ФРЭЗ [1]
Кэри ФУКУНАГА [1]
Питер ХАЙАМС [1]
Мишель ХАЗАНАВИЧУС [1]
Джон ХАЛАС [1]
Рустам ХАМДАМОВ [2]
Михаэль ХАНЕКЕ [1]
Энтони ХАРВИ [1]
Иосиф ХЕЙФИЦ [2]
Яэл ХЕРСОНСКИ [1]
Альфред ХИЧКОК [3]
Борис ХЛЕБНИКОВ [2]
Тадеуш ХМЕЛЕВСКИЙ [1]
Юзеф ХМЕЛЬНИЦКИЙ [1]
Агнешка ХОЛЛАНД [1]
Ноам ХОМСКИЙ [1]
Владимир ХОТИНЕНКО [2]
Курт ХОФФМАН [1]
Илья ХРЖАНОВСКИЙ [1]
Константин ХУДЯКОВ [1]
Марлен ХУЦИЕВ [6]
Эдвард ЦВИК [1]
Михаил ЦЕХАНОВСКИЙ [1]
Фред ЦИННЕМАНН [1]
Чарли ЧАПЛИН [4]
Владимир ЧЕБОТАРЕВ [1]
«ЧЕЛОВЕК ИЗ ТЕЛЕВИЗОРА» телепрограмма [0]
Клод ШАБРОЛЬ [1]
Алексей ШАПАРЕВ [1]
Тофик ШАХВЕРДИЕВ [1]
Карен ШАХНАЗАРОВ [4]
Адольф ШАПИРО [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР, Софья МИЛЬКИНА [1]
Александр ШЕЙН [1]
Эльдар ШЕНГЕЛАЯ [1]
Лариса ШЕПИТЬКО [2]
Надав ШИРМАН [1]
Евгений ШИФФЕРС [1]
Фолькер ШЛЕНДОРФ [1]
Евгений ШНЕЙДЕР [1]
Том ШОВАЛ [1]
Геннадий ШПАЛИКОВ [1]
Василий ШУКШИН [2]
Ариэль ШУЛЬМАН Генри ДЖОСТ [1]
Соломон ШУСТЕР [1]
А. С. ЭЙЗЕНШТАРК [1]
Сергей ЭЙЗЕНШТЕЙН [2]
Анатолий ЭЙРАМДЖАН [1]
Виктор ЭЙСЫМОНТ [1]
Ронит и Шломи ЭЛЬКАБЕЦ [1]
Резо ЭСАДЗЕ [2]
Франциско ЭСКОБАР [1]
Рубен ЭСТЛУНД [1]
Анатолий ЭФРОС [2]
Андрей ЭШПАЙ [1]
Константин ЮДИН [1]
Сергей ЮТКЕВИЧ [1]
Роберт В. ЯНГ [1]
Борис ЯШИН [1]
Разное [71]
Allen COULTER [1]
Tim Van PATTEN [1]
John PATTERSON [1]
Alan TAYLOR [1]

Теги

Ленфильм Ахеджакова Никулин Иоселиани грузия Герман Болтнев Миронов Вайда Польша Цибульский Ильенко Миколайчук Параджанов Шпаликов Гулая Лавров Адомайтис Банионис Жалакявичус Литовская кст Румыния россия Мизгирев Негода Олялин Эсадзе Ладынина Пырьев Одесская кст Савинова Ташков Аранович кст Горького Эйсымонт Бортко Евстигнеев Карцев Япония Куросава кст Довженко Литус Мишурин Румянцева Шифферс Любшин Шустер Мунджиу Мосфильм Хуциев Мэлэелэ Бакланов То Экран италия Феллини Мазина Комиссаржевский Бергман Швеция Кошеверова Шапиро Ольшвангер Смоктуновский Володин Климов Митта Калатозов Куба Урусевский немое кино Доронина Натансон Захаров Шварц Данелия Герасимов кст им.Горького Като мультипликация 1939 Мачерет Олеша 1935 Роом СССР Александров 1938 1956 Рязанов 1974 Кончаловский 2007 Михалков 1960 1980 Венгрия Месарош 1967 Аскольдов к/ст Горького 1934 Тарковский Виго Франция Грузия-фильм 1970 2006 анимация Ужинов 1984 Шенгелая США Чаплин Солярис 1961 Ольми Динара Асанова Жена ушла Добро пожаловать Элем Климов Балабанов Кочегар ЛЮБИМОВ вифлеем израиль фильм Ювап Адлер

***



Авторский проект Святослава БАКИСА

Сайт инициировал
и поддерживает
Иосиф Зисельс

Разработка сайта
Галина Хараз

Администратор сайта
Елена Заславская

Социальные сети

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Суббота, 19.08.2017, 11:10
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Новый фрагмент

Главная » Новые фрагменты » Маргарет фон ТРОТТА

«Ханна Арендт»
хРежиссер Маргарет фон Тротта. Сценарий Пэм Кац и Маргарет фон Тротта. Германия. 2012


Девушка, косящая под Ренату Литвинову, рассказывает о фильме: не слишком умно, но с перечислением деталей, которых нет в моем тексте




Не знаю, как получится, но я бы хотел, чтобы текст об этом фильме вышел покороче. «Ханна Арендт» - фильм из тех, в которых содержание исчерпывающе выражено в них самих. Это далеко не всегда так: часто оно смутно прячется в недосказанностях, аллюзиях, ауре – некоем облаке, обволакивающем произведение. В данном же случае мы имеем дело с фильмом мысли par excellence: что в нем сказано, то и сказано, а что недосказано, является недостатком.  Спорить с этим фильмом означало бы, в общем, заниматься не художественными идеями режиссера Маргарет фон Тротта, а философскими идеями героини фильма, известного немецко-американского философа, политолога и историка, автора основополагающей книги «Источники тоталитаризма» Ханны Арендт (1906-1975). Было бы смешно обсуждать это идеи на двух-трех страницах кинорецензии. Поэтому идеи будут затронуты лишь постольку, поскольку этого невозможно избежать, рассматривая фильм с человеческой и художественной стороны.  
В апреле 1961 года Ханна Арендт (Барбара Зукова), профессор одного из университетов США, куда ей удалось бежать во время войны из Европы, летит в Израиль, чтобы по заказу журнала «Нью-Йоркер» написать статью о процессе над Адольфом Эйхманом. Анализируя каждое слово Эйхмана, она приходит к выводу, что этот человек, один из величайших преступников 20 века, не Мефистофель, не чудовище, не воплощение всемирного зла. Он – ничтожество и заурядный функционер, винтик в бюрократической машине 3-го рейха. Арендт не склонна относиться скептически даже к заверениям Эйхмана, что в душе он никогда не желал евреям плохого, не был антисемитом. Просто так карта легла, что по роду службы ему пришлось заниматься депортацией евреев в концлагеря (не уничтожением их там – он не раз подчеркивает на процессе, что этим занимались совсем другие лица, -  а исключительно депортацией!) Хороший немец – всегда хороший работник и верный властям член общества: «моя верность – моя честь», - говорит Эйхман. Вот он и старался быть хорошим работником. И он до сих пор гордится, что был им. А что его работа была сопряжена с большими огорчениями  для еврейского народа, что ж, об этом он глубоко сожалеет. Не подумайте, что Арендт, боже упаси, сочувствует Эйхману: приговор суда о его повешении она восприняла с полным одобрением. Но в своем убеждении, что Эйхман не чудовище, а ничтожество, она так и не поколебалась.  
В ее взглядах, впрочем, наблюдалась и некоторая динамика. Если вначале контраст между ничтожеством Эйхмана и масштабом совершенного им зла поражал ее, то в итоге она пришла к заключению, что ничтожность и зло находились в соотношении не контраста, а причины и следствия: чем ничтожнее, пустее, бездумнее личность… нет, не так: чем менее  личность тот или иной индивидуум,  -  тем легче заставить его переступить черту человечности,  тем с большей вероятностью можно предположить, что он не остановится перед совершением даже беспредельного зла.
Серия статей Арендт, напечатанных в «Нью-Йоркере», была воспринята евреями США и Израиля, а также либеральной общественностью этих и других цивилизованных стран с  негодованием, которое было усилено еще тем, что Арендт выразила в своей работе следующее мнение: жертв Холокоста могло бы быть значительно меньше, если бы лидеры европейского еврейства – главы всевозможных еврейских общин и юденратов – отказались сотрудничать с немцами. Это переполнило чашу терпения даже самых толерантных критиков. Арендт предложили покинуть университет, соседи по дому стали вкладывать в ее почтовый ящик оскорбительные записки, самые близкие друзья отказались подавать ей руку.
Кто знает, может быть, Арендт прожила бы намного дольше, если бы не была подвергнута остракизму, который изображен в фильме достаточно выразительно, хотя и без преувеличений: все-таки Запад есть Запад, а либеральная травля была в 70-е годы не такой остервенелой, какой она стала в эпоху политкорректности.
Дело, в общем, ясное. Всем людям доброй воли, антифашистам, антитоталитаристам, в особенности евреям, в особенности израильтянам, в особенности жертвам холокоста просто хотелось, чтобы Арендт поменьше мудрила, а выразила бы скорбь по невинно убиенным и недвусмысленно сказала: «Эйхман – нацистский урод, собаке собачья смерть!» Но – возмутительно! - в том, что она написала, вообще не было личностных оценок. Ханна Арендт была философом, а дело философа – «не плакать, не смеяться, не ненавидеть, но понимать» (Спиноза). Статьи Арендт в «Нью-Йоркере» и написанная на их основе книга «Эйхман в Иерусалиме, или Банальность зла» - это чистый анализ, въедливый, бесстрастный, бесслезный (сноски на многих страницах книги обширнее основного текста). Очень сухо. Почти скучно. Так иезуиты допрашивали подозреваемых в ведьмовстве: отрицательное отношение вынесено за скобки, то ли есть оно, то ли нет, а сами допросы – мелочное и дотошное «что? где? когда?»
До сих пор речь шла об эмоциях критиков Арендт. Что же касается их принципиальных претензий, то главная  была такой: «по-вашему выходит, что совершенное Эйхманом не очень даже  страшно: ну функционер, ну бюрократ. Но послушайте, не каждый же функционер становится убийцей. Речь идет о функционере-фашисте, эсэсовце!»
Парадокс состоит, однако, вот в чем: то, что Арендт выразила посредством своего сухо-бесслезного анализа, куда страшней, чем то, что желали бы услышать травившие ее. Ибо она как раз и хотела сказать: каждый, господа, каждый  может стать убийцей. Вы, я, он. Ваш сосед, который сегодня приветливо поднимает свою шляпу на лестнице. Ваш друг, с которым вы вчера вечером распивали глинтвейн. Любой человек, самый приятный и морально безупречный,  желающий вам самого лучшего, честный, вежливый, добропорядочный, прекрасный семьянин, образцовый гражданин - может стать палачом или пособником палача. И более того: образцовый гражданин даже скорее станет им, чем необразцовый. Потому что он, скорее всего, конформист, а таковой  всегда готов исполнить какой угодно приказ партии и правительства. Проверить, кто как себя поведет в темные времена, очень трудно, но если уж проводить такой тест, то надо брать пробу не на высоту поднятия шляпы на лестнице, а на способность независимо мыслить, на чувство собственного достоинства, упрямство и смелость.    
Надо ли удивляться, что добрые люди ополчились против Арендт? Кому приятно услышать, что у тебя все впереди и ты еще можешь стать негодяем? Все-таки хочется верить, что хорошее воспитание, значок диплома на пиджаке, благотворительная деятельность и регулярное или даже нерегулярное посещение храма дают гарантию от коллапса морали независимо от величины на нее, мораль твою, давления. Фрейд и прочие психоаналитики лечили людей от неврозов, а невроз, он тогда и возникает, когда интеллигентный человек вдруг осознает какую-либо подлость в себе и, не в силах с ней примириться, загоняет это осознание в подсознание. И вот появляется некий аналитик-антипсихоаналитик, который грубо тычет тебя носом в твою потенциальную подлость!  
Мало того, Арендт, этот человек-пружина, жуткий в своей решимости раскрутить анализ до предела, и своих единокровцев включила в железную цепь своих рассуждений. Ведь по крайней мере некоторые из евреев  - но зато самые заметные, самые избранные -  тоже оказались среди тех, кто в крайних обстоятельствах стал думать так, как фашисты принуждали думать всех. То есть эти еврейские раввины, старосты и старейшины стали исходить в своем мышлении из соображения наличной материальности: иначе нельзя, обуха батогом не перешибешь, у кого сила, у того и власть, следовательно …, - а не из соображения духовности: нет, так нельзя, так  я не поступлю, и будь что будет. Фашисты всегда и во всем стремились зарезервировать духовность за собой, а рабам вбить в голову приоритет силы как апофеоза грубой материальности. В другой своей работе, посвященной концлагерям, Арендт пишет, что вся организация Аушвица или Треблинки кажется совершенно абсурдной, если не понять, что целью фашистов было не истребление, не издевательство и тем более не использование дармовой рабочей силы, а искоренение в человеке, прежде чем он умрет, всяких признаков духовности. Можно вообразить, что нацисты как бы принимали все меры, чтобы души рабов не попали в мир иной и не загрязнили его, как варвары загрязнили арийский Рим. Концлагерь - комбинат, где души евреев и прочих рабов с гарантией уничтожались, прежде чем, из соображений государственной целесообразности, будут уничтожены их тела.
До сих пор я говорил столько же о фильме, сколько о реальной Ханне Арендт, ее работе о процессе над Эйхманом и реакциях на эту работу.  Теперь скажу о самом фильме. Он несколько странен.
Для сочувствия к герою произведения, борющемуся за некую идею, мы должны сочувствовать самой идее. Прометей похитил огонь у богов, чтобы отдать его людям  - мы, люди, греемся у огня -  поэтому мы на стороне Прометея и против богов, приковавших его к скале. Гамлет решил отомстить за убийство отца  - мы понимаем, что он правильно делает -  поэтому мы ощущаем эмпатию с ним.   
Но идея Ханны Арендт о том, что Эйхман не монстр, спорна. Продолжением ее может быть и вовсе противная природе человеческой идея, что монстров  вообще не бывает, тем более что сама Арендт, как уже было сказано, полагала, что в 20-м веке масштаб совершаемого зла стал обратно пропорционален масштабу совершающей его личности. Но тогда и мстить злодеям, может быть, не стоит? Что ни говори, а месть, кара  – это нечто возвышающее злодея. А ничтожествам мстить – слишком много чести, надо просто размазывать их тихо по стенке, как комаров, и все дела. Но нет, людям хочется, чтобы наказание зла, как и воздаяние добру, было торжественным и ритуальным. 
Кроме того, Арендт как аналитик поведения и дискурса Эйхмана могла попросту ошибаться: на всякого мудреца довольно простоты. Вот что пишет писатель Александр Мелихов в своей статье "Банальность сверхчеловечного" (журнал "Звезда" N12, 2013): "Эйхман воодушевлялся сверхчеловеческими целями и только на израильском процессе столь искусно изобразил этакого завхоза, "винтика", которому все равно, что возить - дрова для домашних печей или евреев для печей Освенцима, что внушил Ханне Арендт ложную доктрину банальности зла. "Он сказал, что с улыбкой прыгнет в могилу, так как он с особым удовлетворением сознает, что на его совести около пяти миллионов человек" - рассказывает заместитель Эйхмана Вислицени. Это никак не банальность послушания, это банальность романтизма, банальность сверхчеловечности". Конечно, и Мелихов может заблуждаться, но в данном случае неважно, кто прав: в контексте нашего разговора достаточно того, что он выразил иное, чем Арендт, мнение.
Еще более спорны упреки Арендт в адрес еврейских лидеров. Если начать конкретно разбираться, то можно, я не сомневаюсь, установить, что ими часто двигала надежда как-то договориться с немцами, некое число людей спасти. Глава юденрата Варшавского гетто Адам Черняков, узнав, что немцы планируют массовую депортацию в Треблинку, покончил с собой. Утверждать, что еврейские лидеры, посредничавшие между своим народом и наци, несут часть ответственности за Холокост –  то же самое, что считать так называемых советских либералов типа Эренбурга или Евтушенко разделяющими ответственность за преступления советской власти. С одной стороны, пословица «не играй в кости с дьяволом» мудра, с другой –  трудно удержаться от искушения сыграть даже с нечистым, чтобы в случае выигрыша употребить золото на благие дела.  Тут еще надо добавить: Арендт признается в фильме своему мужу, что она не любит еврейскую нацию или Израиль, как не любит никакую нацию или страну, а любит только отдельно взятых людей. Патриотам Эрец Исраэль становится совсем трудно доверять философии  Арендт после такого признания.  
Раз идеи Арендт не бессомненны, то и сочувствие к ней зрителей не безоговорочно. А что артистка Барбара Зукова в роли Ханны Арендт красива и манеры ее благородны, так мало ли кто благороден и красив. Но если мы не вполне сочувствуем, не безоговорочно восхищаемся героиней фильма и не всецело согласны  с ее идеями, тогда что остается? Чем душе зрителя "Ханны Арендт" утешиться? Восхититься упрямству человека, который наперекор мнению большинства не поступился принципами? Упрямство, это, конечно, хорошо (я уже похвалил его, рассуждая о конформизме), но оно и глупым бывает.  Да кстати сказать, Арендт в фильме и не упряма. Точнее, она упряма, когда ей уже приходится отстаивать свои статьи после их публикации, но раньше, в процессе их сочинения, мы не угадывали в ней никакого внутреннего сопротивления будущим негативным реакциям, которых она как чрезвычайно умный человек не могла не предвидеть. «Я рискую навлечь на себя осуждение дорогих для меня людей; глубоко задеть евреев, пострадавших от холокоста; вызвать протест Израиля… но все равно  я должна сказать то, что думаю», -  ничего подобного в сознании Арендт не проносится: она работает как холодный исследователь, только и всего. Недаром критики из  круга близких друзей упрекали ее в бессердечии. 
Чтобы доказать, что это вовсе не так, что Ханна принципиальный, но вовсе не бессердечный человек, фон Тротта уделяет много внимания ее теплым отношениям с мужем Генрихом, хотя   отношения эти, как обнаруживается в конце фильма, не играли в нем никакой драматургической роли и были показаны просто для «смягчения» образа Арендт. Но убедившись благодаря такому смягчению, что Ханна-Барбара Зукова вполне «нормальный» человек, мы еще меньше способны постичь ее стальную беспощадность. Настоящая Ханна Арендт, думаю, была человеком с доминацией левого (рационального) полушария во всех аспектах ее существования. Она, несомненно, являлась женщиной крайне страстной, но страстность эта была сугубо интеллектуальной, мозг ее пылал  сухим огнем спиртовой горелки. Вот лицо Арендт в те годы, когда она написала «Банальность зла»:


  

А вот лицо Ханны Арендт - Барбары Зуковой:

 

Дело, как читатель, надеюсь, понимает, не в портретном сходстве или несходстве, а в стремлении режиссера сделать Арендт немножко похожей на героиню картины «Москва слезам не верит»: она и крупного производства директор, и потрахаться не прочь, и холодец у нее прекрасно застывает. Но лицо настоящей Ханны Арендт производит совсем другое впечатление: это был человек односторонней и холодной интеллектуальной исступленности, а на всякие холодцы ей было глубоко плевать. И если, как говорится, «по-хорошему», то надо было бы делать о Ханне Арендт совсем иной, неизмеримо более жесткий и яростный фильм, похожий на те, которые Маргарет фон Тротта снимала в пору своей довольно левацкой молодости.
Заключение: фильм «Ханна Арендт» может трактоваться по-разному: как трагедия героической личности или притча о противостоянии надменного упрямца миру. Амбивалентность сюжета, однако, не явилась для фон Тротта объектом художественного исследования, а осталась на уровне простой невнятности. В таком случае, этому фильму лучше было бы быть не художественным, а документальным. Документалистика, в отличие от игрового кино, не нуждается в большей ясности, чем простая ясность изложения; ей не требуется никакой иной достоверности сверх достоверности собственного материала. Фильм фон Тротта кажется разыгранной актерами иллюстрацией к подлинной истории. Картины с частичным использованием актерской игры  сейчас в моде, и это не лучшая разновидность документального кино. Но таковые, по крайней мере, не скрывают своего имитационного характера. Фон Тротта претендует на художественность, но, на мой взгляд, не вполне достигает ее из-за отсутствия в ее фильме психологических мотивировок и последовательной художественной концепции.             



Маргарет фон Тротта








Уважаемые посетители сайта!
Чтобы оставить комментарий (вместо того, чтобы тщетно пытаться это сделать немедленно по прочтении текста: тщетно, потому что, пока вы читаете, проклятый «антироботный» код успевает устареть), надо закрыть страницу с текстом, т.е. выйти на главную страницу, а затем опять вернуться на страницу с текстом (или нажать F5).
Тогда комментарий поставится! Надеюсь, что после этого разъяснения у меня, автора, наконец-то установится с вами, читателями, обратная связь – писать без нее мне тоскливо.  
С.Бакис
Категория: Маргарет фон ТРОТТА | Добавил: ovechka (06.12.2013) | Автор: С. Бакис
Просмотров: 1066 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: