Фрагменты

Список режиссеров

Эдуард АБАЛОВ [1]
Вадим АБДРАШИТОВ [1]
Серж АВЕДИКЯН, Елена ФЕТИСОВА [1]
Илья АВЕРБАХ [3]
Илья АВЕРБУХ [1]
Леонид АГРАНОВИЧ [1]
Ювал АДЛЕР [1]
Габриэль АКСЕЛЬ [1]
Галина АКСЕНОВА [1]
Михаил АЛДАШИН [1]
Григорий АЛЕКСАНДРОВ [3]
Вуди АЛЛЕН [3]
Александр АЛОВ, Владимир НАУМОВ [1]
Виктор АМАЛЬРИК [1]
Леонид АМАЛЬРИК [1]
Вес АНДЕРСОН [1]
Пол Томас АНДЕРСОН [1]
Рой АНДЕРСОН [1]
Анотолий АНОНИМОВ [1]
Микеланджело АНТОНИОНИ [1]
Семен АРАНОВИЧ [1]
Виктор АРИСТОВ, Юрий МАМИН [1]
Динара АСАНОВА [1]
Павел АРСЕНОВ [1]
Александр АСКОЛЬДОВ [1]
Олег БАБИЦКИЙ, Юрий ГОЛЬДИН [1]
Петер фон БАГ [1]
Бакур БАКУРАДЗЕ [1]
Алексей БАЛАБАНОВ [3]
Гарри БАРДИН [1]
Борис БАРНЕТ [2]
Джой БАТЧЕЛОР [0]
Марк БАУДЕР [1]
Жак БЕККЕР [1]
Леонид БЕЛОЗОРОВИЧ [1]
Марко БЕЛОККЬО [1]
Ингмар БЕРГМАН [4]
Клэр БИВЕН [1]
Дон БЛАТТ, Гэри ГОЛДМАН [1]
Уэйн БЛЭР [1]
Питер БОГДАНОВИЧ [1]
Денни БОЙЛ [1]
Сергей БОНДАРЧУК [1]
Федор БОНДАРЧУК [0]
Ахим фон БОРРИС [1]
Владимир БОРТКО [2]
Михаил БРАШИНСКИЙ [1]
Вячеслав БРОВКИН [1]
Константин БРОНЗИТ [1]
Мел БРУКС [1]
Леонид БУРЛАКА [1]
Рама БУРШТЕЙН [1]
Петр БУСЛОВ [1]
Юрий БЫКОВ [2]
Оксана БЫЧКОВА [1]
Анджей ВАЙДА [2]
Владимир ВАЙНШТОК [1]
Жан-Марк ВАЛЛЕ [1]
Георгий ВАСИЛЬЕВ, Сергей ВАСИЛЬЕВ [1]
Франсис ВЕБЕР [1]
Александр ВЕЛЕДИНСКИЙ [1]
Владимир ВЕНГЕРОВ [2]
Жан ВИГО [1]
Валентин ВИНОГРАДОВ [2]
Вацлав ВОРЛИЧЕК [1]
Леонид ГАЙДАЙ [1]
Николаус ГАЙРХАЛТЕР [1]
Лиз ГАРБУЗ [1]
Виктор ГЕОРГИЕВ [1]
Саша ГЕРВАЗИ [1]
Сергей ГЕРАСИМОВ [1]
Алексей ГЕРМАН [5]
Алексей ГОЛУБЕВ [1]
Станислав ГОВОРУХИН [1]
Арнон ГОЛЬФИНГЕР [1]
Мишель ГОНДРИ [1]
В. ГОНЧАРОВ [1]
Арсений ГОНЧУКОВ [1]
Александр ГОРДОН [1]
Сантьяго ГРАССО [1]
Ольга ГРЕКОВА [1]
Ян ГРЖЕБЕЙК [1]
Юрий и Ренита ГРИГОРЬЕВЫ [1]
В.С. Ван Дайк [1]
Георгий ДАНЕЛИЯ [3]
Фрэнк ДАРАБОНТ [1]
Владимир ДЕГТЯРЕВ [1]
Михаил ДЕГТЯРЬ [1]
Уолт ДИСНЕЙ [1]
Джим ДЖАРМУШ [1]
Нури Бильге ДЖЕЙЛАН [1]
Дюк ДЖОНСОН [0]
Валерио ДЗУРЛИНИ [1]
Александр ДОВЖЕНКО [2]
Ксавье ДОЛАН [1]
Стивен ДОЛДРИ [1]
Семен ДОЛИДЗЕ Леван ХОТИВАРИ [1]
Олег ДОРМАН [1]
Николай ДОСТАЛЬ [2]
Борис ДРАТВА [1]
Карл Теодор ДРЕЙЕР [1]
Владимир ДЬЯЧЕНКО [1]
Иван ДЫХОВИЧНЫЙ [2]
Олег ЕФРЕМОВ [1]
Витаутас ЖАЛАКЯВИЧУС [1]
Франсуа ЖИРАР [1]
Эдуард ЖОЛНИН [1]
Ульрих ЗАЙДЛЬ [1]
Марк ЗАХАРОВ [3]
Андрей ЗВЯГИНЦЕВ [2]
Вячеслав ЗЛАТОПОЛЬСКИЙ [1]
Мария ЗМАЖ-КОЧАНОВИЧ [1]
Александр ИВАНКИН [2]
Александр ИВАНОВ [1]
Виктор ИВЧЕНКО [1]
Алехандро ИНЬЯРРИТУ [2]
Отар ИОСЕЛИАНИ [3]
Клинт ИСТВУД [1]
Элиа КАЗАН [1]
Ежи КАВАЛЕРОВИЧ [1]
Филипп КАДЕЛЬБАХ [1]
Александр КАЙДАНОВСКИЙ [2]
Геннадий Казанский, Владимир Чеботарев [1]
Михаил КАЛАТОЗОВ [3]
Михаил КАЛИК [1]
Фрэнк КАПРА [1]
Борис КАРАДЖЕВ [1]
Владимир КАРА-МУРЗА (мл.) [1]
Аки КАУРИСМЯКИ [1]
Арик КАПЛУН [1]
Евгений КАРЕЛОВ [1]
Кунио КАТО [1]
Чарли КАУФМАН [1]
Ираклий КВИРИКАДЗЕ [1]
Саймон КЕРТИС [1]
Ян КИДАВА-БЛОНЬСКИЙ [1]
Джек КЛЕЙТОН [1]
Элем КЛИМОВ [2]
Павел КЛУШАНЦЕВ [1]
Гвидо КНОПП, Урсула НЕЛЛЕСЗЕН [1]
Олег КОВАЛОВ [2]
Павел КОГАН [1]
Леван КОГУАШВИЛИ [1]
Михаил КОЗАКОВ [1]
Григорий КОЗИНЦЕВ [1]
Александр КОТТ [1]
Летиция КОЛОМБАНИ [1]
Андрей КОНЧАЛОВСКИЙ [4]
София КОППОЛА [1]
Юрий КОРОТКОВ [1]
Надежда КОШЕВЕРОВА, Михаил ШАПИРО [1]
Николай КОШЕЛЕВ [1]
Итан и Джоэл КОЭН [1]
Джоэл КОЭН [1]
Денис КРАСИЛЬНИКОВ [1]
Стенли КРАМЕР [1]
Вячеслав КРИШТОФОВИЧ [1]
Жора КРЫЖОВНИКОВ [2]
Джордж КЬЮКОР [1]
Альфонсо КУАРОН [1]
Джонас КУАРОН [1]
Рауф КУБАЕВ [1]
Акира КУРОСАВА [1]
Йоргос ЛАНТИМОС [1]
Клод ЛАНЦМАН [1]
Николай ЛЕБЕДЕВ [3]
Шон ЛЕВИ [1]
Барри ЛЕВИНСОН [1]
Патрис ЛЕКОНТ [1]
Роман ЛИБЕРОВ [1]
Тобиас ЛИНДХОЛЬМ [1]
Ричард ЛИНКЛЕЙТЕР [1]
Николай ЛИТУС, Алексей МИШУРИН [1]
Сергей ЛОБАН [1]
Сергей ЛОЗНИЦА [3]
Иван ЛУКИНСКИЙ [1]
Павел ЛУНГИН [1]
Ричард Дж. ЛЬЮИС [1]
Юрий ЛЮБИМОВ [1]
Сидни ЛЮМЕТ [1]
Альберт МАЙЗЕЛС [1]
Льюис МАЙЛСТОУН [1]
Том МАККАРТИ [1]
Адам МАККЕЙ [1]
Стив МАККУИН [2]
Норман З. МАКЛЕОД [1]
Виталий МАНСКИЙ [1]
Александр МАЧЕРЕТ [1]
Андрей МАЛЮКОВ [1]
Генрих МАЛЯН [1]
Джозеф Л. МАНКЕВИЧ [1]
Делберт МАНН [1]
Юлия МЕЛАМЕД [1]
Тамаз МЕЛИАВА [1]
Виталий МЕЛЬНИКОВ [3]
Марта МЕСАРОШ [1]
Майя МЕРКЕЛЬ [1]
Наталья МЕЩАНИНОВА [1]
Алексей МИЗГИРЕВ [1]
Сергей МИКАЭЛЯН [1]
Марина МИГУНОВА [1]
Феликс МИРОНЕР, Марлен ХУЦИЕВ [1]
Джордж МИЛЛЕР [1]
Клод МИЛЛЕР [1]
Александр МИТТА [2]
Никита МИХАЛКОВ [6]
Сергей МИХАЛКОВ [1]
Борис МОРГУНОВ [1]
Петр МОСТОВОЙ [1]
Владимир МОТЫЛЬ [1]
Кристиан МУНДЖИУ [3]
Кира МУРАТОВА [4]
Джон МЭДДЕН [1]
Хорациу МЭЛЭЕЛЭ [1]
Дэвид МЭМЕТ [1]
Анджей МУНК [1]
Бабак НАДЖАФИ [1]
Георгий НАТАНСОН [1]
Ева НЕЙМАН [1]
Ласло НЕМЕШ [1]
Сергей НЕСТЕРОВ [1]
Ангелина НИКОНОВА [1]
Григорий НИКУЛИН [1]
Ясмин НОВАК [1]
Филлип НОЙС [1]
Юрий НОРШТЕЙН [1]
Алексей НУЖНЫЙ [1]
Пол НЬЮМАН [1]
Фредерик ОБУРТЕН [1]
Валерий ОГОРОДНИКОВ [1]
Юрий ОЗЕРОВ [2]
Лиза ОЛИН [1]
Эрманно ОЛЬМИ [1]
Илья ОЛЬШВАНГЕР [1]
Алексей ОСТРОУМОВ [1]
Леонид ОСЫКА [1]
Павел ПАВЛИКОВСКИЙ [1]
Жиль ПАКЕ-БРЕННЕР [1]
Алан ПАКУЛА [1]
Марсель ПАЛИЕРО [1]
Арно де ПАЛЬЕР [1]
Глеб ПАНФИЛОВ [1]
Сергей ПАРАДЖАНОВ [1]
Майкл ПАУЭЛЛ [1]
Александр ПЕЙН [1]
Артавазд ПЕЛЕШЯН [1]
Владимир ПЕТРОВ [1]
Кристиан ПЕТЦОЛЬД [1]
Константин ПИПИНАШВИЛИ [1]
Лора ПОЙТРАС [1]
Владимир ПОЛКОВНИКОВ [1]
Алексей ПОПОГРЕБСКИЙ, Борис ХЛЕБНИКОВ [1]
Иосиф ПОСЕЛЬСКИЙ, Владимир ЕРОФЕЕВ, Ирина СЕТКИНА [1]
Поэзия в кино [1]
Стивен ПРЕССМАН [1]
Александр ПРОШКИН [2]
Андрей ПРОШКИН [2]
Альгимантас ПУЙПА [1]
Дэвид ПУЛБРУК [1]
Кристи ПУЮ [1]
Луис ПЬЕДРАИТА, Родриго СОПЕНЬЯ [1]
Иван ПЫРЬЕВ [1]
Александра РАХМИЛЕВИЧ [1]
Ален РЕНЕ [1]
Жан РЕНУАР [1]
Оскар РЁЛЛЕР [1]
Франсуа-Луи РИБАДО [1]
Кэрол РИД [1]
Артуро РИПШТЕЙН [1]
Лоренс РИС [1]
Джулио РИЧЧИАРЕЛЛИ [1]
Марк РОБСОН [1]
Стюарт РОЗЕНБЕРГ [1]
Эрик РОМЕР [1]
Михаил РОММ [7]
Абрам РООМ [1]
Слава РOCC [1]
Александр РОУ [2]
Григорий РОШАЛЬ [1]
Лев РОШАЛЬ [1]
Алина РУДНИЦКАЯ [1]
Ирвинг РЭППЕР [1]
Эльдар РЯЗАНОВ [3]
Иштван САБО [1]
Нигина САЙФУЛЛАЕВА [1]
Шэйн САЛЕРНО [1]
Александр СЕРЫЙ [1]
Михаил СЕГАЛ [1]
Василий СИГАРЕВ [1]
Витторио Де СИКА [1]
Евгений СИМОНОВ [1]
Кейн СИНИС [1]
Рамеш СИППИ [1]
Аркадий СИРЕНКО [1]
Мартин СКОРСЕЗЕ [2]
Ридли СКОТТ [2]
Мирослав СЛАБОШПИЦКИЙ [1]
Владимир СИНЕЛЬНИКОВ [1]
Вениамин СМЕХОВ [1]
Авдотья СМИРНОВА [2]
Андрей СМИРНОВ [2]
Сергей СНЕЖКИН [1]
Александра СНЕЖКО-БЛОЦКАЯ [0]
Феликс СОБОЛЕВ [1]
Александр СОКУРОВ [3]
Сергей СОЛОВЬЕВ [2]
Карел СТЕКЛЫ [1]
Андрей СТЕМПКОВСКИЙ [1]
Светлана СТРЕЛЬНИКОВА [1]
Стивен СПИЛБЕРГ [2]
Александр СУРИН [1]
Сергей ТАРАМАЕВ, Любовь ЛЬВОВА [1]
Андрей ТАРКОВСКИЙ [6]
Жак ТАТИ [1]
Евгений ТАШКОВ [1]
Иван ТВЕРДОВСКИЙ [3]
Виктор ТИХОМИРОВ [1]
Валерий ТОДОРОВСКИЙ [1]
Петр ТОДОРОВСКИЙ [1]
Виктор ТРЕГУБОВИЧ [3]
Ларс фон ТРИЕР [1]
Томаш ТОТ [1]
Маргарет фон ТРОТТА [1]
Семен ТУМАНОВ [1]
Франсуа ТРЮФФО [1]
Кристоф ТЮРПЕН [1]
Уильям УАЙЛЕР [1]
Билли УАЙЛЬДЕР [1]
Олег УЖИНОВ [1]
Андрей УЖИЦА [1]
Сергей УРСУЛЯК [5]
Александр УСТЮГОВ [1]
Люси УОЛКЕР, Карен ХАРЛИ, Жуан ЖАРДИМ [1]
Золтан ФАБРИ [2]
Алексей ФЕДОРЧЕНКО [2]
Федерико ФЕЛЛИНИ [6]
Олег ФЛЯНГОЛЬЦ [1]
Брайан ФОГЕЛЬ [1]
Стивен ФРИРЗ [1]
Борис ФРУМИН [1]
Илья ФРЭЗ [1]
Кэри ФУКУНАГА [1]
Питер ХАЙАМС [1]
Мишель ХАЗАНАВИЧУС [1]
Джон ХАЛАС [1]
Рустам ХАМДАМОВ [2]
Михаэль ХАНЕКЕ [1]
Энтони ХАРВИ [1]
Иосиф ХЕЙФИЦ [2]
Яэл ХЕРСОНСКИ [1]
Альфред ХИЧКОК [3]
Борис ХЛЕБНИКОВ [2]
Тадеуш ХМЕЛЕВСКИЙ [1]
Юзеф ХМЕЛЬНИЦКИЙ [1]
Агнешка ХОЛЛАНД [1]
Ноам ХОМСКИЙ [1]
Владимир ХОТИНЕНКО [2]
Курт ХОФФМАН [1]
Илья ХРЖАНОВСКИЙ [1]
Константин ХУДЯКОВ [1]
Марлен ХУЦИЕВ [6]
Эдвард ЦВИК [1]
Михаил ЦЕХАНОВСКИЙ [1]
Фред ЦИННЕМАНН [1]
Чарли ЧАПЛИН [4]
Владимир ЧЕБОТАРЕВ [1]
«ЧЕЛОВЕК ИЗ ТЕЛЕВИЗОРА» телепрограмма [0]
Клод ШАБРОЛЬ [1]
Алексей ШАПАРЕВ [1]
Тофик ШАХВЕРДИЕВ [1]
Карен ШАХНАЗАРОВ [4]
Адольф ШАПИРО [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР, Софья МИЛЬКИНА [1]
Александр ШЕЙН [1]
Эльдар ШЕНГЕЛАЯ [1]
Лариса ШЕПИТЬКО [2]
Надав ШИРМАН [1]
Евгений ШИФФЕРС [1]
Фолькер ШЛЕНДОРФ [1]
Евгений ШНЕЙДЕР [1]
Том ШОВАЛ [1]
Геннадий ШПАЛИКОВ [1]
Василий ШУКШИН [2]
Ариэль ШУЛЬМАН Генри ДЖОСТ [1]
Соломон ШУСТЕР [1]
А. С. ЭЙЗЕНШТАРК [1]
Сергей ЭЙЗЕНШТЕЙН [2]
Анатолий ЭЙРАМДЖАН [1]
Виктор ЭЙСЫМОНТ [1]
Ронит и Шломи ЭЛЬКАБЕЦ [1]
Резо ЭСАДЗЕ [2]
Франциско ЭСКОБАР [1]
Рубен ЭСТЛУНД [1]
Анатолий ЭФРОС [2]
Андрей ЭШПАЙ [1]
Константин ЮДИН [1]
Сергей ЮТКЕВИЧ [1]
Роберт В. ЯНГ [1]
Борис ЯШИН [1]
Разное [71]
Allen COULTER [1]
Tim Van PATTEN [1]
John PATTERSON [1]
Alan TAYLOR [1]

Теги

Ленфильм Ахеджакова Никулин Иоселиани грузия Герман Болтнев Миронов Вайда Польша Цибульский Ильенко Миколайчук Параджанов Шпаликов Гулая Лавров Адомайтис Банионис Жалакявичус Литовская кст Румыния россия Мизгирев Негода Олялин Эсадзе Ладынина Пырьев Одесская кст Савинова Ташков Аранович кст Горького Эйсымонт Бортко Евстигнеев Карцев Япония Куросава кст Довженко Литус Мишурин Румянцева Шифферс Любшин Шустер Мунджиу Мосфильм Хуциев Мэлэелэ Бакланов То Экран италия Феллини Мазина Комиссаржевский Бергман Швеция Кошеверова Шапиро Ольшвангер Смоктуновский Володин Климов Митта Калатозов Куба Урусевский немое кино Доронина Натансон Захаров Шварц Данелия Герасимов кст им.Горького Като мультипликация 1939 Мачерет Олеша 1935 Роом СССР Александров 1938 1956 Рязанов 1974 Кончаловский 2007 Михалков 1960 1980 Венгрия Месарош 1967 Аскольдов к/ст Горького 1934 Тарковский Виго Франция Грузия-фильм 1970 2006 анимация Ужинов 1984 Шенгелая США Чаплин Солярис 1961 Ольми Динара Асанова Жена ушла Добро пожаловать Элем Климов Балабанов Кочегар ЛЮБИМОВ вифлеем израиль фильм Ювап Адлер

***



Авторский проект Святослава БАКИСА

Сайт инициировал
и поддерживает
Иосиф Зисельс

Разработка сайта
Галина Хараз

Администратор сайта
Елена Заславская

Социальные сети

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Четверг, 19.10.2017, 23:32
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Новый фрагмент

Главная » Новые фрагменты » Михаил ШВЕЙЦЕР

«Золотой теленок»
Реж. Михаил ШВЕЙЦЕР. По роману Ильфа и Петрова. «Мосфильм». 1968


 

Б. «Золотой теленок»... А про что картина-то?
А. А то ты сам не знаешь. Кто ж тогда в заголовке вон написал – «по Ильфу и Петрову»?
Б. Ну так что? 
А. Ну так экранизация.
Б. Ответить на вопрос, про что фильм, что это экранизация, все равно, что ответить на вопрос: «Вас как зовут?» - «Я сын лейтенанта Шмидта». Сын-то сын, но имя у тебя должно быть. Так и экранизация должна быть про что-то.
А. Неужели книгу не читал?
Б. Книгу читал.
А. Ну так про что она, скажи?
Б. ОК. Но это, на самом деле, два вопроса. Во-первых, про что хотели сказать авторы. Про очень умного человека, который все-таки оказался в дураках. Вроде  всё понимал, но просчитался, решив, что, если иметь много денег, то можно быть счастливым. Это, так сказать, заявленный смысл книги. Сказав это, я должен добавить, что с этим смыслом у Ильфа и Петрова  вышла неувязка, они не доказали своего тезиса. Остап полагал, что с деньгами он будет счастлив не у нас, а в Рио-де-Жанейро, но ведь его туда не пустили. Если бы СССР был приличной страной, откуда можно нормально выехать, так Остап и был бы в Рио счастлив, т.е. насколько деньги вообще способны принести счастье, но это уже другой, философический вопрос, которого мы не будем сейчас касаться. Скажем так: Ostap would be reasonably happy in Rio. Правда, под занавес Ильф-Петров показывают, как Остап со своими деньжищами не стал счастливее в СССР: например, Зося Синицкая ему не дала и т.д. Но это все притянуто за уши. Во-первых, как я уже сказал, он и не рассчитывал стать со своим миллионом счастливее в СССР. Во-вторых, с миллионом в СССР нельзя было стать счастливее не потому, что в этой стране людей не интересовала материальная сторона, – еще как! – а по той простой причине, что на деньги нельзя было ничего купить, а если как-то можно было, то нельзя было показать, что ты это имеешь. Загадка: наша соседка по этажу Маня N. зимними ночами иногда тайком вылезала на крышу и подолгу стояла там. Для чего? (Ответ: ее муж был  артельщик, подпольный миллионер. Она давала подышать на морозе норковым шубам, песцовым воротникам и т.д., которые не смела носить). Третье: такому, как Остап, Зося и так дала бы, а с деньгами тем более. Согласен?
А. Пожалуй. Но какой же второй ответ на мой вопрос?
Б.  Главное в этой книге не то, как всепонимающий человек просчитался, а то, насколько он всё понимает. Прозвище Остапа – «великий комбинатор». Но, если внимательно перечитать книгу, то придется сделать вывод, что никаких таких особых комбинаций он не проворачивает. Отмочка Остапа в начале «Золотого теленка», когда гоп-компания несется на «Антилопе-гну» впереди автопробега и пожинает плоды лидерства, как раз нетипична для него.  Обычно Бендер взламывает запоры советского истеблишмента не делом, а словом. На ремне его шикарных брюк висит тысяча отмычек – но не металлических, а идеологических: он в совершенстве овладел советскими демагогическими клише, в этом главный секрет его успехов. В афере с автопробегом наиболее увлекателен не chase (погоня), а чёс: как Остап в каждом городке закатывает речуху. Погонь в книгах и кино было много, кто их все упомнит, а вот «Автопробегом – по бездорожью и разгильдяйству!» -  это засело в головах. Причем тут опять надо отметить важный момент. Почему то, что говорит Остап, всегда ужасно смешно? Конечно, он очень остроумный, самобытный, яркий человек. Но что смешного в том же лозунге насчет автопрoбега? Ничего, кроме того, что Остап как раз не проявляет в данном случае – как и в преобладающем большинстве других! – никакой самобытности. Он, наоборот, просто повторяет то, что говорил, или мог бы сказать, какой-нибудь ответственный коммуняка. Смешно же то, что это произносит жулик, авантюрист. Оттого, что навязшие в зубах советские идеологемы вылетают из уст мошенника, они становятся очень смешны. Метод остранения, понимаешь? Когда Владимир Ильич совершал чес по советским организациям и бухгалтерам втирал, что самое главное – учет, металлургам – что сталь, а циркачам – что цирк, то люди как-то не замечали, что это всё, всё – цирк. Но когда то же самое исходит от con-man’a – цирк становится тем, чем он есть - цирком.  
А. Так ты хочешь сказать, что Ильф-Петров были скрытыми антисоветчиками?
Б. Ни в коем случае. Наоборот, если действительно существовало такое направление – «социалистический реализм», то эти двое – главные его репрезентанты.
А. Вот тут сомневаюсь, очень сомневаюсь.
Б. Потому что ты не понял, что я имею в виду. Они были настолько уверены, что социализм – на века, что им не оставалось ничего другого, как принимать его, быть трезвыми реалистами. Если бы они встретили в 30-м году академика Сахарова, они бы расхохотались и тут же сделали его еще одним членом «Союза меча и орала». Потому что сопротивляться сталинской махине – что может быть смешнее? То есть, ты должен меня правильно понять: они принимали советскую власть не поневоле, «скрипя сердцем», а  как отъявленные реалисты, по-гегелевски: "все действительное разумно», и этот мир – лучший из  возможных миров!
А. А Запад? Что они, не знали о нем? Они даже ездили по США.
Б. Запад – не мир, а иномирье. Все равно, что другая какая-нибудь планета, на которой, может быть, все чудесно, но до нее лететь миллион световых лет. Раз туда практически невозможно попасть – то надо быть круглым идиотом, чтобы включать ее существование в свои повседневные соображения. Делать так – значит  опять быть членом «Меча и орала». А надо жить там, где живешь, и стараться быть счастливым.
А. Ну хорошо. Но тут ты попался. Ты ведь сам только что сказал, что вся соль их юмора – это насмешка над советскими клише и т.д.
Б. И ничего я не попался. Тут нюанс. Это не насмешка, это смех. Ну просто они люди такие, что не могут удержаться от смеха, когда смешно. В статье  1943-го года Charlie the Kid Эйзенштейн анализирует природу юмора Чаплина. Он усматривает ее в чаплинской способности «внезапного видения детскими глазами. Видения непосредственного. Видения первичного, без морально-этического осознавания и изъяснения". Жестокость чаплинского комизма, по Эйзенштейну, также детское свойство: дети в определенном возрасте не знают чувства жалости.  Вот так же И/П непроизвольно смеются, когда смешно, и никого не жалеют. Старая русская интеллигенция? Сидят где-то по углам, бородами обросли, читают книги с ятями, ищут сермяжную правду... ужасно смешно! Лоханкин!! Попы? Рясы,  бороды (борода – это вообще смешно; представить, чтобы какой-нибудь нормальный человек, например, Маяковский, носил дремучую бороду... немыслимо!), кадят ладаном, бормочут на церковнославянском, пророчат конец света: да какой конец, когда самое интересное (т.е. самое смешное) только началось. Отец Федор!! И т.д. Но И/П смешно не только старое – их не менее смешит и новое. Ну, скажем, все эти лозунги, «Автопробегом по бездорожью» и т.п, это ж умора. Можно ли представить, чтобы при царе кто-то такое выкрикнул, Столыпин, например? Или во Франции, в Америке? Нет, ужасно смешно. И не потому что глупо... а чудно как-то, ново, невидаль. Девки по площади идут в трусах. В каменной будке мертвый дед лежит. А других мужиков в деревянные будки запихивают и везут куда-то. И все мужики бородатые. Обхохочешься. (Помню, как весь наш класс давился от смеха, когда к нам пришел новый учитель математики, одноногий: тут же прозвали его Костылем. Дело дошло до того, что классной руководительнице пришлось провести с нами беседу: «Сергей Иванович ради вас ногу на войне потерял! Чему смеетесь-то?» А черт его знает. Смешно, и все. Учитель без ноги... где ж это видано?) Вот так и наши двое хохотунов надрывали животики над экзотикой советской жизни. Это проходило под маркой «критики пережитков» и «критики недостатков». Когда же их разбирал смех по поводу того, над чем смеяться было не положено, их одергивали, и они, вздохнув, вычеркивали. 
А. Ну вот видишь, как ты хорошо про И/П понимаешь. Зачем же ты вначале спросил, про что фильм Швейцера?
Б. Потому что это фильм Швейцера, а не роман И/П. И на дворе, когда он снимал фильм, был 68-й, а не 30-й. Если тогда в стране было достаточно идиотов-энтузиастов, чтобы тезис И/П «не в деньгах счастье; т.е. в нашей стране счастье не в деньгах» кое-как еще проходил (прошло ведь всего 12 лет с тех пор, как Владимир Ильич попробовал вовсе отменить это универсальное средство обмена), то теперь... нэма дурных. В 68-м уже стало достаточно, как говорил Н.В. Гоголь, «видно во все стороны света», и в том числе, в западную сторону, и ясно стало, что интерес к такому зверю, как золотой теленок, еще долго-долго будет жить в сердцах людей. И значит, фильм «Золотой теленок» не мог быть про то же самое, что роман «Золотой теленок».  Вот я и повторяю свой вопрос: о чем фильм, по-твоему?
А. Ну ладно, не придуривайся, чеши дальше. Всем же понятно, что я в этом диалоге – буква вспомогательная.
Б. Вот бы ты меня удивил, если бы вдруг сказал: «Стой! Я понял, о чем фильм!» - и все бы за меня сказал.           
А. Стой! Я понял, о чем фильм! То есть, мне кажется, что я понял.
Б. Ну давай, говори, а я немного помолчу. А то все Б да Б, будто и впрямь нет других букв на трубе.
А. А не сам ли ты виноват в том, что не реагируют другие буквы на твои публикации? Может, чуют в тебе гости сайта определенный, скажем так, дефицит демократизма?   
Б. Не знаю, может, и так, но от этого не легче. Ладно, давай, брат А, излагай.
А. Ну вот, я что хочу сказать...
Б. Слушай, нет. Не могу так уж совсем выпустить вожжи из рук. Давай я хоть буду тебя спрашивать, а ты отвечай.
А. Говорю же, ты недемократичный.
Б. Да каков уж есть. Понравился тебе фильм?
А. Да, фильм очень понравился.
Б. А Юрский тебе понравился?
А. Да, и Юрский понравился. Хотя тут нужны оговорки. У тебя были нюансы, и у меня не без них.
Б. Ну что ты скажешь, каждая буква лезет в тонкачи! Что за нюансы?
А. Я считаю, Остапа Бендера сыграть нельзя. Помню, в детстве я читал И/П, и мне казалось, что я галлюцинаторно четко слышу голос Остапа. Но когда я пробовал читать вслух – ничего похожего. И дело, я думаю, было не только в том, что я плохой артист, но, кроме интонации, там был какой-то фоновый гул, общий тон, который никаким человеческим голосом нельзя воспроизвести. Остап как бы не совсем человек, у этого чёрта и черт никаких нет, кроме фуражки да шарфа. Но человек-невидимка тоже носил шарф, а лица-то за ним не было. Остап из разряда таких персонажей, как булгаковский Воланд, запечатлеть его на пленке невозможно. Бендер вообще похож на Воланда, он тоже  «часть той силы, что хочет зла и совершает благо», и объекты, над которыми он измывается – такая же мелкая шушера, как у Булгакова. Но это особый разговор,  я сейчас о другом. Вот говорят, что  персонажей плохого писателя не представляешь, и это его главное отличие от писателя хорошего. Так-то так, но надо еще разобраться, что значит «представлять». Это вовсе не всегда значит – представлять  как людей. Иногда (примеры, кроме двух уже названных: Евгений Онегин, Анна Каренина, князь Мышкин, композитор Леверкюн из «Доктора Фаустуса» Т.Манна) мы можем очень ярко представлять эти литературные исчадья, но – не антропно, а в форме некоей плазмы, шаровых молний. «Можно сказать, что шаровая молния — это самоограниченный интенсивный свет или световой пузырь. Согласно модели британского физика Кендля, когда человеку кажется, что перед ним шаровая молния, на самом деле это —  фосфены.  Когда кто-то находится в радиусе нескольких сотен метров от удара молнии, в глазах на несколько секунд может возникнуть белое пятно. Это происходит под воздействием на кору головного мозга электромагнитного импульса. Правда, эта теория не объясняет того, как шаровые молнии удаётся заснять на видео». (Википедия). Персонажи типа Бендера или Воланда –  шаровые молнии такого рода, которые на пленке как раз не запечатлеваются. (В тот же ряд можно добавить и Швейка. Наглядность, с которой мы его представляем благодаря иллюстрациям Йозефа Лады, обманчива: нос картошкой и толстые щечки - это одно, а вот кто же этот Швейк на самом деле: идиот, хитрец или мудрец - это совсем другое, чего не только сыграть, но даже понять нельзя).   
Кто только не пробовался на роль Бендера! Обычно, когда типажный разброс актеров, пробуемых режиссером на роль, слишком велик, это знак того, что режиссер «не видит» своего героя. В данном случае всеядность Швейцера, перебравшего едва ли не всех советских мужских кинозвезд, от Анофриева до Яковлева, оправдана принципиальной неуловимостью, нематериальностью Бендера. Мне кажется, что режиссер наконец остановился на Юрском главным образом по двум причинам. Во-первых, Юрский умеет произносить текст выделенно, что в данном случае очень важно, т.к. Бендер – не кто, а что: не то, что он делает, а что он говорит. Во-вторых, Юрский – актер не реалистический, не русской школы переживания, он не вживается в своих персонажей, а именно играет, показывает, как бы рисует их, протянув руку с карандашом с довольно дальнего расстояния от бумажного листа (другой актер такого типа – Табаков. Но он на Остапа, кажется, не пробовался: не шатен, не еврей и жовиален по-саратовски, а не по-средиземноморски). Юрский, с его национально неопознаваемым лицом, специфической дикцией и протеичной характерностью, лучше всего подходил на роль типа вроде Жириновского, с папой-турецкоподданным, мамой непонятно кем, непонятными местом рождения, прошлым и чертами лица: скорее дух (В о л а н д, в о л а н , volant: летучий), чем конкретный индивидуум...
Б. Ну вот, дай только всяким буквам поговорить. Ближе к делу! О чем фильм Швейцера?
А. Ладно, закругляюсь. Фильм Швейцера – очень хороший, живой, смешной фильм. Но фильм непоследовательный, путаный. Швейцер в 68-м году не то что не решился показать такого Остапа, какого показал в 93-м Василий Пичул  в «Мечтах идиота»: человека, томящегося в клетке советской власти, задыхающегося без возможности легально проявлять индивидуальность и инициативу, - Михаилу Абрамовичу такое и в голову не приходило. До чего он дошел – это разбавить кипучую динамику Остапа некоторым количеством меланхоличной резиньяции (недаром в начале фильма он на манер Гамлета держит череп в ладони), моментами раздумчивых пауз и саморефлексии. Остап-Юрский, кажется, охотится за миллионом вовсе не с прагматической целью: если он игрок, то играет искусства ради, найдя для себя достойный вызов, challenge. И более того: он скорее составитель шахматных этюдов, чем спортивный шахматист. Сам Юрский сказал: «Остап хотел прожить жизнь танцуя, но это ему не удалось». 
Б. Так почему фильм противоречивый?
А. Потому что вся эта история унаследована от И/П, у которых Остап предельно динамичен. Режиссер и артист стремятся расслабить, растянуть упругую тетиву Остаповой активности, заставить ее слегка провисать... но иногда это противоречит объективной реальности сюжета. А самое страшное – в течение всех съемок в конце туннеля маячил не свет, а тьма: ужасная сцена на румынской границе, в которой И/П жестоко унизили своего героя. Швейцер снял финальный эпизод максимально смикшированно: издевательства над Остапом там не было, были слабо прикрытые сострадание и грусть. Киноначальники немедленно уловили это и сказали: «Не пойдет! Авантюрист не подвергнут у вас моральному развенчанию!» Швейцер вынужден был переделать финал, но из чувства протеста снял демонстративно плохо: например, внизу явно видно, где кончается снег и начинается павильонный пол. Но протест создателей фильма ясен только им самим;  зритель чувствует лишь противоречивость и невнятицу.
Б. Но ведь конец – делу венец. Не зачеркивает ли такой финал все предыдущее?
А. Нет, не зачеркивает. Даже и такой, как он вышел, «Золотой теленок» превосходит грубую, в перестроечном духе, реконструкцию «Мечты идиота».  Остап, каким его создали И/П, даже в самой глубине души не антисоветчик, как герой фильма Пичула: подобно его создателям, он не спорит с советской властью, даже не ропщет на нее, а только конвульсивно смеется над нею и непроизвольно ищет в стальной клетке щель, через которые втянуть бы глоток «ворованного воздуха».
                                             
Некоторые пробные Остапы:





Михаил Швейцер и Сергей Юрский





Внимание!
Через новый раздел нашего сайта "Информация по существу"
можно выйти на рецензии других авторов на новые фильмы "Елена" и
"Два дня". Интересующиеся могут сравнить их с нашими рецензиями. Следите за разделом "Информация по существу"!
Автор С. Бакис













Категория: Михаил ШВЕЙЦЕР | Добавил: ovechka (30.11.2011) | Автор: С. Бакис
Просмотров: 1468 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: