Фрагменты

Список режиссеров

Эдуард АБАЛОВ [1]
Вадим АБДРАШИТОВ [1]
Серж АВЕДИКЯН, Елена ФЕТИСОВА [1]
Илья АВЕРБАХ [3]
Илья АВЕРБУХ [1]
Леонид АГРАНОВИЧ [1]
Ювал АДЛЕР [1]
Габриэль АКСЕЛЬ [1]
Галина АКСЕНОВА [1]
Михаил АЛДАШИН [1]
Григорий АЛЕКСАНДРОВ [3]
Вуди АЛЛЕН [3]
Александр АЛОВ, Владимир НАУМОВ [1]
Виктор АМАЛЬРИК [1]
Леонид АМАЛЬРИК [1]
Вес АНДЕРСОН [1]
Пол Томас АНДЕРСОН [1]
Рой АНДЕРСОН [1]
Анотолий АНОНИМОВ [1]
Микеланджело АНТОНИОНИ [1]
Семен АРАНОВИЧ [1]
Виктор АРИСТОВ, Юрий МАМИН [1]
Динара АСАНОВА [1]
Павел АРСЕНОВ [1]
Александр АСКОЛЬДОВ [1]
Олег БАБИЦКИЙ, Юрий ГОЛЬДИН [1]
Петер фон БАГ [1]
Бакур БАКУРАДЗЕ [1]
Алексей БАЛАБАНОВ [3]
Гарри БАРДИН [1]
Борис БАРНЕТ [2]
Джой БАТЧЕЛОР [0]
Марк БАУДЕР [1]
Жак БЕККЕР [1]
Леонид БЕЛОЗОРОВИЧ [1]
Марко БЕЛОККЬО [1]
Ингмар БЕРГМАН [4]
Клэр БИВЕН [1]
Дон БЛАТТ, Гэри ГОЛДМАН [1]
Уэйн БЛЭР [1]
Питер БОГДАНОВИЧ [1]
Денни БОЙЛ [1]
Сергей БОНДАРЧУК [1]
Федор БОНДАРЧУК [0]
Ахим фон БОРРИС [1]
Владимир БОРТКО [2]
Михаил БРАШИНСКИЙ [1]
Вячеслав БРОВКИН [1]
Константин БРОНЗИТ [1]
Мел БРУКС [1]
Леонид БУРЛАКА [1]
Рама БУРШТЕЙН [1]
Петр БУСЛОВ [1]
Юрий БЫКОВ [2]
Оксана БЫЧКОВА [1]
Анджей ВАЙДА [2]
Владимир ВАЙНШТОК [1]
Жан-Марк ВАЛЛЕ [1]
Георгий ВАСИЛЬЕВ, Сергей ВАСИЛЬЕВ [1]
Франсис ВЕБЕР [1]
Александр ВЕЛЕДИНСКИЙ [1]
Владимир ВЕНГЕРОВ [2]
Жан ВИГО [1]
Валентин ВИНОГРАДОВ [2]
Вацлав ВОРЛИЧЕК [1]
Леонид ГАЙДАЙ [1]
Николаус ГАЙРХАЛТЕР [1]
Лиз ГАРБУЗ [1]
Виктор ГЕОРГИЕВ [1]
Саша ГЕРВАЗИ [1]
Сергей ГЕРАСИМОВ [1]
Алексей ГЕРМАН [5]
Алексей ГОЛУБЕВ [1]
Станислав ГОВОРУХИН [1]
Арнон ГОЛЬФИНГЕР [1]
Мишель ГОНДРИ [1]
В. ГОНЧАРОВ [1]
Арсений ГОНЧУКОВ [1]
Александр ГОРДОН [1]
Сантьяго ГРАССО [1]
Ольга ГРЕКОВА [1]
Ян ГРЖЕБЕЙК [1]
Юрий и Ренита ГРИГОРЬЕВЫ [1]
В.С. Ван Дайк [1]
Георгий ДАНЕЛИЯ [3]
Фрэнк ДАРАБОНТ [1]
Владимир ДЕГТЯРЕВ [1]
Михаил ДЕГТЯРЬ [1]
Уолт ДИСНЕЙ [1]
Джим ДЖАРМУШ [1]
Нури Бильге ДЖЕЙЛАН [1]
Дюк ДЖОНСОН [0]
Валерио ДЗУРЛИНИ [1]
Александр ДОВЖЕНКО [2]
Ксавье ДОЛАН [1]
Стивен ДОЛДРИ [1]
Семен ДОЛИДЗЕ Леван ХОТИВАРИ [1]
Олег ДОРМАН [1]
Николай ДОСТАЛЬ [2]
Борис ДРАТВА [1]
Карл Теодор ДРЕЙЕР [1]
Владимир ДЬЯЧЕНКО [1]
Иван ДЫХОВИЧНЫЙ [2]
Олег ЕФРЕМОВ [1]
Витаутас ЖАЛАКЯВИЧУС [1]
Франсуа ЖИРАР [1]
Эдуард ЖОЛНИН [1]
Ульрих ЗАЙДЛЬ [1]
Марк ЗАХАРОВ [3]
Андрей ЗВЯГИНЦЕВ [2]
Вячеслав ЗЛАТОПОЛЬСКИЙ [1]
Мария ЗМАЖ-КОЧАНОВИЧ [1]
Александр ИВАНКИН [2]
Александр ИВАНОВ [1]
Виктор ИВЧЕНКО [1]
Алехандро ИНЬЯРРИТУ [2]
Отар ИОСЕЛИАНИ [3]
Клинт ИСТВУД [1]
Элиа КАЗАН [1]
Ежи КАВАЛЕРОВИЧ [1]
Филипп КАДЕЛЬБАХ [1]
Александр КАЙДАНОВСКИЙ [2]
Геннадий Казанский, Владимир Чеботарев [1]
Михаил КАЛАТОЗОВ [3]
Михаил КАЛИК [1]
Фрэнк КАПРА [1]
Борис КАРАДЖЕВ [1]
Владимир КАРА-МУРЗА (мл.) [1]
Аки КАУРИСМЯКИ [1]
Арик КАПЛУН [1]
Евгений КАРЕЛОВ [1]
Кунио КАТО [1]
Чарли КАУФМАН [1]
Ираклий КВИРИКАДЗЕ [1]
Саймон КЕРТИС [1]
Ян КИДАВА-БЛОНЬСКИЙ [1]
Джек КЛЕЙТОН [1]
Элем КЛИМОВ [2]
Павел КЛУШАНЦЕВ [1]
Гвидо КНОПП, Урсула НЕЛЛЕСЗЕН [1]
Олег КОВАЛОВ [2]
Павел КОГАН [1]
Леван КОГУАШВИЛИ [1]
Михаил КОЗАКОВ [1]
Григорий КОЗИНЦЕВ [1]
Александр КОТТ [1]
Летиция КОЛОМБАНИ [1]
Андрей КОНЧАЛОВСКИЙ [4]
София КОППОЛА [1]
Юрий КОРОТКОВ [1]
Надежда КОШЕВЕРОВА, Михаил ШАПИРО [1]
Николай КОШЕЛЕВ [1]
Итан и Джоэл КОЭН [1]
Джоэл КОЭН [1]
Денис КРАСИЛЬНИКОВ [1]
Стенли КРАМЕР [1]
Вячеслав КРИШТОФОВИЧ [1]
Жора КРЫЖОВНИКОВ [2]
Джордж КЬЮКОР [1]
Альфонсо КУАРОН [1]
Джонас КУАРОН [1]
Рауф КУБАЕВ [1]
Акира КУРОСАВА [1]
Йоргос ЛАНТИМОС [1]
Клод ЛАНЦМАН [1]
Николай ЛЕБЕДЕВ [3]
Шон ЛЕВИ [1]
Барри ЛЕВИНСОН [1]
Патрис ЛЕКОНТ [1]
Роман ЛИБЕРОВ [1]
Тобиас ЛИНДХОЛЬМ [1]
Ричард ЛИНКЛЕЙТЕР [1]
Николай ЛИТУС, Алексей МИШУРИН [1]
Сергей ЛОБАН [1]
Сергей ЛОЗНИЦА [3]
Иван ЛУКИНСКИЙ [1]
Павел ЛУНГИН [1]
Ричард Дж. ЛЬЮИС [1]
Юрий ЛЮБИМОВ [1]
Сидни ЛЮМЕТ [1]
Альберт МАЙЗЕЛС [1]
Льюис МАЙЛСТОУН [1]
Том МАККАРТИ [1]
Адам МАККЕЙ [1]
Стив МАККУИН [2]
Норман З. МАКЛЕОД [1]
Виталий МАНСКИЙ [1]
Александр МАЧЕРЕТ [1]
Андрей МАЛЮКОВ [1]
Генрих МАЛЯН [1]
Джозеф Л. МАНКЕВИЧ [1]
Делберт МАНН [1]
Юлия МЕЛАМЕД [1]
Тамаз МЕЛИАВА [1]
Виталий МЕЛЬНИКОВ [3]
Марта МЕСАРОШ [1]
Майя МЕРКЕЛЬ [1]
Наталья МЕЩАНИНОВА [1]
Алексей МИЗГИРЕВ [1]
Сергей МИКАЭЛЯН [1]
Марина МИГУНОВА [1]
Феликс МИРОНЕР, Марлен ХУЦИЕВ [1]
Джордж МИЛЛЕР [1]
Клод МИЛЛЕР [1]
Александр МИТТА [2]
Никита МИХАЛКОВ [6]
Сергей МИХАЛКОВ [1]
Борис МОРГУНОВ [1]
Петр МОСТОВОЙ [1]
Владимир МОТЫЛЬ [1]
Кристиан МУНДЖИУ [3]
Кира МУРАТОВА [4]
Джон МЭДДЕН [1]
Хорациу МЭЛЭЕЛЭ [1]
Дэвид МЭМЕТ [1]
Анджей МУНК [1]
Бабак НАДЖАФИ [1]
Георгий НАТАНСОН [1]
Ева НЕЙМАН [1]
Ласло НЕМЕШ [1]
Сергей НЕСТЕРОВ [1]
Ангелина НИКОНОВА [1]
Григорий НИКУЛИН [1]
Ясмин НОВАК [1]
Филлип НОЙС [1]
Юрий НОРШТЕЙН [1]
Алексей НУЖНЫЙ [1]
Пол НЬЮМАН [1]
Фредерик ОБУРТЕН [1]
Валерий ОГОРОДНИКОВ [1]
Юрий ОЗЕРОВ [2]
Лиза ОЛИН [1]
Эрманно ОЛЬМИ [1]
Илья ОЛЬШВАНГЕР [1]
Алексей ОСТРОУМОВ [1]
Леонид ОСЫКА [1]
Павел ПАВЛИКОВСКИЙ [1]
Жиль ПАКЕ-БРЕННЕР [1]
Алан ПАКУЛА [1]
Марсель ПАЛИЕРО [1]
Арно де ПАЛЬЕР [1]
Глеб ПАНФИЛОВ [1]
Сергей ПАРАДЖАНОВ [1]
Майкл ПАУЭЛЛ [1]
Александр ПЕЙН [1]
Артавазд ПЕЛЕШЯН [1]
Владимир ПЕТРОВ [1]
Кристиан ПЕТЦОЛЬД [1]
Константин ПИПИНАШВИЛИ [1]
Лора ПОЙТРАС [1]
Владимир ПОЛКОВНИКОВ [1]
Алексей ПОПОГРЕБСКИЙ, Борис ХЛЕБНИКОВ [1]
Иосиф ПОСЕЛЬСКИЙ, Владимир ЕРОФЕЕВ, Ирина СЕТКИНА [1]
Поэзия в кино [1]
Стивен ПРЕССМАН [1]
Александр ПРОШКИН [2]
Андрей ПРОШКИН [2]
Альгимантас ПУЙПА [1]
Дэвид ПУЛБРУК [1]
Кристи ПУЮ [1]
Луис ПЬЕДРАИТА, Родриго СОПЕНЬЯ [1]
Иван ПЫРЬЕВ [1]
Александра РАХМИЛЕВИЧ [1]
Ален РЕНЕ [1]
Жан РЕНУАР [1]
Оскар РЁЛЛЕР [1]
Франсуа-Луи РИБАДО [1]
Кэрол РИД [1]
Артуро РИПШТЕЙН [1]
Лоренс РИС [1]
Джулио РИЧЧИАРЕЛЛИ [1]
Марк РОБСОН [1]
Стюарт РОЗЕНБЕРГ [1]
Эрик РОМЕР [1]
Михаил РОММ [7]
Абрам РООМ [1]
Слава РOCC [1]
Александр РОУ [2]
Григорий РОШАЛЬ [1]
Лев РОШАЛЬ [1]
Алина РУДНИЦКАЯ [1]
Ирвинг РЭППЕР [1]
Эльдар РЯЗАНОВ [3]
Иштван САБО [1]
Нигина САЙФУЛЛАЕВА [1]
Шэйн САЛЕРНО [1]
Александр СЕРЫЙ [1]
Михаил СЕГАЛ [1]
Василий СИГАРЕВ [1]
Витторио Де СИКА [1]
Евгений СИМОНОВ [1]
Кейн СИНИС [1]
Рамеш СИППИ [1]
Аркадий СИРЕНКО [1]
Мартин СКОРСЕЗЕ [2]
Ридли СКОТТ [2]
Мирослав СЛАБОШПИЦКИЙ [1]
Владимир СИНЕЛЬНИКОВ [1]
Вениамин СМЕХОВ [1]
Авдотья СМИРНОВА [2]
Андрей СМИРНОВ [2]
Сергей СНЕЖКИН [1]
Александра СНЕЖКО-БЛОЦКАЯ [0]
Феликс СОБОЛЕВ [1]
Александр СОКУРОВ [3]
Сергей СОЛОВЬЕВ [2]
Карел СТЕКЛЫ [1]
Андрей СТЕМПКОВСКИЙ [1]
Светлана СТРЕЛЬНИКОВА [1]
Стивен СПИЛБЕРГ [2]
Александр СУРИН [1]
Сергей ТАРАМАЕВ, Любовь ЛЬВОВА [1]
Андрей ТАРКОВСКИЙ [6]
Жак ТАТИ [1]
Евгений ТАШКОВ [1]
Иван ТВЕРДОВСКИЙ [3]
Виктор ТИХОМИРОВ [1]
Валерий ТОДОРОВСКИЙ [1]
Петр ТОДОРОВСКИЙ [1]
Виктор ТРЕГУБОВИЧ [3]
Ларс фон ТРИЕР [1]
Томаш ТОТ [1]
Маргарет фон ТРОТТА [1]
Семен ТУМАНОВ [1]
Франсуа ТРЮФФО [1]
Кристоф ТЮРПЕН [1]
Уильям УАЙЛЕР [1]
Билли УАЙЛЬДЕР [1]
Олег УЖИНОВ [1]
Андрей УЖИЦА [1]
Сергей УРСУЛЯК [5]
Александр УСТЮГОВ [1]
Люси УОЛКЕР, Карен ХАРЛИ, Жуан ЖАРДИМ [1]
Золтан ФАБРИ [2]
Алексей ФЕДОРЧЕНКО [2]
Федерико ФЕЛЛИНИ [6]
Олег ФЛЯНГОЛЬЦ [1]
Брайан ФОГЕЛЬ [1]
Стивен ФРИРЗ [1]
Борис ФРУМИН [1]
Илья ФРЭЗ [1]
Кэри ФУКУНАГА [1]
Питер ХАЙАМС [1]
Мишель ХАЗАНАВИЧУС [1]
Джон ХАЛАС [1]
Рустам ХАМДАМОВ [2]
Михаэль ХАНЕКЕ [1]
Энтони ХАРВИ [1]
Иосиф ХЕЙФИЦ [2]
Яэл ХЕРСОНСКИ [1]
Альфред ХИЧКОК [3]
Борис ХЛЕБНИКОВ [2]
Тадеуш ХМЕЛЕВСКИЙ [1]
Юзеф ХМЕЛЬНИЦКИЙ [1]
Агнешка ХОЛЛАНД [1]
Ноам ХОМСКИЙ [1]
Владимир ХОТИНЕНКО [2]
Курт ХОФФМАН [1]
Илья ХРЖАНОВСКИЙ [1]
Константин ХУДЯКОВ [1]
Марлен ХУЦИЕВ [6]
Эдвард ЦВИК [1]
Михаил ЦЕХАНОВСКИЙ [1]
Фред ЦИННЕМАНН [1]
Чарли ЧАПЛИН [4]
Владимир ЧЕБОТАРЕВ [1]
«ЧЕЛОВЕК ИЗ ТЕЛЕВИЗОРА» телепрограмма [0]
Клод ШАБРОЛЬ [1]
Алексей ШАПАРЕВ [1]
Тофик ШАХВЕРДИЕВ [1]
Карен ШАХНАЗАРОВ [4]
Адольф ШАПИРО [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР, Софья МИЛЬКИНА [1]
Александр ШЕЙН [1]
Эльдар ШЕНГЕЛАЯ [1]
Лариса ШЕПИТЬКО [2]
Надав ШИРМАН [1]
Евгений ШИФФЕРС [1]
Фолькер ШЛЕНДОРФ [1]
Евгений ШНЕЙДЕР [1]
Том ШОВАЛ [1]
Геннадий ШПАЛИКОВ [1]
Василий ШУКШИН [2]
Ариэль ШУЛЬМАН Генри ДЖОСТ [1]
Соломон ШУСТЕР [1]
А. С. ЭЙЗЕНШТАРК [1]
Сергей ЭЙЗЕНШТЕЙН [2]
Анатолий ЭЙРАМДЖАН [1]
Виктор ЭЙСЫМОНТ [1]
Ронит и Шломи ЭЛЬКАБЕЦ [1]
Резо ЭСАДЗЕ [2]
Франциско ЭСКОБАР [1]
Рубен ЭСТЛУНД [1]
Анатолий ЭФРОС [2]
Андрей ЭШПАЙ [1]
Константин ЮДИН [1]
Сергей ЮТКЕВИЧ [1]
Роберт В. ЯНГ [1]
Борис ЯШИН [1]
Разное [71]
Allen COULTER [1]
Tim Van PATTEN [1]
John PATTERSON [1]
Alan TAYLOR [1]

Теги

Ленфильм Ахеджакова Никулин Иоселиани грузия Герман Болтнев Миронов Вайда Польша Цибульский Ильенко Миколайчук Параджанов Шпаликов Гулая Лавров Адомайтис Банионис Жалакявичус Литовская кст Румыния россия Мизгирев Негода Олялин Эсадзе Ладынина Пырьев Одесская кст Савинова Ташков Аранович кст Горького Эйсымонт Бортко Евстигнеев Карцев Япония Куросава кст Довженко Литус Мишурин Румянцева Шифферс Любшин Шустер Мунджиу Мосфильм Хуциев Мэлэелэ Бакланов То Экран италия Феллини Мазина Комиссаржевский Бергман Швеция Кошеверова Шапиро Ольшвангер Смоктуновский Володин Климов Митта Калатозов Куба Урусевский немое кино Доронина Натансон Захаров Шварц Данелия Герасимов кст им.Горького Като мультипликация 1939 Мачерет Олеша 1935 Роом СССР Александров 1938 1956 Рязанов 1974 Кончаловский 2007 Михалков 1960 1980 Венгрия Месарош 1967 Аскольдов к/ст Горького 1934 Тарковский Виго Франция Грузия-фильм 1970 2006 анимация Ужинов 1984 Шенгелая США Чаплин Солярис 1961 Ольми Динара Асанова Жена ушла Добро пожаловать Элем Климов Балабанов Кочегар ЛЮБИМОВ вифлеем израиль фильм Ювап Адлер

***



Авторский проект Святослава БАКИСА

Сайт инициировал
и поддерживает
Иосиф Зисельс

Разработка сайта
Галина Хараз

Администратор сайта
Елена Заславская

Социальные сети

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Вторник, 22.05.2018, 19:48
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Новый фрагмент

Главная » Новые фрагменты » Сергей ЭЙЗЕНШТЕЙН

«Броненосец «Потемкин»»

Режиссер Сергей Эйзенштейн. Тема и литературный сценарий Нины Агаджановой. Монтажный сценарий Сергея Эйзенштейна. 1-я фабрика Госкино. 1925

 
 
«Броненосец "Потемкин”» - что может быть монументальнее, классичнее (пусть и по-авангардистски)... и скучнее? Боюсь, у этого текста найдется очень мало читателей. Люди любят живое, теплое, личное, лиричное, – а в этом фильме и героя-то нет, его герой – броненосец. Ну и еще, конечно, человеческая масса. Эйзенштейн был кто угодно, но не режиссер психологического плана; не теплый; не человечный. С другой стороны, второго такого глубоко личностного, лиричного и психологичного режиссера история кино не знает. Потому что Эйзенштейн был двуликий Янус. С той стороны экрана, которая выходила на зрителя, он был эпик и монументалист. Со стороны же творческой кухни он был, во-первых, тайнописец, сознательно зашифровывавший в каждом кадре, даже в каждом элементе кадра каждого своего фильма личные мотивы, которые по степени их интимности никакому Тарковскому с его «Зеркалом» не снились. Например, он признался в статье об «Иване Грозном», что велел сделать так, чтобы на кольчуге Грозного было солнце, а на кольчуге Курбского луна, потому что, для самого себя, видел в жестоком, параноидальном и великом царе Мейерхольда, а в предателе и первом в истории России политическом эмигранте  Курбском – себя,  ушедшего от Мейерхольда и затем спорившего с ним, однако же продолжавшего светить отраженным светом своего великого учителя. Каково? Во-вторых, Эйзенштейн был настоящим маньяком дешифровки собственных бессознательных побуждений, как они отражались и претворялись в его картинах. У простого зрителя эти картины  вызывали скуку. Когда-то мы – я и моя жена – жили рядом с обкомовской гостиницей для особо важных гостей. Ею заведовал человек средних лет по имени К., прежде служивший шофером председателя горсовета. Моя жена познакомилась с его женой, они слегка подружились, и однажды жена К. пригласила нас на праздник. Мы оказались в совершенно незнакомом нам кругу: среди шоферов, завхозов, завскладов – в общем,  ...комовской челяди, контингента, аналогичного слугам из диккенсовских романов. Это был особый мир со своей иерархией, обычаями и взглядами, в котором К., ввиду важности доверенного ему объекта, был одной из главных персон. Когда все хорошо выпили, он стал излагать свои воззрения на искусство. Сходясь с Лениным, он считал, что главным искусством является кино. Затем шли музыка, живопись, литература и балет. Оперу, по мнению К., давно следовало бы отменить: это «ненародный» вид искусства. К чему это я? К тому, что Довженко не без основания называл фильмы Эйзенштейна операми. Не удивительно, что народ всеми этими «Стачками», «Броненосцами», «Октябрями», «Невскими» и «Грозными» интересовался очень мало, в отличие от эстетов и интеллектуалов. Но больше всех интересовался фильмами Эйзенштейна сам Эйзенштейн. Может быть, он извлекал главное удовольствие не из съемки-сборки фильмов, а из их последующей аналитической разборки. «Копаться. Копаться. Копаться. Самому влезать, врываться и вкапываться в каждую щель проблемы, все глубже стараясь в нее вникнуть, все больше приблизиться к сердцевине. Но найденное не таить: тащить на свет божий – в лекции, в печать, в статьи, в книги. А... известно ли вам, что самый верный способ скрыть – это раскрыть до конца?!» К этому признанию Эйзенштейна надо лишь добавить, что самой главной и интересной проблемой всегда оставался для него он сам. Назвав его «маньяком самородешифровки», я держал в голове и сексуального маньяка, для которого самым сладким бывает не изнасилование, а потрошение (да потом еще положить какой-нибудь орган в холодильник и ежеутренне смотреть на него!) Это Эйзенштейн. Сходство усугубляется еще и тем, что мотивы, до которых в результате дешифровок он докапывался, обычно оказывались сексуальными. Вот что писал по этому поводу киновед Сергей Добротворский (цитирую с сокращениями): «Для Эйзенштейна понятия «мужское» и «женское» - это одни из базовых понятий кино. Насилие в фильмах Эйзенштейна всегда носит характер столкновения мужского и женского. Обратите внимание, что «наши» у Эйзенштейна – всегда страдательное начало. У него все время избивают человеческие толпы»  Затем Добротворский переходит к разбору знаменитого эпизода из «Потемкина» на тендере: те из команды броненосца, кто остался верен офицерам, по их приказу,   как гигантской повязкой на глаза, накрывают бунтарей брезентом и сквозь него расстреливают их. «Когда мы читаем титр: «дрогнули винтовки», мы понимаем, что Эйзенштейн шифрует в этой сцене. С одной стороны, образ выходит на определенную сакральную высоту (в смысле пафоса классовой ненависти), с другой стороны, опускается на пралогический уровень ощущений столкновения мужского и женского – когда мы присутствуем чуть ли не при акте изнасилования».
Не подумайте, что я цитирую Добротворского, потому что у самого Эйзенштейна до подобной степени самоанализа не доискаться – куда там, у него и почище бывает; признаться в подобных «подоплеках» он не постеснялся бы: «тащить найденное на свет божий»! Раскрывая до конца и тем самым скрывая! (А скрывать Эйзенштейну было что, так как он был латентным или явным гомосексуалистом). Я использовал Добротворского просто потому, что смог быстрее найти у него то, что мне требовалось.
А теперь коротко добавлю кое-что от себя – чего Добротворский не сказал и в чем Сергей Михайлович, при всей его безудержной откровенности, вряд ли когда-нибудь признавался, хотя речь пойдет о мотивировках, казалось бы, менее «стыдных», чем  сексуальные.
«Броненосец» наполнен эпизодами и образами жуткими, жесточайшими. Наряду с расстрелом на тендере, надо, конечно, сразу вспомнить расстрел на Потемкинской лестнице. И тот и другой, начисто выдуманные Эйзенштейном, вошли в историю советского кино как развернутые образы неправедности господствовавшего режима. Как «Сикстинская мадонна» Рафаэля воплотила суть христианства (во всяком случае, в католическом изводе), так и эти грандиозные сцены расправ воплотили суть ментальности по-большевистски, предельной жестокостью своей обосновывая обоснованность беспощадного народного возмездия. Это так, – но это «со стороны экрана». Со стороны же творческо-подсознательной кухни... Вот что писал Эйзенштейн о себе в автобиографических записках: «Не мальчуган, не мальчишка, а именно мальчик. Мальчик двенадцати лет. Послушный, воспитанный, шаркающий ножкой. Типичный мальчик из Риги. Мальчик из хорошей семьи. Вот чем я был в двенадцать лет. И вот чем я остался до седых волос. <...> Казалось бы, пора начинать себя видеть взрослым. А мальчику из Риги все так же по-прежнему двенадцать лет. В этом – мое горе. Но в этом же, вероятно, мое счастье».
Эйзенштейн не переводит свои размышления на процесс создания своего революционного шедевра: это было бы ему невыгодно. Пришлось бы признаться, что ужасы в «Броненосце» произросли из ужасов пай-мальчика из «хорошей семьи» перед социальными катаклизмами, «бессмысленным и беспощадным» русским бунтом, штыками, протыкающими теплую мягкость обитых штофом стен родного дома. Для того чтобы испытать Стокгольмский синдром, не обязательно физически стать заложником. Мальчик Сережа был более чем достаточно чувствителен, чтобы на расстоянии чуять жестокую мощь притаившегося за порогом зверя. Он, как и многие другие интеллигентные мальчики, подсознательно готовился любить этого зверя и подчиняться ему. Так Бабель (один из немногих людей, с которыми Эйзенштейн дружил и был откровенен), страшась погромов, готовился любить казаков. Не случись революции – эта любовь потенциальных жертв к садисту-господину так и дремала бы в глубине их подсознания. Но революция произошла – и Стокгольмский синдром развернулся полным цветом. Причем, поскольку Бабель и Эйзенштейн были художниками, они, в условиях изменившейся конъюнктуры, претворили свой ужас-страх в народный ужас-гнев и переделали свои детские кошмары в кошмары тирании и деспотизма. Подобным же образом Эйзенштейн преобразовал свои детские представления о смрадной духоте существования простых людей  в спертый смрад ночного кубрика, где в тяжелых снах матросни  вызревают видения будущего бунта. 
Эйзенштейн не вытащил генетики образного строя «Броненосца "Потемкин”» «на свет божий» не только потому, что это было ему социально невыгодно. Может быть, происхождение кошмаров этого фильма из его детских кошмаров было тем единственным, до чего он в своем копании докапываться не желал. Выставить на свет божий – значит надежнее всего скрыть. Но и полюбить садиста искренне, от всей души – значит надежнее всего скрыть свою ненависть к нему.
 
 
 
Сергей Михайлович Эйзенштейн (1898-1948)
 
 
 
Автор С. Бакис
 
Категория: Сергей ЭЙЗЕНШТЕЙН | Добавил: ovechka (21.01.2018) | Автор: С. Бакис
Просмотров: 1976 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
0
1  
Двуликий Янус!!! biggrin
Мне вот о чем подумалось. Я редко читаю про Эйзенштейна, и никогда не читала ни его теоретических изысканий (ну, почти), ни личных записок, которые все вместе, если я не ошибаюсь, тянут на томов шесть... Основы его киноэстетики я знаю - она мне чужда, со всей этой - извините - дурацкой символикой, поэтому я его подсознательно избегаю. И Ваша замечательная статья как-то очень хорошо резонирует с моими подсознательными чувствами... smile Но ведь я говорю, что обычно не читаю... А дело вот в чем. Прочитать вашу статью меня, видимо, навели мысли о не так давно просмотренной видео-записи публичного выступления английского режиссера и художника Питера Гринуэйя в Санкт-Петербурге в прошлом году. Он заявил, что считает Эйзенштейна самым великим и гениальным режиссером всех времен, присутствие которого всегда ощущается, каким творчеством бы он, Гринуэй, ни занимался. Меня это откровение поразило, так как более несопоставимой пары, чем Эйзенштейн-Гринуэй, в моем сознании пока нет. И дело не только в том, что это режиссеры с абсолютно разной киноэстетикой, по крайней мере на первый взгляд (должна признаться, я не такой огромный знаток Гринуэя, но с этим теперь буду разбираться); а ведь часто бывает, что великие режиссеры оставляют такой неизгладимый след в душе, что последующие поколения кинотворцов обязательно как-то это изрыгают (Карлос Рейгадас, например, заболел кино, когда посмотрел фильм Тарковского, отдав ему дань в своей “Японии”). Так что творческий тандем Эйзенштейн-Гринуэй мне кажется о-о-очень интересным.
Оказалось также, Эзейнштейн интересует Питера как личность, не меньше, чем как режиссер и теоретик кино. И, раскрыв секрет, что готовится к съемкам фильма про российского изобретателя “монтажа аттракционов”, также проговорился, что одной из причин, по которой он приехал в Питер - это поиск актера на эту роль.
И вот, прочитав Вашу статью, я вспомнила одну деталь, которой поделился не на шутку интересующийся личностью Эйзенштейна Гринуэй. Когда у Сережи не получилось любви с Голивудом, он отправился в Мексику, где, как повествует история, 33-летний гений лишился девственности. “Октябрь” был сделан за два года до того... Но, кажется, сам Гринуэй больше интересуется тем, как потеря девственности отразилась на последующих фильмах Эйзенштейна, считая их более человеческими и менее интеллектуальными, больше обращающимися к внутреннему миру человека, чем тем, как нереализованные сексуальные желания пай-мальчика Сережи перемежаются с насильственно-идеологическими в его самой ранней работе... Интересно, предполагает ли Питер эту связь вообще? Я серьезно. В любом случае, с нетерпением жду фильма.

0
2  
Спасибо. Пож-та, продолжайте писать Ваши очень интересные стать

Имя *:
Email *:
Код *: