Фрагменты

Список режиссеров

Эдуард АБАЛОВ [1]
Вадим АБДРАШИТОВ [1]
Серж АВЕДИКЯН, Елена ФЕТИСОВА [1]
Илья АВЕРБАХ [3]
Илья АВЕРБУХ [1]
Леонид АГРАНОВИЧ [1]
Ювал АДЛЕР [1]
Габриэль АКСЕЛЬ [1]
Галина АКСЕНОВА [1]
Михаил АЛДАШИН [1]
Григорий АЛЕКСАНДРОВ [3]
Вуди АЛЛЕН [3]
Александр АЛОВ, Владимир НАУМОВ [1]
Виктор АМАЛЬРИК [1]
Леонид АМАЛЬРИК [1]
Вес АНДЕРСОН [1]
Пол Томас АНДЕРСОН [1]
Рой АНДЕРСОН [1]
Анотолий АНОНИМОВ [1]
Микеланджело АНТОНИОНИ [1]
Семен АРАНОВИЧ [1]
Виктор АРИСТОВ, Юрий МАМИН [1]
Динара АСАНОВА [1]
Павел АРСЕНОВ [1]
Александр АСКОЛЬДОВ [1]
Олег БАБИЦКИЙ, Юрий ГОЛЬДИН [1]
Петер фон БАГ [1]
Бакур БАКУРАДЗЕ [1]
Алексей БАЛАБАНОВ [3]
Гарри БАРДИН [1]
Борис БАРНЕТ [2]
Джой БАТЧЕЛОР [0]
Марк БАУДЕР [1]
Жак БЕККЕР [1]
Леонид БЕЛОЗОРОВИЧ [1]
Марко БЕЛОККЬО [1]
Ингмар БЕРГМАН [4]
Клэр БИВЕН [1]
Дон БЛАТТ, Гэри ГОЛДМАН [1]
Уэйн БЛЭР [1]
Питер БОГДАНОВИЧ [1]
Денни БОЙЛ [1]
Сергей БОНДАРЧУК [1]
Федор БОНДАРЧУК [0]
Ахим фон БОРРИС [1]
Владимир БОРТКО [2]
Михаил БРАШИНСКИЙ [1]
Вячеслав БРОВКИН [1]
Константин БРОНЗИТ [1]
Мел БРУКС [1]
Леонид БУРЛАКА [1]
Рама БУРШТЕЙН [1]
Петр БУСЛОВ [1]
Юрий БЫКОВ [2]
Оксана БЫЧКОВА [1]
Анджей ВАЙДА [2]
Владимир ВАЙНШТОК [1]
Жан-Марк ВАЛЛЕ [1]
Георгий ВАСИЛЬЕВ, Сергей ВАСИЛЬЕВ [1]
Франсис ВЕБЕР [1]
Александр ВЕЛЕДИНСКИЙ [1]
Владимир ВЕНГЕРОВ [2]
Жан ВИГО [1]
Валентин ВИНОГРАДОВ [2]
Вацлав ВОРЛИЧЕК [1]
Леонид ГАЙДАЙ [1]
Николаус ГАЙРХАЛТЕР [1]
Лиз ГАРБУЗ [1]
Виктор ГЕОРГИЕВ [1]
Саша ГЕРВАЗИ [1]
Сергей ГЕРАСИМОВ [1]
Алексей ГЕРМАН [5]
Алексей ГОЛУБЕВ [1]
Станислав ГОВОРУХИН [1]
Арнон ГОЛЬФИНГЕР [1]
Мишель ГОНДРИ [1]
В. ГОНЧАРОВ [1]
Арсений ГОНЧУКОВ [1]
Александр ГОРДОН [1]
Сантьяго ГРАССО [1]
Ольга ГРЕКОВА [1]
Ян ГРЖЕБЕЙК [1]
Юрий и Ренита ГРИГОРЬЕВЫ [1]
В.С. Ван Дайк [1]
Георгий ДАНЕЛИЯ [3]
Фрэнк ДАРАБОНТ [1]
Владимир ДЕГТЯРЕВ [1]
Михаил ДЕГТЯРЬ [1]
Уолт ДИСНЕЙ [1]
Джим ДЖАРМУШ [1]
Нури Бильге ДЖЕЙЛАН [1]
Дюк ДЖОНСОН [0]
Валерио ДЗУРЛИНИ [1]
Александр ДОВЖЕНКО [2]
Ксавье ДОЛАН [1]
Стивен ДОЛДРИ [1]
Семен ДОЛИДЗЕ Леван ХОТИВАРИ [1]
Олег ДОРМАН [1]
Николай ДОСТАЛЬ [2]
Борис ДРАТВА [1]
Карл Теодор ДРЕЙЕР [1]
Владимир ДЬЯЧЕНКО [1]
Иван ДЫХОВИЧНЫЙ [2]
Олег ЕФРЕМОВ [1]
Витаутас ЖАЛАКЯВИЧУС [1]
Франсуа ЖИРАР [1]
Эдуард ЖОЛНИН [1]
Ульрих ЗАЙДЛЬ [1]
Марк ЗАХАРОВ [3]
Андрей ЗВЯГИНЦЕВ [2]
Вячеслав ЗЛАТОПОЛЬСКИЙ [1]
Мария ЗМАЖ-КОЧАНОВИЧ [1]
Александр ИВАНКИН [2]
Александр ИВАНОВ [1]
Виктор ИВЧЕНКО [1]
Алехандро ИНЬЯРРИТУ [2]
Отар ИОСЕЛИАНИ [3]
Клинт ИСТВУД [1]
Элиа КАЗАН [1]
Ежи КАВАЛЕРОВИЧ [1]
Филипп КАДЕЛЬБАХ [1]
Александр КАЙДАНОВСКИЙ [2]
Геннадий Казанский, Владимир Чеботарев [1]
Михаил КАЛАТОЗОВ [3]
Михаил КАЛИК [1]
Фрэнк КАПРА [1]
Борис КАРАДЖЕВ [1]
Владимир КАРА-МУРЗА (мл.) [1]
Аки КАУРИСМЯКИ [1]
Арик КАПЛУН [1]
Евгений КАРЕЛОВ [1]
Кунио КАТО [1]
Чарли КАУФМАН [1]
Ираклий КВИРИКАДЗЕ [1]
Саймон КЕРТИС [1]
Ян КИДАВА-БЛОНЬСКИЙ [1]
Джек КЛЕЙТОН [1]
Элем КЛИМОВ [2]
Павел КЛУШАНЦЕВ [1]
Гвидо КНОПП, Урсула НЕЛЛЕСЗЕН [1]
Олег КОВАЛОВ [2]
Павел КОГАН [1]
Леван КОГУАШВИЛИ [1]
Михаил КОЗАКОВ [1]
Григорий КОЗИНЦЕВ [1]
Александр КОТТ [1]
Летиция КОЛОМБАНИ [1]
Андрей КОНЧАЛОВСКИЙ [4]
София КОППОЛА [1]
Юрий КОРОТКОВ [1]
Надежда КОШЕВЕРОВА, Михаил ШАПИРО [1]
Николай КОШЕЛЕВ [1]
Итан и Джоэл КОЭН [1]
Джоэл КОЭН [1]
Денис КРАСИЛЬНИКОВ [1]
Стенли КРАМЕР [1]
Вячеслав КРИШТОФОВИЧ [1]
Жора КРЫЖОВНИКОВ [2]
Джордж КЬЮКОР [1]
Альфонсо КУАРОН [1]
Джонас КУАРОН [1]
Рауф КУБАЕВ [1]
Акира КУРОСАВА [1]
Йоргос ЛАНТИМОС [1]
Клод ЛАНЦМАН [1]
Николай ЛЕБЕДЕВ [3]
Шон ЛЕВИ [1]
Барри ЛЕВИНСОН [1]
Патрис ЛЕКОНТ [1]
Роман ЛИБЕРОВ [1]
Тобиас ЛИНДХОЛЬМ [1]
Ричард ЛИНКЛЕЙТЕР [1]
Николай ЛИТУС, Алексей МИШУРИН [1]
Сергей ЛОБАН [1]
Сергей ЛОЗНИЦА [3]
Иван ЛУКИНСКИЙ [1]
Павел ЛУНГИН [1]
Ричард Дж. ЛЬЮИС [1]
Юрий ЛЮБИМОВ [1]
Сидни ЛЮМЕТ [1]
Альберт МАЙЗЕЛС [1]
Льюис МАЙЛСТОУН [1]
Том МАККАРТИ [1]
Адам МАККЕЙ [1]
Стив МАККУИН [2]
Норман З. МАКЛЕОД [1]
Виталий МАНСКИЙ [1]
Александр МАЧЕРЕТ [1]
Андрей МАЛЮКОВ [1]
Генрих МАЛЯН [1]
Джозеф Л. МАНКЕВИЧ [1]
Делберт МАНН [1]
Юлия МЕЛАМЕД [1]
Тамаз МЕЛИАВА [1]
Виталий МЕЛЬНИКОВ [3]
Марта МЕСАРОШ [1]
Майя МЕРКЕЛЬ [1]
Наталья МЕЩАНИНОВА [1]
Алексей МИЗГИРЕВ [1]
Сергей МИКАЭЛЯН [1]
Марина МИГУНОВА [1]
Феликс МИРОНЕР, Марлен ХУЦИЕВ [1]
Джордж МИЛЛЕР [1]
Клод МИЛЛЕР [1]
Александр МИТТА [2]
Никита МИХАЛКОВ [6]
Сергей МИХАЛКОВ [1]
Борис МОРГУНОВ [1]
Петр МОСТОВОЙ [1]
Владимир МОТЫЛЬ [1]
Кристиан МУНДЖИУ [3]
Кира МУРАТОВА [4]
Джон МЭДДЕН [1]
Хорациу МЭЛЭЕЛЭ [1]
Дэвид МЭМЕТ [1]
Анджей МУНК [1]
Бабак НАДЖАФИ [1]
Георгий НАТАНСОН [1]
Ева НЕЙМАН [1]
Ласло НЕМЕШ [1]
Сергей НЕСТЕРОВ [1]
Ангелина НИКОНОВА [1]
Григорий НИКУЛИН [1]
Ясмин НОВАК [1]
Филлип НОЙС [1]
Юрий НОРШТЕЙН [1]
Алексей НУЖНЫЙ [1]
Пол НЬЮМАН [1]
Фредерик ОБУРТЕН [1]
Валерий ОГОРОДНИКОВ [1]
Юрий ОЗЕРОВ [2]
Лиза ОЛИН [1]
Эрманно ОЛЬМИ [1]
Илья ОЛЬШВАНГЕР [1]
Алексей ОСТРОУМОВ [1]
Леонид ОСЫКА [1]
Павел ПАВЛИКОВСКИЙ [1]
Жиль ПАКЕ-БРЕННЕР [1]
Алан ПАКУЛА [1]
Марсель ПАЛИЕРО [1]
Арно де ПАЛЬЕР [1]
Глеб ПАНФИЛОВ [1]
Сергей ПАРАДЖАНОВ [1]
Майкл ПАУЭЛЛ [1]
Александр ПЕЙН [1]
Артавазд ПЕЛЕШЯН [1]
Владимир ПЕТРОВ [1]
Кристиан ПЕТЦОЛЬД [1]
Константин ПИПИНАШВИЛИ [1]
Лора ПОЙТРАС [1]
Владимир ПОЛКОВНИКОВ [1]
Алексей ПОПОГРЕБСКИЙ, Борис ХЛЕБНИКОВ [1]
Иосиф ПОСЕЛЬСКИЙ, Владимир ЕРОФЕЕВ, Ирина СЕТКИНА [1]
Поэзия в кино [1]
Стивен ПРЕССМАН [1]
Александр ПРОШКИН [2]
Андрей ПРОШКИН [2]
Альгимантас ПУЙПА [1]
Дэвид ПУЛБРУК [1]
Кристи ПУЮ [1]
Луис ПЬЕДРАИТА, Родриго СОПЕНЬЯ [1]
Иван ПЫРЬЕВ [1]
Александра РАХМИЛЕВИЧ [1]
Ален РЕНЕ [1]
Жан РЕНУАР [1]
Оскар РЁЛЛЕР [1]
Франсуа-Луи РИБАДО [1]
Кэрол РИД [1]
Артуро РИПШТЕЙН [1]
Лоренс РИС [1]
Джулио РИЧЧИАРЕЛЛИ [1]
Марк РОБСОН [1]
Стюарт РОЗЕНБЕРГ [1]
Эрик РОМЕР [1]
Михаил РОММ [7]
Абрам РООМ [1]
Слава РOCC [1]
Александр РОУ [2]
Григорий РОШАЛЬ [1]
Лев РОШАЛЬ [1]
Алина РУДНИЦКАЯ [1]
Ирвинг РЭППЕР [1]
Эльдар РЯЗАНОВ [3]
Иштван САБО [1]
Нигина САЙФУЛЛАЕВА [1]
Шэйн САЛЕРНО [1]
Александр СЕРЫЙ [1]
Михаил СЕГАЛ [1]
Василий СИГАРЕВ [1]
Витторио Де СИКА [1]
Евгений СИМОНОВ [1]
Кейн СИНИС [1]
Рамеш СИППИ [1]
Аркадий СИРЕНКО [1]
Мартин СКОРСЕЗЕ [2]
Ридли СКОТТ [2]
Мирослав СЛАБОШПИЦКИЙ [1]
Владимир СИНЕЛЬНИКОВ [1]
Вениамин СМЕХОВ [1]
Авдотья СМИРНОВА [2]
Андрей СМИРНОВ [2]
Сергей СНЕЖКИН [1]
Александра СНЕЖКО-БЛОЦКАЯ [0]
Феликс СОБОЛЕВ [1]
Александр СОКУРОВ [3]
Сергей СОЛОВЬЕВ [2]
Карел СТЕКЛЫ [1]
Андрей СТЕМПКОВСКИЙ [1]
Светлана СТРЕЛЬНИКОВА [1]
Стивен СПИЛБЕРГ [2]
Александр СУРИН [1]
Сергей ТАРАМАЕВ, Любовь ЛЬВОВА [1]
Андрей ТАРКОВСКИЙ [6]
Жак ТАТИ [1]
Евгений ТАШКОВ [1]
Иван ТВЕРДОВСКИЙ [3]
Виктор ТИХОМИРОВ [1]
Валерий ТОДОРОВСКИЙ [1]
Петр ТОДОРОВСКИЙ [1]
Виктор ТРЕГУБОВИЧ [3]
Ларс фон ТРИЕР [1]
Томаш ТОТ [1]
Маргарет фон ТРОТТА [1]
Семен ТУМАНОВ [1]
Франсуа ТРЮФФО [1]
Кристоф ТЮРПЕН [1]
Уильям УАЙЛЕР [1]
Билли УАЙЛЬДЕР [1]
Олег УЖИНОВ [1]
Андрей УЖИЦА [1]
Сергей УРСУЛЯК [5]
Александр УСТЮГОВ [1]
Люси УОЛКЕР, Карен ХАРЛИ, Жуан ЖАРДИМ [1]
Золтан ФАБРИ [2]
Алексей ФЕДОРЧЕНКО [2]
Федерико ФЕЛЛИНИ [6]
Олег ФЛЯНГОЛЬЦ [1]
Брайан ФОГЕЛЬ [1]
Стивен ФРИРЗ [1]
Борис ФРУМИН [1]
Илья ФРЭЗ [1]
Кэри ФУКУНАГА [1]
Питер ХАЙАМС [1]
Мишель ХАЗАНАВИЧУС [1]
Джон ХАЛАС [1]
Рустам ХАМДАМОВ [2]
Михаэль ХАНЕКЕ [1]
Энтони ХАРВИ [1]
Иосиф ХЕЙФИЦ [2]
Яэл ХЕРСОНСКИ [1]
Альфред ХИЧКОК [3]
Борис ХЛЕБНИКОВ [2]
Тадеуш ХМЕЛЕВСКИЙ [1]
Юзеф ХМЕЛЬНИЦКИЙ [1]
Агнешка ХОЛЛАНД [1]
Ноам ХОМСКИЙ [1]
Владимир ХОТИНЕНКО [2]
Курт ХОФФМАН [1]
Илья ХРЖАНОВСКИЙ [1]
Константин ХУДЯКОВ [1]
Марлен ХУЦИЕВ [6]
Эдвард ЦВИК [1]
Михаил ЦЕХАНОВСКИЙ [1]
Фред ЦИННЕМАНН [1]
Чарли ЧАПЛИН [4]
Владимир ЧЕБОТАРЕВ [1]
«ЧЕЛОВЕК ИЗ ТЕЛЕВИЗОРА» телепрограмма [0]
Клод ШАБРОЛЬ [1]
Алексей ШАПАРЕВ [1]
Тофик ШАХВЕРДИЕВ [1]
Карен ШАХНАЗАРОВ [4]
Адольф ШАПИРО [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР, Софья МИЛЬКИНА [1]
Александр ШЕЙН [1]
Эльдар ШЕНГЕЛАЯ [1]
Лариса ШЕПИТЬКО [2]
Надав ШИРМАН [1]
Евгений ШИФФЕРС [1]
Фолькер ШЛЕНДОРФ [1]
Евгений ШНЕЙДЕР [1]
Том ШОВАЛ [1]
Геннадий ШПАЛИКОВ [1]
Василий ШУКШИН [2]
Ариэль ШУЛЬМАН Генри ДЖОСТ [1]
Соломон ШУСТЕР [1]
А. С. ЭЙЗЕНШТАРК [1]
Сергей ЭЙЗЕНШТЕЙН [2]
Анатолий ЭЙРАМДЖАН [1]
Виктор ЭЙСЫМОНТ [1]
Ронит и Шломи ЭЛЬКАБЕЦ [1]
Резо ЭСАДЗЕ [2]
Франциско ЭСКОБАР [1]
Рубен ЭСТЛУНД [1]
Анатолий ЭФРОС [2]
Андрей ЭШПАЙ [1]
Константин ЮДИН [1]
Сергей ЮТКЕВИЧ [1]
Роберт В. ЯНГ [1]
Борис ЯШИН [1]
Разное [71]
Allen COULTER [1]
Tim Van PATTEN [1]
John PATTERSON [1]
Alan TAYLOR [1]

Теги

Ленфильм Ахеджакова Никулин Иоселиани грузия Герман Болтнев Миронов Вайда Польша Цибульский Ильенко Миколайчук Параджанов Шпаликов Гулая Лавров Адомайтис Банионис Жалакявичус Литовская кст Румыния россия Мизгирев Негода Олялин Эсадзе Ладынина Пырьев Одесская кст Савинова Ташков Аранович кст Горького Эйсымонт Бортко Евстигнеев Карцев Япония Куросава кст Довженко Литус Мишурин Румянцева Шифферс Любшин Шустер Мунджиу Мосфильм Хуциев Мэлэелэ Бакланов То Экран италия Феллини Мазина Комиссаржевский Бергман Швеция Кошеверова Шапиро Ольшвангер Смоктуновский Володин Климов Митта Калатозов Куба Урусевский немое кино Доронина Натансон Захаров Шварц Данелия Герасимов кст им.Горького Като мультипликация 1939 Мачерет Олеша 1935 Роом СССР Александров 1938 1956 Рязанов 1974 Кончаловский 2007 Михалков 1960 1980 Венгрия Месарош 1967 Аскольдов к/ст Горького 1934 Тарковский Виго Франция Грузия-фильм 1970 2006 анимация Ужинов 1984 Шенгелая США Чаплин Солярис 1961 Ольми Динара Асанова Жена ушла Добро пожаловать Элем Климов Балабанов Кочегар ЛЮБИМОВ вифлеем израиль фильм Ювап Адлер

***



Авторский проект Святослава БАКИСА

Сайт инициировал
и поддерживает
Иосиф Зисельс

Разработка сайта
Галина Хараз

Администратор сайта
Елена Заславская

Социальные сети

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Вторник, 22.08.2017, 20:33
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Новый фрагмент

Главная » Новые фрагменты » Георгий ДАНЕЛИЯ

"Осенний марафон"
 
 
Мне фильм в 1979-м году понравился, как нравилось все, что делал Данелия. Ну умел человек снимать кино, что скажешь. Где надо, я смеялся, где надо, это самое, грустил. Я – зритель хороший, не зануда вроде меня – киноведа. Константин Сергеевич Станиславский тоже был зритель хороший. Каким его зрелищем ни накорми – театром, оперой, цирком, может, даже кино (был ли К.С. хоть раз в кино?) – он выкушивал блюдо с невероятным аппетитом, чавкал, хрумкал, цыкал, потом вылизывал донышко, потом утирал рот платочком, то есть вытирал мокрое от слез смеха или плача пенсне платочком, и произносил: «Не верю. Отвратительно. Профанация ваще, милсудари, искусства». Вот так и я: восклицаю «Ну молодец Данелия, во дает!» - и вместе с тем считаю этот фильм чистым недоразумением и не могу понять, почему другие люди добрые этого не понимают. Более того, я считаю фильм «Осенний марафон» личным оскорблением, да! К барьеру, Георгий Николаевич!
 
Но давайте разберемся спокойно. Сценарий фильма, который назывался «Горестная жизнь плута», написал Александр Володин. Что за писатель Володин? Можно назвать его советским Сэлинджером. Эти двое в некотором роде братья-близнецы – совершенно тот же генотип. (Жизнь, ясное дело, сделала близнецов различимыми. Брат Джерри волею судеб оказался в Америке, а брата Сашу забросило в СССР. В результате Джерри пустил корни в проблемы человеческого бытия глубже, чем Саша,  просто потому, что советская почва  была гораздо каменистее). Что же за это генотип? Воспользуемся типологией самого Володина:
Мы самоеды, себя грызущие.
Вам наши беды – потехи сущие.
В парадном зале нам не веселье.
Не к месту встали, не к месту сели.
Любовным нежностям не верим, где там.
За что, мол, не за что! Мы самоеды...
Мы самоеды. Стыдясь, скорбя,
Не жрем соседей, едим себя.
Понятно? Это тип человека доброго, нервного, чуткого, интравертного, меланхолика, мнительного, с неустанной саморефлексией, с комплексами, с приступами депрессии (наверное, борясь с ними, Володин и стал пить). Одним, т.е. двумя словами – это тип совестливого неврастеника. Это очень «художественный» тип, и если художник в таком человеке осуществляется, то получается обычно творец лирического плана, умеющий, о чем бы он ни говорил, говорить только о себе, о душе своей. Каждый сиблинг в удивительной семье Глассов – это сам суперсенситивный Д.Д.Сэлинджер, так же как герой каждой володинской пьесы или сценария – это нервный, чуткий, ощущающий боль других как свою Александр Володин.
 
Догадка: может, потому пациенты Чеснокова из замечательного володинского сценария «Похождения зубного врача» не ощущали при удалении зубов боли, что этот врач брал их боль на себя? А почему пропал у Чеснокова его чудесный дар? Да слишком шумели люди под руку. Неврастенический склад у человека: спугни его «в процессе», и он больше не мужчина, то есть, тьфу, не зубной врач. Люди, относитесь к неврастеникам бережно! Это бывают ценные, полезные, красивые растения, но они очень нежны и легко гибнут на морозе жизни!
 
Теперь берем быка за рога. Бузыкин из «Горестной жизни плута» - той же породы, что Чесноков и что Володин. Более того, если Чесноков – Володин только в духовном плане, Володин через притчу и метафору, то Бузыкин – Володин еще и чисто биографически. Александр Моисеевич Володин всю последнюю, наверно, треть своей жизни промаялся между двумя не просто женщинами, женой и неженой, а между двумя семьями, в каждой из которых у него был сын. Он не бросал жену, с которой его уже давным-давно связывала только дружба, потому что жена была больна... но не только, не только поэтому, а вот именно по дружбе: узы дружбы крепче, чем узы любви. Совесть, понимаете, у человека была, совесть и доброта. Но он терзался, видя, что совесть и доброта, эти замечательные качества, в данном случае превращаются в свои противоположности: они причина его неразрешимой раздвоенности, от которой страдает не только он сам, это бы ладно, заслужил, но две хорошие женщины. Вот об этом написал Володин свой сценарий. Но поскольку сюжет на этот раз был автобиографическим, автору совестно было представлять драму как драму: невелика он шишка, чтоб о себе любимом драмы сочинять! Он поступил, как Чехов (еще одно значимое в разговоре о Володине имя), который писал драмы в жанре комедий. Да, Бузыкин - нелепый шут поневоле, но судьба его – не на шутку – горестна. Прячась за иронией, Володин в своем сценарии, самом открытом из всех своих лирических излияний, и ругает, презирает самого себя за бесхребетную интеллигентскую нерешительность, и жалуется, просит сочувствия, и – да-да - сердится на тех, кому доставляет боль: ну почему они так мучают его, и почему не помогут, не припрут его к стенке, не заставят, наконец, выйти из положения Буриданова осла?
 
А что же в фильме? В фильме Бузыкин смешон – и только, смешон без лирических полутонов. Два часа зрители смеются здоровым смехом, животики надрывают над этим чудиком, неспособным и поставить точку над i. «Уж у меня бы хватило воли!» - радуются за себя хохочущие. На что бы у вас хватило воли, господа-товарищи? Полоснуть по живому? Но это же доблесть мясника, а не homo как такового. И над чем вы, собственно, смеетесь? Разве Бузыкин вьется и юлит, потому что хочет сосать двух телок зараз? Нет! Он хороший, совестливый, добрый человек, не способный причинить никому зла. И его проблема, жизнерадостные мои волевые друзья, это не только его личная проблема. Как там у Гете? «Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». А у бедного интеллигентного Бузыкина наоборот – он хочет добра и плодит несчастье, беду. Тут есть над чем задуматься – проблема бытия, господа! Благими намерениями вымощена марафонская трасса Бузыкина сами знаете куда.
 
Вот что выходит, когда генотипы не совпадают. Данелия – тоже хороший человек, и он тоже долгие годы был в позиции Буриданова осла, разрываясь между женой и любимой: наверное, оттого и решил, что сценарий Володина – и про него тоже. Но он не про него был, не про него, сходство обстоятельств еще не сходство характеров. Данелия – кто угодно, но не неврастеник и не самоед. Причиняя беду тем, кого любил, он, не сомневаюсь, испытывал угрызения совести. Но он человек, если по Павлову, «с сильным типом нервной системы», грузин и сангвиник. Представители такого типа – внимание, тут тонкая дискриминация – они из всего извлекают радость, потому что никогда не перестают любить себя; они испытывают радость, даже мучаясь угрызениями совести. «Ах я гад, ах я засранец, и что же это я творю?!» И при этом в самой глубине – умиленное такое удивление своему уникальному засранству. А меланхолик – они тем и отличается от сангвиника, что муки совести, как глубоко ни смотри, не доставляют ему никакой радости, а доставляют только мучения и реальную ненависть к себе, иногда доводящую даже до самоубийства.
 
А Бузыкин для Данелии, такой, какой он в сценарии Володина ,  что бы ни думал Данелия по этому поводу, не он, не он. И что ему было делать  с таким Бузыкиным? Переделать муки меланхолика в муки сангвиника? Не выйдет, меланхолик не поддастся. Отождествиться с меланхоликом, дать его изнутри? Не выйдет, сангвиник в нем самом не поддастся, тошнит его от таких бузыкиных. И Данелия, может быть, незаметно для самого себя,  отыскал  единственный контактный лаз к своему герою,  без которого он просто не мог бы снимать  картину: давать-таки меланхолика, но -  с  улыбкой, со смехом таким добрым над ним, этим смешным, нелепым, безвольным человеком. Так и сделал. И прекрасно получилось. И всем понравилось. Если бы, как теперь говорят, по-хорошему, то сценарий «Горестная жизнь плута» представлял материал для небольшого тонкого фильма для интеллигентных людей – фильма-утехи для таких же неврастеников, как сам Бузыкин. А вышло – большая всенародная потеха над интеллигентским высосанным из пальца гамлетизмом. Так некогда ни за что низвели затравленного русского интеллигента до унизительной карикатуры двое других хохотунов. Догадались?  Ну да, Ильф-Петров. Ну да, Лоханкин. «Вам наши беды – потехи сущие»... Выходит зритель на улицу, утирает рукавом пальто слезы смеха и говорит про себя - то есть, не про себя, в том-то и дело, что не про себя, а про Бузыкина этого: «Эх, мне бы твои проблемы, чудила!».
Итог: Данелия поставил отличный фильм, смешной и в меру грустный  (смесь смеха и грусти - его фирменный знак), прекрасно сделанный, очень точно следующий сценарию... отходящий от него всего на каких-нибудь несколько миллиметров - на толщину человеческой кожи: Володин писал изнутри Бузыкина, Данелия снимал близко-близко к Бузыкину, но снаружи, только и всего.
Изданный после выхода фильма сценарий назывался уже «Осенний марафон». Что ж, успех есть успех, он опьяняет, он решает все проблемы и примиряет все противоречия. Вот ежели бы успеха не было, тогда бы, может, Володин сказал Данелии: «Видишь, Гия, это потому, что ты не совсем понял моего Бузыкина. И играть его, я же тебе говорил, должен был не Басилашвили, у которого есть какая-то ненужная виртуозность во лжи и который немного, как, извини, и ты, грузин, а артист типа Смоктуновского, Калягина, каким он был в «Механическом пианино»... Я говорил тебе,  а ты не слушал!». Но «Осенний марафон посмотрели 22.3 млн. человек. Это прилично. Это много. Никогда (за исключением «Пяти вечеров») у володинских фильмов не было такой кассы. Как народ когда-то шел скорбеть по тонущему в Урале Чапаеву, так он теперь пошел смеяться над барахтающимся в омуте интеллигентских заморочек Бузыкиным. С народом не поспоришь, и тем более глупо с ним спорить, если он, так ли, иначе, полюбил твое творение. Тут уж, Гия, садимся за стол и празднуем по полной программе.
 
Может, Данелия пил, а Володин только закусывал. Может, он был тогда в завязке. Он уже стал к тому времени усталым, немного сентиментальным, обожающим слезливым чохом всех своих «гениальных» друзей пожилым человеком. А как по мне, то лучше бы он оставил своему сценарию первоначальное название «Горестная жизнь плута». И лучше бы он сказал за тем столом: «Ну так, ты выпил за мой счет, Гия, ты закусил. А теперь скажи: зачем ты выставил моего Бузыкина... меня выставил... на посмешище всенародное? К барьеру, Гия, к барьеру!».
 
Раз он этого не сказал, так я за него говорю.
 
Г. Данелия на съемках фильма "Осенний марафон"
 
 
 
Автор С. Бакис
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Категория: Георгий ДАНЕЛИЯ | Добавил: слабак (03.08.2011) | Автор: С. Бакис
Просмотров: 1831 | Комментарии: 7 | Теги: Мосфильм, Данелия, Володин | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 6
0
1  
Как-то совсем не смешной фильм...

Я много раз его смотрела, смотрела в зале. И никто не смеялся, почему-то. Вот как странно...

А вы над кем сметесь, г-н «слабак»?
Над собой смеетесь?

0
2  
Дорогая Елена!
Собрался уж по вашему заказу писать статью об I Confess. Собрался, то есть, с силами. Но тут ваше напоминание о том, что я слабак, подорвало мою уверенность в себе, и я не написал.
Кстати, этот фильм Хичкока не называется "Я исповедуюсь". Точнее, он так называется наравне с "Я сознаюсь": сюжет фильма связан с церковью, и Хичкок каламбурит как в названии, так и в самом действии фильма. К сожалению, этот каламбур is lost in Russian translation, вот и непонятно, как же название перевести. Единственный выход - не переводить, атак и называть, I Confess. Всего хорошего!
Ваш Слабак

0
3  
Инна Лесовая

Люблю Басилашвили. Но совершенно согласна с тем, что он не годился для этой роли. Из-за этого и получилось немножко… ни холодно, ни жарко. Действительно – нет доверия. (Не то что в кинофильме «Служебный роман» – уж там доверие полное!) Зрителю приходится трудиться, напрягаться, дорисовывать что-то, чего в этой роли нет.

Такой человек – я имею в виду не самого Олега Валериановича, а сыгранного им Бузыкина – вполне в состоянии поставить на место назойливого слесаря Василия Игнатьича. Да – тактично, не обижая. Но и без трепета, не боясь в его лице «обидеть народ». Его Бузыкин и с двумя женщинами устроился бы как-нибудь вполне комфортно (встречались в жизни подобные случаи). И уж точно не стал бы он пахать на однокурсницу свою, на Варвару.

Увы, неубедителен Басилашвили в этой роли. Не только доверия нет к его Бузыкину, но и сочувствия. Впрочем, хочется почему-то, чтобы он избавился от обеих – и от жены, и от возлюбленной. Не потому ли, что и Гундарева, и Неёлова (обе – прекрасные актрисы, абсолютно подходящие, по-моему, для своих ролей) – чуть-чуть плавают, не знают толком, что им играть.

Очевидно, что по замыслу они должны вызывать равную симпатию, одинаковую жалость. Но я, например, больше сочувствовала Неёловой. А почему, спрашивается? Потому что она моложе? Потому что семью разбивает? Вроде бы должно быть наоборот… Но что-то есть лишнее в игре Гундаревой. Может, и правдивое – но уж слишком. Так что хочется, хочется, чтобы она – всё-таки в первую очередь она – ушла, куда-то делась… А такое моё хотение точно не входило ни в чьи планы. Тут требовалось полное равенство – и прав, и обаяний.

Конечно, Елена права: фильм этот больше грустный, чем смешной. Но есть, разумеется, места, где публика смеётся – ну, хотя бы в приведенном кинофрагменте. Однако – в отличие от других фильмов Данелия, эта грусть… «непросветлённая», она изнуряет.

Просматривая в памяти этот фильм, который, в общем-то, люблю – я страшно устаю. Преобладающее чувство – мука безвыходности. И, может быть, самая мучительная для меня – сцена в редакции с Галиной Волчек.

Галина Волчек. Вот уж кто попал в десятку! Найдите, посмотрите этот эпизод. Вглядитесь в лицо Варвары, во все её ужимки. Какая фантастическая смесь несовместимых чувств! Беспардонная наглость – и униженная просительность, триумф победителя – и боязнь перегнуть палку. И этот… какой-то особый род помешательства: зная, что работу сделал Бузыкин, она, тем не менее, счастлива и уверена в своей удаче – и даже в превосходстве над ним. Не сценка – а бриллиант!

0
4  
1. Не сказал бы, что Гундарева в том фильме очень хорошо играет: она играет, как бы сказать, среднеарифметическую женщину в таком положении, конкретных интересных черт у нее нет. У Нееловой есть.
2. Басилашвили не подходит самым роковым образом. Сценарий назывался "Горестная жизнь плута", т.е. Бузыкин должен быть терзающимся своим плутовством человеком. И Басилашвили вроде старается, но... Этому артисту органически присуще что-то лживое, у него даже рот кривой и глаза несколько косоватые, как у какого-то рябого мошенника с бухарского базара или багдадского вора. И смотрите, самые удавшиеся его роли - это с н а с л а ж д е н и е м, а не с терзанием лгущие люди: Хлестаков, писатель Чугунов в "Городе Зеро" (в этом фильме он грандиозен; так нельзя сыграть - таким можно только
б ы т ь!), сыщик Мерзяев ("О бедном гусаре..."). В конце концов, и Воланд - это ведь л у к а в ы й.
Стоит найти в интернете старые записи, где Басилашвили читает Маяковского: "О советском паспорте", "Двое в комнате, я и Ленин.." и т.д.- какая живинка интонаций, какая нестандартность логических ударений, какая "маяковско"-советская улыбочка, как он трясет головой, чтобы косая челка падала на лоб... восхитительно! Социализм с человеческим лицом брехуна! А как он "с душой", по-бернесовски поет без голоса х о р о ш и е советские песни - Колмановского там, Соловьева-Седого... Можно ли представить, чтобы Юрский пел Соловьева-Седого? Немыслимо. А Басилашвили может быть и советским, и антисоветским, и принять участие в любой передаче, к которой он не имеет никакого отношения - скажем, об экономике, и будет говорить дельно, толково - все у него выходит! Феликс Круль! Олег Вруль! Есть - была - серия передач "С потолка", которую он вел. Это было что-то, как он произносил явно написанный за него гладкий текст, придавая ему шершавинки... делая длинные такие раздумчивые паузы перед словами, которые не только он железно выучил наизусть, но и мы давно угадали. Бесстыжий! За ним следишь с ощущением сладковатой тошноты. И в этом суть Басилашвили, что он всегда вызывает смесь восхищения и омерзения. Недаром Доронина, чья основная краска - искренность/душевность, ушла от него: не выдержала!
3. Да, Волчек - феноменальна в этом фильме (не в пустом смысле "гениальна!", а в узком - т.е. как та же Савинова-Фрося: перед нами совершенно неповторимое человеческое существо. Напрасно она на 10 лет поссорилась с Данелией после "Марафона" за то, что он обещал, что бородавка у нее на носу не будет видна, а оказалась видна. Лучше ли, если в каком-то "Короле Лире" ни бородавки не видно, ни роли?

0
5  
Вот ночь пришла. Забылся Бакис сном...
но от кошмара вдруг вскочил тяжелого!
В нем Басик Бакису вилял бедром,
как будто Бакис бедный был Неёлова.

0
6  
А дело было так. Товстоногов долго квасил Басилашвили, не давая ему никаких ролей, держа его скорее как мужа Дорониной. Басилашвили собрался увольняться. И вдруг Гога подходит к нему в коридоре: "Олег, мне кажется, вы хотите уходить из театра. Не делайте этого, это будет ошибка. У меня есть на вас планы". И вскоре... Гога дал ему Хлестакова! Понимаете? Раньше органическая лживость Басика раздражала его, он не знал, что с нею делать, хотя и видел, что актер талантливый , виртуозный. И наконец он нашел этому Басику применение: роль архетипического лжеца!

Имя *:
Email *:
Код *: