Фрагменты

Список режиссеров

Эдуард АБАЛОВ [1]
Вадим АБДРАШИТОВ [1]
Серж АВЕДИКЯН, Елена ФЕТИСОВА [1]
Илья АВЕРБАХ [3]
Илья АВЕРБУХ [1]
Леонид АГРАНОВИЧ [1]
Ювал АДЛЕР [1]
Габриэль АКСЕЛЬ [1]
Галина АКСЕНОВА [1]
Михаил АЛДАШИН [1]
Григорий АЛЕКСАНДРОВ [3]
Вуди АЛЛЕН [3]
Александр АЛОВ, Владимир НАУМОВ [1]
Виктор АМАЛЬРИК [1]
Леонид АМАЛЬРИК [1]
Вес АНДЕРСОН [1]
Пол Томас АНДЕРСОН [1]
Рой АНДЕРСОН [1]
Анотолий АНОНИМОВ [1]
Микеланджело АНТОНИОНИ [1]
Семен АРАНОВИЧ [1]
Виктор АРИСТОВ, Юрий МАМИН [1]
Динара АСАНОВА [1]
Павел АРСЕНОВ [1]
Александр АСКОЛЬДОВ [1]
Олег БАБИЦКИЙ, Юрий ГОЛЬДИН [1]
Петер фон БАГ [1]
Бакур БАКУРАДЗЕ [1]
Алексей БАЛАБАНОВ [3]
Гарри БАРДИН [1]
Борис БАРНЕТ [2]
Джой БАТЧЕЛОР [0]
Марк БАУДЕР [1]
Жак БЕККЕР [1]
Леонид БЕЛОЗОРОВИЧ [1]
Марко БЕЛОККЬО [1]
Ингмар БЕРГМАН [4]
Клэр БИВЕН [1]
Дон БЛАТТ, Гэри ГОЛДМАН [1]
Уэйн БЛЭР [1]
Питер БОГДАНОВИЧ [1]
Денни БОЙЛ [1]
Сергей БОНДАРЧУК [1]
Федор БОНДАРЧУК [0]
Ахим фон БОРРИС [1]
Владимир БОРТКО [2]
Михаил БРАШИНСКИЙ [1]
Вячеслав БРОВКИН [1]
Константин БРОНЗИТ [1]
Мел БРУКС [1]
Леонид БУРЛАКА [1]
Рама БУРШТЕЙН [1]
Петр БУСЛОВ [1]
Юрий БЫКОВ [2]
Оксана БЫЧКОВА [1]
Анджей ВАЙДА [2]
Владимир ВАЙНШТОК [1]
Жан-Марк ВАЛЛЕ [1]
Георгий ВАСИЛЬЕВ, Сергей ВАСИЛЬЕВ [1]
Франсис ВЕБЕР [1]
Александр ВЕЛЕДИНСКИЙ [1]
Владимир ВЕНГЕРОВ [2]
Жан ВИГО [1]
Валентин ВИНОГРАДОВ [2]
Вацлав ВОРЛИЧЕК [1]
Леонид ГАЙДАЙ [1]
Николаус ГАЙРХАЛТЕР [1]
Лиз ГАРБУЗ [1]
Виктор ГЕОРГИЕВ [1]
Саша ГЕРВАЗИ [1]
Сергей ГЕРАСИМОВ [1]
Алексей ГЕРМАН [5]
Алексей ГОЛУБЕВ [1]
Станислав ГОВОРУХИН [1]
Арнон ГОЛЬФИНГЕР [1]
Мишель ГОНДРИ [1]
В. ГОНЧАРОВ [1]
Арсений ГОНЧУКОВ [1]
Александр ГОРДОН [1]
Сантьяго ГРАССО [1]
Ольга ГРЕКОВА [1]
Ян ГРЖЕБЕЙК [1]
Юрий и Ренита ГРИГОРЬЕВЫ [1]
В.С. Ван Дайк [1]
Георгий ДАНЕЛИЯ [3]
Фрэнк ДАРАБОНТ [1]
Владимир ДЕГТЯРЕВ [1]
Михаил ДЕГТЯРЬ [1]
Уолт ДИСНЕЙ [1]
Джим ДЖАРМУШ [1]
Нури Бильге ДЖЕЙЛАН [1]
Дюк ДЖОНСОН [0]
Валерио ДЗУРЛИНИ [1]
Александр ДОВЖЕНКО [2]
Ксавье ДОЛАН [1]
Стивен ДОЛДРИ [1]
Семен ДОЛИДЗЕ Леван ХОТИВАРИ [1]
Олег ДОРМАН [1]
Николай ДОСТАЛЬ [2]
Борис ДРАТВА [1]
Карл Теодор ДРЕЙЕР [1]
Владимир ДЬЯЧЕНКО [1]
Иван ДЫХОВИЧНЫЙ [2]
Олег ЕФРЕМОВ [1]
Витаутас ЖАЛАКЯВИЧУС [1]
Франсуа ЖИРАР [1]
Эдуард ЖОЛНИН [1]
Ульрих ЗАЙДЛЬ [1]
Марк ЗАХАРОВ [3]
Андрей ЗВЯГИНЦЕВ [2]
Вячеслав ЗЛАТОПОЛЬСКИЙ [1]
Мария ЗМАЖ-КОЧАНОВИЧ [1]
Александр ИВАНКИН [2]
Александр ИВАНОВ [1]
Виктор ИВЧЕНКО [1]
Алехандро ИНЬЯРРИТУ [2]
Отар ИОСЕЛИАНИ [3]
Клинт ИСТВУД [1]
Элиа КАЗАН [1]
Ежи КАВАЛЕРОВИЧ [1]
Филипп КАДЕЛЬБАХ [1]
Александр КАЙДАНОВСКИЙ [2]
Геннадий Казанский, Владимир Чеботарев [1]
Михаил КАЛАТОЗОВ [3]
Михаил КАЛИК [1]
Фрэнк КАПРА [1]
Борис КАРАДЖЕВ [1]
Владимир КАРА-МУРЗА (мл.) [1]
Аки КАУРИСМЯКИ [1]
Арик КАПЛУН [1]
Евгений КАРЕЛОВ [1]
Кунио КАТО [1]
Чарли КАУФМАН [1]
Ираклий КВИРИКАДЗЕ [1]
Саймон КЕРТИС [1]
Ян КИДАВА-БЛОНЬСКИЙ [1]
Джек КЛЕЙТОН [1]
Элем КЛИМОВ [2]
Павел КЛУШАНЦЕВ [1]
Гвидо КНОПП, Урсула НЕЛЛЕСЗЕН [1]
Олег КОВАЛОВ [2]
Павел КОГАН [1]
Леван КОГУАШВИЛИ [1]
Михаил КОЗАКОВ [1]
Григорий КОЗИНЦЕВ [1]
Александр КОТТ [1]
Летиция КОЛОМБАНИ [1]
Андрей КОНЧАЛОВСКИЙ [4]
София КОППОЛА [1]
Юрий КОРОТКОВ [1]
Надежда КОШЕВЕРОВА, Михаил ШАПИРО [1]
Николай КОШЕЛЕВ [1]
Итан и Джоэл КОЭН [1]
Джоэл КОЭН [1]
Денис КРАСИЛЬНИКОВ [1]
Стенли КРАМЕР [1]
Вячеслав КРИШТОФОВИЧ [1]
Жора КРЫЖОВНИКОВ [2]
Джордж КЬЮКОР [1]
Альфонсо КУАРОН [1]
Джонас КУАРОН [1]
Рауф КУБАЕВ [1]
Акира КУРОСАВА [1]
Йоргос ЛАНТИМОС [1]
Клод ЛАНЦМАН [1]
Николай ЛЕБЕДЕВ [3]
Шон ЛЕВИ [1]
Барри ЛЕВИНСОН [1]
Патрис ЛЕКОНТ [1]
Роман ЛИБЕРОВ [1]
Тобиас ЛИНДХОЛЬМ [1]
Ричард ЛИНКЛЕЙТЕР [1]
Николай ЛИТУС, Алексей МИШУРИН [1]
Сергей ЛОБАН [1]
Сергей ЛОЗНИЦА [3]
Иван ЛУКИНСКИЙ [1]
Павел ЛУНГИН [1]
Ричард Дж. ЛЬЮИС [1]
Юрий ЛЮБИМОВ [1]
Сидни ЛЮМЕТ [1]
Альберт МАЙЗЕЛС [1]
Льюис МАЙЛСТОУН [1]
Том МАККАРТИ [1]
Адам МАККЕЙ [1]
Стив МАККУИН [2]
Норман З. МАКЛЕОД [1]
Виталий МАНСКИЙ [1]
Александр МАЧЕРЕТ [1]
Андрей МАЛЮКОВ [1]
Генрих МАЛЯН [1]
Джозеф Л. МАНКЕВИЧ [1]
Делберт МАНН [1]
Юлия МЕЛАМЕД [1]
Тамаз МЕЛИАВА [1]
Виталий МЕЛЬНИКОВ [3]
Марта МЕСАРОШ [1]
Майя МЕРКЕЛЬ [1]
Наталья МЕЩАНИНОВА [1]
Алексей МИЗГИРЕВ [1]
Сергей МИКАЭЛЯН [1]
Марина МИГУНОВА [1]
Феликс МИРОНЕР, Марлен ХУЦИЕВ [1]
Джордж МИЛЛЕР [1]
Клод МИЛЛЕР [1]
Александр МИТТА [2]
Никита МИХАЛКОВ [6]
Сергей МИХАЛКОВ [1]
Борис МОРГУНОВ [1]
Петр МОСТОВОЙ [1]
Владимир МОТЫЛЬ [1]
Кристиан МУНДЖИУ [3]
Кира МУРАТОВА [4]
Джон МЭДДЕН [1]
Хорациу МЭЛЭЕЛЭ [1]
Дэвид МЭМЕТ [1]
Анджей МУНК [1]
Бабак НАДЖАФИ [1]
Георгий НАТАНСОН [1]
Ева НЕЙМАН [1]
Ласло НЕМЕШ [1]
Сергей НЕСТЕРОВ [1]
Ангелина НИКОНОВА [1]
Григорий НИКУЛИН [1]
Ясмин НОВАК [1]
Филлип НОЙС [1]
Юрий НОРШТЕЙН [1]
Алексей НУЖНЫЙ [1]
Пол НЬЮМАН [1]
Фредерик ОБУРТЕН [1]
Валерий ОГОРОДНИКОВ [1]
Юрий ОЗЕРОВ [2]
Лиза ОЛИН [1]
Эрманно ОЛЬМИ [1]
Илья ОЛЬШВАНГЕР [1]
Алексей ОСТРОУМОВ [1]
Леонид ОСЫКА [1]
Павел ПАВЛИКОВСКИЙ [1]
Жиль ПАКЕ-БРЕННЕР [1]
Алан ПАКУЛА [1]
Марсель ПАЛИЕРО [1]
Арно де ПАЛЬЕР [1]
Глеб ПАНФИЛОВ [1]
Сергей ПАРАДЖАНОВ [1]
Майкл ПАУЭЛЛ [1]
Александр ПЕЙН [1]
Артавазд ПЕЛЕШЯН [1]
Владимир ПЕТРОВ [1]
Кристиан ПЕТЦОЛЬД [1]
Константин ПИПИНАШВИЛИ [1]
Лора ПОЙТРАС [1]
Владимир ПОЛКОВНИКОВ [1]
Алексей ПОПОГРЕБСКИЙ, Борис ХЛЕБНИКОВ [1]
Иосиф ПОСЕЛЬСКИЙ, Владимир ЕРОФЕЕВ, Ирина СЕТКИНА [1]
Поэзия в кино [1]
Стивен ПРЕССМАН [1]
Александр ПРОШКИН [2]
Андрей ПРОШКИН [2]
Альгимантас ПУЙПА [1]
Дэвид ПУЛБРУК [1]
Кристи ПУЮ [1]
Луис ПЬЕДРАИТА, Родриго СОПЕНЬЯ [1]
Иван ПЫРЬЕВ [1]
Александра РАХМИЛЕВИЧ [1]
Ален РЕНЕ [1]
Жан РЕНУАР [1]
Оскар РЁЛЛЕР [1]
Франсуа-Луи РИБАДО [1]
Кэрол РИД [1]
Артуро РИПШТЕЙН [1]
Лоренс РИС [1]
Джулио РИЧЧИАРЕЛЛИ [1]
Марк РОБСОН [1]
Стюарт РОЗЕНБЕРГ [1]
Эрик РОМЕР [1]
Михаил РОММ [7]
Абрам РООМ [1]
Слава РOCC [1]
Александр РОУ [2]
Григорий РОШАЛЬ [1]
Лев РОШАЛЬ [1]
Алина РУДНИЦКАЯ [1]
Ирвинг РЭППЕР [1]
Эльдар РЯЗАНОВ [3]
Иштван САБО [1]
Нигина САЙФУЛЛАЕВА [1]
Шэйн САЛЕРНО [1]
Александр СЕРЫЙ [1]
Михаил СЕГАЛ [1]
Василий СИГАРЕВ [1]
Витторио Де СИКА [1]
Евгений СИМОНОВ [1]
Кейн СИНИС [1]
Рамеш СИППИ [1]
Аркадий СИРЕНКО [1]
Мартин СКОРСЕЗЕ [2]
Ридли СКОТТ [2]
Мирослав СЛАБОШПИЦКИЙ [1]
Владимир СИНЕЛЬНИКОВ [1]
Вениамин СМЕХОВ [1]
Авдотья СМИРНОВА [2]
Андрей СМИРНОВ [2]
Сергей СНЕЖКИН [1]
Александра СНЕЖКО-БЛОЦКАЯ [0]
Феликс СОБОЛЕВ [1]
Александр СОКУРОВ [3]
Сергей СОЛОВЬЕВ [2]
Карел СТЕКЛЫ [1]
Андрей СТЕМПКОВСКИЙ [1]
Светлана СТРЕЛЬНИКОВА [1]
Стивен СПИЛБЕРГ [2]
Александр СУРИН [1]
Сергей ТАРАМАЕВ, Любовь ЛЬВОВА [1]
Андрей ТАРКОВСКИЙ [6]
Жак ТАТИ [1]
Евгений ТАШКОВ [1]
Иван ТВЕРДОВСКИЙ [3]
Виктор ТИХОМИРОВ [1]
Валерий ТОДОРОВСКИЙ [1]
Петр ТОДОРОВСКИЙ [1]
Виктор ТРЕГУБОВИЧ [3]
Ларс фон ТРИЕР [1]
Томаш ТОТ [1]
Маргарет фон ТРОТТА [1]
Семен ТУМАНОВ [1]
Франсуа ТРЮФФО [1]
Кристоф ТЮРПЕН [1]
Уильям УАЙЛЕР [1]
Билли УАЙЛЬДЕР [1]
Олег УЖИНОВ [1]
Андрей УЖИЦА [1]
Сергей УРСУЛЯК [5]
Александр УСТЮГОВ [1]
Люси УОЛКЕР, Карен ХАРЛИ, Жуан ЖАРДИМ [1]
Золтан ФАБРИ [2]
Алексей ФЕДОРЧЕНКО [2]
Федерико ФЕЛЛИНИ [6]
Олег ФЛЯНГОЛЬЦ [1]
Брайан ФОГЕЛЬ [1]
Стивен ФРИРЗ [1]
Борис ФРУМИН [1]
Илья ФРЭЗ [1]
Кэри ФУКУНАГА [1]
Питер ХАЙАМС [1]
Мишель ХАЗАНАВИЧУС [1]
Джон ХАЛАС [1]
Рустам ХАМДАМОВ [2]
Михаэль ХАНЕКЕ [1]
Энтони ХАРВИ [1]
Иосиф ХЕЙФИЦ [2]
Яэл ХЕРСОНСКИ [1]
Альфред ХИЧКОК [3]
Борис ХЛЕБНИКОВ [2]
Тадеуш ХМЕЛЕВСКИЙ [1]
Юзеф ХМЕЛЬНИЦКИЙ [1]
Агнешка ХОЛЛАНД [1]
Ноам ХОМСКИЙ [1]
Владимир ХОТИНЕНКО [2]
Курт ХОФФМАН [1]
Илья ХРЖАНОВСКИЙ [1]
Константин ХУДЯКОВ [1]
Марлен ХУЦИЕВ [6]
Эдвард ЦВИК [1]
Михаил ЦЕХАНОВСКИЙ [1]
Фред ЦИННЕМАНН [1]
Чарли ЧАПЛИН [4]
Владимир ЧЕБОТАРЕВ [1]
«ЧЕЛОВЕК ИЗ ТЕЛЕВИЗОРА» телепрограмма [0]
Клод ШАБРОЛЬ [1]
Алексей ШАПАРЕВ [1]
Тофик ШАХВЕРДИЕВ [1]
Карен ШАХНАЗАРОВ [4]
Адольф ШАПИРО [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР, Софья МИЛЬКИНА [1]
Александр ШЕЙН [1]
Эльдар ШЕНГЕЛАЯ [1]
Лариса ШЕПИТЬКО [2]
Надав ШИРМАН [1]
Евгений ШИФФЕРС [1]
Фолькер ШЛЕНДОРФ [1]
Евгений ШНЕЙДЕР [1]
Том ШОВАЛ [1]
Геннадий ШПАЛИКОВ [1]
Василий ШУКШИН [2]
Ариэль ШУЛЬМАН Генри ДЖОСТ [1]
Соломон ШУСТЕР [1]
А. С. ЭЙЗЕНШТАРК [1]
Сергей ЭЙЗЕНШТЕЙН [2]
Анатолий ЭЙРАМДЖАН [1]
Виктор ЭЙСЫМОНТ [1]
Ронит и Шломи ЭЛЬКАБЕЦ [1]
Резо ЭСАДЗЕ [2]
Франциско ЭСКОБАР [1]
Рубен ЭСТЛУНД [1]
Анатолий ЭФРОС [2]
Андрей ЭШПАЙ [1]
Константин ЮДИН [1]
Сергей ЮТКЕВИЧ [1]
Роберт В. ЯНГ [1]
Борис ЯШИН [1]
Разное [71]
Allen COULTER [1]
Tim Van PATTEN [1]
John PATTERSON [1]
Alan TAYLOR [1]

Теги

Ленфильм Ахеджакова Никулин Иоселиани грузия Герман Болтнев Миронов Вайда Польша Цибульский Ильенко Миколайчук Параджанов Шпаликов Гулая Лавров Адомайтис Банионис Жалакявичус Литовская кст Румыния россия Мизгирев Негода Олялин Эсадзе Ладынина Пырьев Одесская кст Савинова Ташков Аранович кст Горького Эйсымонт Бортко Евстигнеев Карцев Япония Куросава кст Довженко Литус Мишурин Румянцева Шифферс Любшин Шустер Мунджиу Мосфильм Хуциев Мэлэелэ Бакланов То Экран италия Феллини Мазина Комиссаржевский Бергман Швеция Кошеверова Шапиро Ольшвангер Смоктуновский Володин Климов Митта Калатозов Куба Урусевский немое кино Доронина Натансон Захаров Шварц Данелия Герасимов кст им.Горького Като мультипликация 1939 Мачерет Олеша 1935 Роом СССР Александров 1938 1956 Рязанов 1974 Кончаловский 2007 Михалков 1960 1980 Венгрия Месарош 1967 Аскольдов к/ст Горького 1934 Тарковский Виго Франция Грузия-фильм 1970 2006 анимация Ужинов 1984 Шенгелая США Чаплин Солярис 1961 Ольми Динара Асанова Жена ушла Добро пожаловать Элем Климов Балабанов Кочегар ЛЮБИМОВ вифлеем израиль фильм Ювап Адлер

***



Авторский проект Святослава БАКИСА

Сайт инициировал
и поддерживает
Иосиф Зисельс

Разработка сайта
Галина Хараз

Администратор сайта
Елена Заславская

Социальные сети

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Суббота, 29.04.2017, 09:37
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Новый фрагмент

Главная » Новые фрагменты » Виктор АМАЛЬРИК

«Утка»
Мультфильм. Режиссер и автор сценария Виктор Амальрик. «Союзмультфильм». 1991






Круглый стол "ИК":
Обсуждение мультфильма Виктора Амальрика "Уткa"

Юрий Назаров: Ну, конечно, сейчас мы посмотрели уникальный фильм. Не хочется говорить о частностях, например, о правомерности включения в начале документальных кадров, насчет чего можно было бы и поспорить. Но все это в целом настолько ярко, настолько замечательно, что говорить о деталях не хочется, а хочется просто выразить свое восхищение, потому что ведь всем здесь присутствующим все понятно, не только потому, что качество говорит само за себя, но еще, таков уж талант Вити - яркость того, что он делает, настолько предельна, что она есть и  я с н о с т ь. Так что же говорить о частностях? Нет, можно, конечно, но больше хочется сказать сейчас о том, что не настолько ясно. Витя, мы все немножко выпили, и я надеюсь, ты не обижаешься, что я говорю о твоих фильмах как ясных?  Ведь если не понять, о чем я, можно обидеться: ну как же, искусство не должно быть слишком ясным, слишком ясно - значит плоско и т.д.! Но я же не это имею в виду. Я имею в виду, что тебе присуща громадная способность выразить то, что ты хочешь, так, как ты хочешь... В предельной, так сказать, форме. Не обижаешься?
Виктор Амальрик: Да нет, ничуть. Давай дальше.
Ю.Н. Хорошо. Тогда продолжаю. Хочется сейчас говорить даже не об этом потрясающем "Утенке", а о тебе.  Потому что ты представляешь для меня настоящую загадку. Опять же, я выпил и потому могу об этом говорить. На самом-то деле, не так уж я и выпил, моя нетрезвость просто дает мне, так сказать, отмазку для откровенности. Итак, Витя, я хорошо знаю, как ты работаешь, я давно слежу за тобой, как какой-то, извини, шпион, потому что ты меня поражаешь. Я хорошо знаю, как ты работаешь, но я, черт возьми, совершенно не понимаю, как ты работаешь! Что я хочу сказать? Если кто-то посторонний услышал бы меня, ну, насчет предельной ясности твоего искусства, он мог бы представить, что это получается в результате железной воли, продуманности, спланированности, ежовых рукавиц и т.д. Но вся штука в том, вся штука в том, и это потрясающе, что все совсем не так. В нашем деле, когда речь идет, во всяком случае, о людях, которые профессиональны, которые знают, как добиться того, чего они хотят, для таких людей самое главное, как ни странно, это понять, чего же они, в конечном счете, хотят, понять до конца свой собственный замысел и затем найти принципиальное, а не техническое решение. Дальше - там легче уже, легче. И при этом дело наше - оно коллективное. Поэтому очень важны обсуждения. И я не раз следил, как ты со своей группой, своим постоянным художником Сережей Алимовым, с операторами, с оживителями и т.д. обсуждаешь, как решить в целом сцену и даже весь фильм. И удивительно при этом то, что, если не знать, кто среди этих обсуждающих личностей режиссер, то никогда не угадаешь, что это ты. Ко всему, ты еще невысокий такой, а Сережа или Лева Тарновский большие, солидные мужики... ты вообще среди них теряешься, как в лесу. Ну это так, между прочим. Тебя можно отметить на этих обсуждениях как человека наиболее веселого, наиболее часто смеющегося. Обычно главный узнается по тому, что он больше всех говорит. Иногда, наоборот, по плотному такому молчанию. Ты же - нет, ты говоришь не больше и не меньше других, - причем говоришь ты наиболее как бы безответственно, совсем не как человек, на котором лежит тяжкое бремя отсеять все лишнее и превратить весь это треп  в картинку. И вот, когда я в качестве, извините, господа, витиного худрука, наставника, так сказать, - в которые меня, раскрою теперь страшный секрет, рукоположил против моей воли хитрый Хитрук, - когда я за всем этим следил в начале его работы над  дебютным фильмом "Вагон", я опасался, что у него все развалится, потому что, думал я, ну должен же он проявить какую-то волю, как он может всему радоваться, что ему подкидывают, счастливо так смеясь, ну вроде лопух какой-то, ей-богу. Я даже в какой-то момент подумал, что ты, Витя, попал в режиссеры по недоразумению, что до тебя как-то не доходит, что вся штука - в цельности. Без понимания этой вещи режиссера, понятно, нет. Я решил: ну это, видно, хороший парень, попавший сюда именно потому, что он такой хороший, симпатичный, кто-то, от кого это зависело, полюбил его и дал ему шанс, бывает же так. Но этот шанс будет первым и последним, увы. Но потом, я начал смотреть материал... и я был ошеломлен, так все оказалось красиво, цельно и вообще замечательно. Причем я ведь еще помнил, ч т о  говорилось по тому или иному поводу на тех обсуждениях, и мог сравнить с тем, что вышло. Я был бы не так удивлен, если бы оказалось: почти ничего из  т о г о  не видно, в таком случае я мог бы сделать вывод: э-э, а Витя этот, однако, хитрован, всех слушает, а делает свое, себе на уме парень - в хорошем, конечно, смысле. Так нет же! Очень многое, просто удивительно многое вошло из того, что люди предлагали! То есть, как люди сказали, так и сделано! Но откуда же тогда это ощущение цельности потрясающее, как будто все вышло исключительно из одной головы и души? Непостижимо. То есть у меня, может, и есть какие-то соображения, но я и так слишком уже долго уже говорю, пусть кто-то, у кого похожее впечатление, предложит свои объяснения, тем более, что я в своих совсем не уверен. Я совершенно ведь не лукавил, когда назвал Витю Амальрика загадкой.
Андрей Хржановский. Интересно, я чувствую по поводу Вити примерно то же самое, что Юра. А объяснений у меня целых два. Во-первых, Витя - органически  к о л л е к т и в н ы й  человек. Нет, слово какое-то неправильное... все равно как у Владимира Ильича: "Газета - коллективный агитатор". Неграмотно. Я хочу сказать, что он - человек  к о л л е к т и в а... Но он - уникальный человек коллектива. В общем-то, человек коллектива - это для меня обычно не очень-то умный человек, уж соглашайтесь со мной или нет. Ведь я тип, противоположный Вите, я крайний индивидуалист, Кафка какой-то из "Союзмультфильма", и вот у меня такое мнение - "коллективный" человек - это почти то же, что дурак, да. А вот Витя - он и коллективный, и совсем не дурак, а очень, а совсем наоборот. Как это так? А так, что Витя коллективный не от стадного чувства, а оттого, что он 
л ю б и т,  л ю б и т  людей. Он настолько хорошо, любовно относится к людям, что он их, при отсутствии в нем какой-то необыкновенной проницательности, мефистофельской такой, знаете...  у Товстоногова, например, такая была... а как раз через любовь, непритворный интерес к людям их замечательно понимает. Раз уж, как отметил предыдущий оратор, мы тут все в дупель пьяные и можем говорить до неприличия откровенно, то осмелюсь я сказать, шепотом так, что у Вити проницательность, какая бывает не у умных грешников в результате их богатого жизненного опыта, а... как у святых: не через самопознание, а через любовь, да. Такого рода мудрость и понимание, в отличие от змеиного понимания первого рода, могут быть даже у довольно молодого человека, как наш Витя, возраст тут большой роли не играет. И в таком случае, знаете, почти со всеми людьми можно соглашаться. Кажется, Сартр сказал: "Ад - это другой". Это верно - в том случае, когда ты обыкновенный человек и любишь, в конечном счете, только себя, а других боишься или ненавидишь. Но для  л ю б я щ е г о  человека  другой - это рай, да, несмотря на все недостатки людей. Ну хорошо, скажете вы, все это очень красиво и, может быть, в каком-то высоком плане даже верно, но речь ведь идет о художественном вкусе, об отборе материала и т.д. Как же тут можно со всеми соглашаться? Хорошо, для тех, кто любит конкретность, или кто не настолько напился, как я, скажу... к сожалению, нечто опять не элементарное, но все же более, что ли,  з д р а в о е. И тут опять два момента. Во-первых, Витя, все же, собрал вокруг себя не кого-нибудь, а очень талантливых людей, чьи предложения это не предложения кого-нибудь с улицы. (И это, кстати, тоже дар - притягивать к себе без всяких как бы усилий таланты). Второе - у Вити в группе царит вот эта самая атмосфера любви, излучаемая от него - всем. А что такое любовь? Это крайнее понимание, можно так сказать. Крайнее понимание переходит в любовь... Нет, неверно: где есть любовь, там есть и то, что есть любовь: предельное понимание. И вот, выходит, что вокруг Вити, во-первых, крайне талантливые люди, а во-вторых, такие, которые настроенны на крайнее понимание того, что он хочет, до которых прекрасно доходит все, что он говорит, и это при том, что Витя, скажем прямо, особым даром красноречия не наделен. Так что же удивляться, что в результате мы видим такой цельный продукт? А к тому же Витя, на самом-то деле, постоянно поправляет, корректирует. Но это происходит на каком-то микроуровне. Это труднее даже заметить, чем мошенничество карточных шулеров, вроде тех, которых он, между прочим, показал в первом своем фильме. Да, это гораздо труднее заметить, потому что шулеры мошенничают хоть и тонко, но все же на сознательном уровне, а Витя корректирует без всякого намерения корректировать, просто ему что-то нравится больше, что-то меньше, и он выражает это бог  знает как - всякими хохоточками, почесываниями макушки, шмыганьем, не знаю еще чем. Надо создать целую лабораторию, чтобы изучить Витин язык. Но окружающие его люди усваивают этот язык поразительно быстро, или они долго в его группе не задерживаются как-то, при всей Витиной мягкости и бездарности даже как руководителя. Вот был когда-то фильм Феликса Соболева "Думают ли животные?" Оказывается, говорят. Вот так и в Витиной группе общение происходит на каком-то животном уровне... или напротив, на таком, на каком мессия, простите, изъясняется со своими лучшими учениками. Вот это то простое или непростое, что я хотел сказать по первому моменту, т.е.  насчет Витиной "коллективности". Но у меня есть еще одно объяснение, если все еще не заснули. Как?
Владимир Петров. Нет, почему. Очень интересно.
А.Х. Ну ладно. Так второе объяснение в том, что у Вити огромный юмор. Это необыкновенно веселый человек - опять, такой веселый, какими бывают, знаете, некоторые замечательные батюшки. А что значит юмор? Вот Толстой сказал: "Все счастливые семьи счастливы одинаково, все несчастные...." Ну, знаете. Но в отношении жанров, а не семей, все как раз наоборот: все трагедии довольно похожи одна на другую, а все хорошие комедии - разные. В трагедии больше обязательности: все началось в пункте А и неотвратимым образом дойдет до пункта Б, или там пункта Я. А комедия - начаться может с А, или с Ф, а закончиться опять на А, или на твердом знаке - как угодно может закончиться. Поэтому, делая нечто смешное (или внутренне смешное, потому что картины Вити, конечно, не чистые комедии, но они построены на юморе характеров, по типу юмора они в чем-то близки Иоселиани)... да, так делая что-то смешное - вовсе, получается, необязательно проявлять железную волю. Нужно, наоборот, все принимать на лету, как в брейнсторминге, и при этом очень быстро соображать. А Витя соображает, на самом-то деле, невероятно быстро, чего сразу не скажешь, при его-то знаменитом меканье и беканье. Посмотрите, как он играет в преферанс, он же постоянно выигрывает, негодяй!
В.А. Не всегда, не всегда. В последний раз кто кукарекал под столом, забыл?
А.Х. Ну разве что.  Так продолжаю. Собственно, я все сказал. Можно разве что со вздохом добавить, что Вите просто крупно повезло, вот и все. Вот Тарковскому, скажем, не повезло. Сама природа его таланта, его искусства таковы, что все должно быть только так, а не иначе. Надо перекрашивать лес, прогонять операторов, менять артистов, или, наоборот, никого не менять, а снимать все одних и тех же, обвинять всех в недостатке творческого вклада, заставлять всех высказываться, чтобы потом ни с кем не согласиться. Надо по семь лет быть в простое, получить инфаркт, но не согласиться ни на одну переделку. Боже вас упаси подумать, что я говорю с иронией, ни в коем случае! Тарковский, я понимаю, должен  был работать и жить только так, как он работал и жил: таков был его путь. Фильмы его  т р а г и ч н ы  по сути своей - значит, в них должна, смотри выше, быть некая огромная внутренняя обязательность, а автор их, чтобы ее добиться, должен, нравится это ему самому или нет, быть очень тяжелым человеком. А вот Вите повезло, он может и советы принимать, и соглашаться, и уступать, и переделывать что-то, и это не ведет ни к какому скукоживанию его самости. Что сказать, счастье. Моцартианское начало, как говорится. И, кстати, счастье не только для него самого, но и для всех нас тут. Почему? Потому что его пример доказывает, что работа в искусстве - не обязательно мучительное, каторжное дело, что она может быть счастьем, не только как результат, но и как процесс.                              
Юрий Норштейн. Мне вот сейчас пришло в голову, что Тарковский как бы работал в прозе, а Витя - в поэзии. Нет, разумеется, фильмы Тарковского - чистая поэзия, но я в другом смысле. Тарковский, как писатели-прозаики, мог делать все, что хочет, ничто ему, в принципе, не мешало, ничто, я имею в виду, не мешало ему самовыражаться. А если что мешало - он немедленно раздражался и боролся с этим, на разрыв аорты боролся, чтоб было "по-его". Но безудержное, предельное самовыражение - к чему оно приводит, если не к глубокой мизантропии, к депрессии? Ибо что, в конечно итоге, есть жизнь наша, как не печаль, чем, если не печалью, выстлано дно наших душ? А поэт может все-таки сохранить душевное веселье, и это потому, что он не может даже надеяться до конца выразить то, что первоначально хотел, - его ограничивают, ему мешают рифмы, ритм, множество заданных условностей, условий поэзии, которые и отвлекают его от первоначального замысла, и привносят что-то новое. Быть беспечальным на этом свете можно только в результате двух вещей: во-первых, как ни странно, от своей собственной невсевластности, невозможности добиться всего, чего хочешь (почему тираны, достигающие всего, что хотят, всегда депрессивны? откуда сталинская паранойя? черный пессимизм всех этих "осенних патриархов"? ведь надо задуматься над этим!). И, во-вторых, благодаря отвлечениям: сосредоточенность кончается лишь печалью. Хорошо, но вы скажете мне с недоумением: что ты такое говоришь? Ведь мультипликатор, наоборот, б о л е е  всевластен над своим миром, чем "актерский" режиссер! Он может все нарисовать, как хочет! Безусловно. И это означает, что, да, режиссер-мультипликатор может быть, в принципе, еще более печальным человеком, чем Тарковский. Но я говорю, во-первых, не о мультипликаторах вообще, а об Амальрике, во-вторых, я говорю о всевластии и невсевластии в совсем другом смысле. Я говорю о том, что коллективизм Вити, который совершенно справедливо отмечали Назаров и Хржановский, его органическая потребность, даже не потребность, а такой его душевный склад, при котором он просто не способен не считаться с тем, что думают его соратники и сотрудники, его очень чуткое отношение к "коллективному бессознательному", скажем так, - вот это и создает те ограничения, которые не позволяют ему стать всевластным над своим материалом и получить, в качестве художника, ту "гемикранию", от которой страдал Понтий Пилат. Понимаете? Мнения и чувства других - вот с чем Витя стремится рифмоваться! И это же придает его фильмам, при всей их пластической и смысловой цельности, легкость  дыхания, сообщает им  импровизационность. Не знаю, объяснил ли я "секрет" Вити, но, думаю, всем теперь ясно, почему я так Вите завидую. Не думаю, что мне надо ставить точки над i, все здесь понимают, о чем я.
В.А. Спасибо, Андрей. Спасибо, Юра. Юры. Наверное, вы правильно говорили. Хотя, учитывая, ч т о  вы говорили, нескромно было бы мне с этим соглашаться...
А.Х. Ага, так ты все-таки осознаешь в себе те вещи, о которых идет речь?  
В.А. Нет, не осознаю, извини.
А.Х. Тогда почему же ты сказал: "Наверное, вы правы"?
В.А. Ну, когда ты говорил, видно было - ты чувствуешь, что ты прав.
А.Х. Ну, Витя, это далеко еще не доказывает правоты!
В.А. А ее вообще ничего не доказывает... Давайте лучше выпьем, ребята?
Федор Хитрук. Да, давайте, хотя мне нельзя. Но перед этим - все же несколько слов об "Утенке" этом. Не потому, что я здесь как "старшой" должен для порядка что-то умножить-подытожить. Нет. Мне просто обидно: все Витя, Витя - а утенок-то бедный где?  Мне бы, например, было неприятно, если бы, посмотрев мой новый фильм, все быстренько согласились: ну, гениально! - и стали рассуждать о чем-то, что еще как-то подлежит сомнению. Я бы с беспокойством подумал: а является ли не подлежащая обсуждению гениальность гениальностью? Нет, гениальность не есть что-то такое, что, выражаясь по-немецки, verstеht sich von selbst, само собой разумеется. Наоборот: "талант - единственная новость, которая всегда нова", по Пастернаку.
Юрий Назаров. Вы совершенно правы, Федор Савельевич. Теперь я чувствую себя виноватым, что не сказал, фактически, ничего о самой картине.
Ф.Х. Лучше поздно, чем никогда. Да, так я скажу что-то об "Утенке", хотя тоже в детали вдаваться не буду, не буду говорить ничего о том, как это сделано и т.д. Скажу только, что фильм меня необыкновенно тронул. Несмотря на некоторую гротескность персонажей, что вообще характерно для Амальрика, это глубоко какой-то "чеховский", грустный и музыкальный фильм, и не только потому, что в нем замечательная музыка Каретникова и эта удивительная песня. Нет, фильм необыкновенно музыкален по настроению и пластически. А то место, когда старая утка... вижу, все сразу закивали, догадавшись, какое (и это еще раз говорит: когда что-то действительно прекрасно, то оно как бы абсолютно, тогда нет места для споров) - да, когда старая утка подлетает к этой старухе с веером, и там сзади китайцы (или кто они, эти узкоглазые воры?) начинают варить в котле свой рис... тут я, признаюсь, дал слабинку и прослезился. Вот и все, что я хотел сказать, Витя, дорогой мой.
В.А. Спасибо вам, Федор Савельевич. А теперь - может действительно напьемся? А то все повторяют: я пьяный, я пьяный, - а сами все трезвые, как стеклышки.
Ф.Х. Ну, мне только чуточку. Нельзя, конечно, но по такому случаю можно. Если только по таким случаям пить, то до алкоголизма, к сожалению, не докачусь. Так что не страшно.
А.Х. Что ж, напиваться так напиваться. Но я только хочу поправить Витю. Да, сначала мы немножко притврялись пьяненькими, чтобы свободно говорить. Но заговорив свободно, мы таки изрядно опьянели. Теперь вообще такое время, когда все пьянеют от слов, от мыслей, выраженных в открытую. Сбудутся ли наши ожидания? Наверное, нет. И в таком случае мы тем более когда-нибудь вспомним такие посиделки, как эта, вспомним как нечто совершенно прекрасное...
Ю.Н. Смотри, Андрюша, накличешь. Нет, все обязательно сбудется! Разве может не сбыться у таких людей, как мы? Кстати, вот сию минуту пришел, ей-богу, в голову каламбур - по поводу антиутопий типа "Невозвращенца" Снежкина-Кабакова: кино-карр-тины! Неплохо, да? Не продается! А фильмы Амальрика - хотя в них, между прочим, непременно присутствует ворон, заметили? - его фильмы никогда не карр-тины, они дарят радость и надежду!
                                             (Все выпивают) 

Искусство кино, # 4, 1991 г.
                               

                                        Виктор Леонидович Амальрик 
                                                        (1946-1997) 


                         Уважаемые посетители сайта!
Чтобы оставить комментарий (вместо того, чтобы тщетно пытаться
это сделать немедленно по прочтении текста: тщетно, потому что,
пока вы читаете, проклятый "антироботный" код успевает устареть),
надо закрыть страницу с текстом, т.е. выйти на главную страницу, а 
затем опять вернуться на страницу с текстом.Тогда комментарий
поставится! Надеюсь, что после этого разъяснения у меня, автора, 
наконец-то установится с вами, читателями, обратная связь - писать
без нее мне тоскливо.     С.Бакис  


                                                                            Синхронная запись С.Бакиса

Категория: Виктор АМАЛЬРИК | Добавил: ovechka (28.05.2012) | Автор: С. Бакис
Просмотров: 760 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: