Фрагменты

Список режиссеров

Эдуард АБАЛОВ [1]
Вадим АБДРАШИТОВ [1]
Серж АВЕДИКЯН, Елена ФЕТИСОВА [1]
Илья АВЕРБАХ [3]
Илья АВЕРБУХ [1]
Леонид АГРАНОВИЧ [1]
Ювал АДЛЕР [1]
Габриэль АКСЕЛЬ [1]
Галина АКСЕНОВА [1]
Михаил АЛДАШИН [1]
Григорий АЛЕКСАНДРОВ [3]
Вуди АЛЛЕН [3]
Александр АЛОВ, Владимир НАУМОВ [1]
Виктор АМАЛЬРИК [1]
Леонид АМАЛЬРИК [1]
Вес АНДЕРСОН [1]
Пол Томас АНДЕРСОН [1]
Рой АНДЕРСОН [1]
Анотолий АНОНИМОВ [1]
Микеланджело АНТОНИОНИ [1]
Семен АРАНОВИЧ [1]
Виктор АРИСТОВ, Юрий МАМИН [1]
Динара АСАНОВА [1]
Павел АРСЕНОВ [1]
Александр АСКОЛЬДОВ [1]
Олег БАБИЦКИЙ, Юрий ГОЛЬДИН [1]
Петер фон БАГ [1]
Бакур БАКУРАДЗЕ [1]
Алексей БАЛАБАНОВ [3]
Гарри БАРДИН [1]
Борис БАРНЕТ [2]
Джой БАТЧЕЛОР [0]
Марк БАУДЕР [1]
Жак БЕККЕР [1]
Леонид БЕЛОЗОРОВИЧ [1]
Марко БЕЛОККЬО [1]
Ингмар БЕРГМАН [4]
Клэр БИВЕН [1]
Дон БЛАТТ, Гэри ГОЛДМАН [1]
Уэйн БЛЭР [1]
Питер БОГДАНОВИЧ [1]
Денни БОЙЛ [1]
Сергей БОНДАРЧУК [1]
Федор БОНДАРЧУК [0]
Ахим фон БОРРИС [1]
Владимир БОРТКО [2]
Михаил БРАШИНСКИЙ [1]
Вячеслав БРОВКИН [1]
Константин БРОНЗИТ [1]
Мел БРУКС [1]
Леонид БУРЛАКА [1]
Рама БУРШТЕЙН [1]
Петр БУСЛОВ [1]
Юрий БЫКОВ [2]
Оксана БЫЧКОВА [1]
Анджей ВАЙДА [2]
Владимир ВАЙНШТОК [1]
Жан-Марк ВАЛЛЕ [1]
Георгий ВАСИЛЬЕВ, Сергей ВАСИЛЬЕВ [1]
Франсис ВЕБЕР [1]
Александр ВЕЛЕДИНСКИЙ [1]
Владимир ВЕНГЕРОВ [2]
Жан ВИГО [1]
Валентин ВИНОГРАДОВ [2]
Вацлав ВОРЛИЧЕК [1]
Леонид ГАЙДАЙ [1]
Николаус ГАЙРХАЛТЕР [1]
Лиз ГАРБУЗ [1]
Виктор ГЕОРГИЕВ [1]
Саша ГЕРВАЗИ [1]
Сергей ГЕРАСИМОВ [1]
Алексей ГЕРМАН [5]
Алексей ГОЛУБЕВ [1]
Станислав ГОВОРУХИН [1]
Арнон ГОЛЬФИНГЕР [1]
Мишель ГОНДРИ [1]
В. ГОНЧАРОВ [1]
Арсений ГОНЧУКОВ [1]
Александр ГОРДОН [1]
Сантьяго ГРАССО [1]
Ольга ГРЕКОВА [1]
Ян ГРЖЕБЕЙК [1]
Юрий и Ренита ГРИГОРЬЕВЫ [1]
В.С. Ван Дайк [1]
Георгий ДАНЕЛИЯ [3]
Фрэнк ДАРАБОНТ [1]
Владимир ДЕГТЯРЕВ [1]
Михаил ДЕГТЯРЬ [1]
Уолт ДИСНЕЙ [1]
Джим ДЖАРМУШ [1]
Нури Бильге ДЖЕЙЛАН [1]
Дюк ДЖОНСОН [0]
Валерио ДЗУРЛИНИ [1]
Александр ДОВЖЕНКО [2]
Ксавье ДОЛАН [1]
Стивен ДОЛДРИ [1]
Семен ДОЛИДЗЕ Леван ХОТИВАРИ [1]
Олег ДОРМАН [1]
Николай ДОСТАЛЬ [2]
Борис ДРАТВА [1]
Карл Теодор ДРЕЙЕР [1]
Владимир ДЬЯЧЕНКО [1]
Иван ДЫХОВИЧНЫЙ [2]
Олег ЕФРЕМОВ [1]
Витаутас ЖАЛАКЯВИЧУС [1]
Франсуа ЖИРАР [1]
Эдуард ЖОЛНИН [1]
Ульрих ЗАЙДЛЬ [1]
Марк ЗАХАРОВ [3]
Андрей ЗВЯГИНЦЕВ [2]
Вячеслав ЗЛАТОПОЛЬСКИЙ [1]
Мария ЗМАЖ-КОЧАНОВИЧ [1]
Александр ИВАНКИН [2]
Александр ИВАНОВ [1]
Виктор ИВЧЕНКО [1]
Алехандро ИНЬЯРРИТУ [2]
Отар ИОСЕЛИАНИ [3]
Клинт ИСТВУД [1]
Элиа КАЗАН [1]
Ежи КАВАЛЕРОВИЧ [1]
Филипп КАДЕЛЬБАХ [1]
Александр КАЙДАНОВСКИЙ [2]
Геннадий Казанский, Владимир Чеботарев [1]
Михаил КАЛАТОЗОВ [3]
Михаил КАЛИК [1]
Фрэнк КАПРА [1]
Борис КАРАДЖЕВ [1]
Владимир КАРА-МУРЗА (мл.) [1]
Аки КАУРИСМЯКИ [1]
Арик КАПЛУН [1]
Евгений КАРЕЛОВ [1]
Кунио КАТО [1]
Чарли КАУФМАН [1]
Ираклий КВИРИКАДЗЕ [1]
Саймон КЕРТИС [1]
Ян КИДАВА-БЛОНЬСКИЙ [1]
Джек КЛЕЙТОН [1]
Элем КЛИМОВ [2]
Павел КЛУШАНЦЕВ [1]
Гвидо КНОПП, Урсула НЕЛЛЕСЗЕН [1]
Олег КОВАЛОВ [2]
Павел КОГАН [1]
Леван КОГУАШВИЛИ [1]
Михаил КОЗАКОВ [1]
Григорий КОЗИНЦЕВ [1]
Александр КОТТ [1]
Летиция КОЛОМБАНИ [1]
Андрей КОНЧАЛОВСКИЙ [4]
София КОППОЛА [1]
Юрий КОРОТКОВ [1]
Надежда КОШЕВЕРОВА, Михаил ШАПИРО [1]
Николай КОШЕЛЕВ [1]
Итан и Джоэл КОЭН [1]
Джоэл КОЭН [1]
Денис КРАСИЛЬНИКОВ [1]
Стенли КРАМЕР [1]
Вячеслав КРИШТОФОВИЧ [1]
Жора КРЫЖОВНИКОВ [2]
Джордж КЬЮКОР [1]
Альфонсо КУАРОН [1]
Джонас КУАРОН [1]
Рауф КУБАЕВ [1]
Акира КУРОСАВА [1]
Йоргос ЛАНТИМОС [1]
Клод ЛАНЦМАН [1]
Николай ЛЕБЕДЕВ [3]
Шон ЛЕВИ [1]
Барри ЛЕВИНСОН [1]
Патрис ЛЕКОНТ [1]
Роман ЛИБЕРОВ [1]
Тобиас ЛИНДХОЛЬМ [1]
Ричард ЛИНКЛЕЙТЕР [1]
Николай ЛИТУС, Алексей МИШУРИН [1]
Сергей ЛОБАН [1]
Сергей ЛОЗНИЦА [3]
Иван ЛУКИНСКИЙ [1]
Павел ЛУНГИН [1]
Ричард Дж. ЛЬЮИС [1]
Юрий ЛЮБИМОВ [1]
Сидни ЛЮМЕТ [1]
Альберт МАЙЗЕЛС [1]
Льюис МАЙЛСТОУН [1]
Том МАККАРТИ [1]
Адам МАККЕЙ [1]
Стив МАККУИН [2]
Норман З. МАКЛЕОД [1]
Виталий МАНСКИЙ [1]
Александр МАЧЕРЕТ [1]
Андрей МАЛЮКОВ [1]
Генрих МАЛЯН [1]
Джозеф Л. МАНКЕВИЧ [1]
Делберт МАНН [1]
Юлия МЕЛАМЕД [1]
Тамаз МЕЛИАВА [1]
Виталий МЕЛЬНИКОВ [3]
Марта МЕСАРОШ [1]
Майя МЕРКЕЛЬ [1]
Наталья МЕЩАНИНОВА [1]
Алексей МИЗГИРЕВ [1]
Сергей МИКАЭЛЯН [1]
Марина МИГУНОВА [1]
Феликс МИРОНЕР, Марлен ХУЦИЕВ [1]
Джордж МИЛЛЕР [1]
Клод МИЛЛЕР [1]
Александр МИТТА [2]
Никита МИХАЛКОВ [6]
Сергей МИХАЛКОВ [1]
Борис МОРГУНОВ [1]
Петр МОСТОВОЙ [1]
Владимир МОТЫЛЬ [1]
Кристиан МУНДЖИУ [3]
Кира МУРАТОВА [4]
Джон МЭДДЕН [1]
Хорациу МЭЛЭЕЛЭ [1]
Дэвид МЭМЕТ [1]
Анджей МУНК [1]
Бабак НАДЖАФИ [1]
Георгий НАТАНСОН [1]
Ева НЕЙМАН [1]
Ласло НЕМЕШ [1]
Сергей НЕСТЕРОВ [1]
Ангелина НИКОНОВА [1]
Григорий НИКУЛИН [1]
Ясмин НОВАК [1]
Филлип НОЙС [1]
Юрий НОРШТЕЙН [1]
Алексей НУЖНЫЙ [1]
Пол НЬЮМАН [1]
Фредерик ОБУРТЕН [1]
Валерий ОГОРОДНИКОВ [1]
Юрий ОЗЕРОВ [2]
Лиза ОЛИН [1]
Эрманно ОЛЬМИ [1]
Илья ОЛЬШВАНГЕР [1]
Алексей ОСТРОУМОВ [1]
Леонид ОСЫКА [1]
Павел ПАВЛИКОВСКИЙ [1]
Жиль ПАКЕ-БРЕННЕР [1]
Алан ПАКУЛА [1]
Марсель ПАЛИЕРО [1]
Арно де ПАЛЬЕР [1]
Глеб ПАНФИЛОВ [1]
Сергей ПАРАДЖАНОВ [1]
Майкл ПАУЭЛЛ [1]
Александр ПЕЙН [1]
Артавазд ПЕЛЕШЯН [1]
Владимир ПЕТРОВ [1]
Кристиан ПЕТЦОЛЬД [1]
Константин ПИПИНАШВИЛИ [1]
Лора ПОЙТРАС [1]
Владимир ПОЛКОВНИКОВ [1]
Алексей ПОПОГРЕБСКИЙ, Борис ХЛЕБНИКОВ [1]
Иосиф ПОСЕЛЬСКИЙ, Владимир ЕРОФЕЕВ, Ирина СЕТКИНА [1]
Поэзия в кино [1]
Стивен ПРЕССМАН [1]
Александр ПРОШКИН [2]
Андрей ПРОШКИН [2]
Альгимантас ПУЙПА [1]
Дэвид ПУЛБРУК [1]
Кристи ПУЮ [1]
Луис ПЬЕДРАИТА, Родриго СОПЕНЬЯ [1]
Иван ПЫРЬЕВ [1]
Александра РАХМИЛЕВИЧ [1]
Ален РЕНЕ [1]
Жан РЕНУАР [1]
Оскар РЁЛЛЕР [1]
Франсуа-Луи РИБАДО [1]
Кэрол РИД [1]
Артуро РИПШТЕЙН [1]
Лоренс РИС [1]
Джулио РИЧЧИАРЕЛЛИ [1]
Марк РОБСОН [1]
Стюарт РОЗЕНБЕРГ [1]
Эрик РОМЕР [1]
Михаил РОММ [7]
Абрам РООМ [1]
Слава РOCC [1]
Александр РОУ [2]
Григорий РОШАЛЬ [1]
Лев РОШАЛЬ [1]
Алина РУДНИЦКАЯ [1]
Ирвинг РЭППЕР [1]
Эльдар РЯЗАНОВ [3]
Иштван САБО [1]
Нигина САЙФУЛЛАЕВА [1]
Шэйн САЛЕРНО [1]
Александр СЕРЫЙ [1]
Михаил СЕГАЛ [1]
Василий СИГАРЕВ [1]
Витторио Де СИКА [1]
Евгений СИМОНОВ [1]
Кейн СИНИС [1]
Рамеш СИППИ [1]
Аркадий СИРЕНКО [1]
Мартин СКОРСЕЗЕ [2]
Ридли СКОТТ [2]
Мирослав СЛАБОШПИЦКИЙ [1]
Владимир СИНЕЛЬНИКОВ [1]
Вениамин СМЕХОВ [1]
Авдотья СМИРНОВА [2]
Андрей СМИРНОВ [2]
Сергей СНЕЖКИН [1]
Александра СНЕЖКО-БЛОЦКАЯ [0]
Феликс СОБОЛЕВ [1]
Александр СОКУРОВ [3]
Сергей СОЛОВЬЕВ [2]
Карел СТЕКЛЫ [1]
Андрей СТЕМПКОВСКИЙ [1]
Светлана СТРЕЛЬНИКОВА [1]
Стивен СПИЛБЕРГ [2]
Александр СУРИН [1]
Сергей ТАРАМАЕВ, Любовь ЛЬВОВА [1]
Андрей ТАРКОВСКИЙ [6]
Жак ТАТИ [1]
Евгений ТАШКОВ [1]
Иван ТВЕРДОВСКИЙ [3]
Виктор ТИХОМИРОВ [1]
Валерий ТОДОРОВСКИЙ [1]
Петр ТОДОРОВСКИЙ [1]
Виктор ТРЕГУБОВИЧ [3]
Ларс фон ТРИЕР [1]
Томаш ТОТ [1]
Маргарет фон ТРОТТА [1]
Семен ТУМАНОВ [1]
Франсуа ТРЮФФО [1]
Кристоф ТЮРПЕН [1]
Уильям УАЙЛЕР [1]
Билли УАЙЛЬДЕР [1]
Олег УЖИНОВ [1]
Андрей УЖИЦА [1]
Сергей УРСУЛЯК [5]
Александр УСТЮГОВ [1]
Люси УОЛКЕР, Карен ХАРЛИ, Жуан ЖАРДИМ [1]
Золтан ФАБРИ [2]
Алексей ФЕДОРЧЕНКО [2]
Федерико ФЕЛЛИНИ [6]
Олег ФЛЯНГОЛЬЦ [1]
Брайан ФОГЕЛЬ [1]
Стивен ФРИРЗ [1]
Борис ФРУМИН [1]
Илья ФРЭЗ [1]
Кэри ФУКУНАГА [1]
Питер ХАЙАМС [1]
Мишель ХАЗАНАВИЧУС [1]
Джон ХАЛАС [1]
Рустам ХАМДАМОВ [2]
Михаэль ХАНЕКЕ [1]
Энтони ХАРВИ [1]
Иосиф ХЕЙФИЦ [2]
Яэл ХЕРСОНСКИ [1]
Альфред ХИЧКОК [3]
Борис ХЛЕБНИКОВ [2]
Тадеуш ХМЕЛЕВСКИЙ [1]
Юзеф ХМЕЛЬНИЦКИЙ [1]
Агнешка ХОЛЛАНД [1]
Ноам ХОМСКИЙ [1]
Владимир ХОТИНЕНКО [2]
Курт ХОФФМАН [1]
Илья ХРЖАНОВСКИЙ [1]
Константин ХУДЯКОВ [1]
Марлен ХУЦИЕВ [6]
Эдвард ЦВИК [1]
Михаил ЦЕХАНОВСКИЙ [1]
Фред ЦИННЕМАНН [1]
Чарли ЧАПЛИН [4]
Владимир ЧЕБОТАРЕВ [1]
«ЧЕЛОВЕК ИЗ ТЕЛЕВИЗОРА» телепрограмма [0]
Клод ШАБРОЛЬ [1]
Алексей ШАПАРЕВ [1]
Тофик ШАХВЕРДИЕВ [1]
Карен ШАХНАЗАРОВ [4]
Адольф ШАПИРО [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР [1]
Михаил ШВЕЙЦЕР, Софья МИЛЬКИНА [1]
Александр ШЕЙН [1]
Эльдар ШЕНГЕЛАЯ [1]
Лариса ШЕПИТЬКО [2]
Надав ШИРМАН [1]
Евгений ШИФФЕРС [1]
Фолькер ШЛЕНДОРФ [1]
Евгений ШНЕЙДЕР [1]
Том ШОВАЛ [1]
Геннадий ШПАЛИКОВ [1]
Василий ШУКШИН [2]
Ариэль ШУЛЬМАН Генри ДЖОСТ [1]
Соломон ШУСТЕР [1]
А. С. ЭЙЗЕНШТАРК [1]
Сергей ЭЙЗЕНШТЕЙН [2]
Анатолий ЭЙРАМДЖАН [1]
Виктор ЭЙСЫМОНТ [1]
Ронит и Шломи ЭЛЬКАБЕЦ [1]
Резо ЭСАДЗЕ [2]
Франциско ЭСКОБАР [1]
Рубен ЭСТЛУНД [1]
Анатолий ЭФРОС [2]
Андрей ЭШПАЙ [1]
Константин ЮДИН [1]
Сергей ЮТКЕВИЧ [1]
Роберт В. ЯНГ [1]
Борис ЯШИН [1]
Разное [71]
Allen COULTER [1]
Tim Van PATTEN [1]
John PATTERSON [1]
Alan TAYLOR [1]

Теги

Ленфильм Ахеджакова Никулин Иоселиани грузия Герман Болтнев Миронов Вайда Польша Цибульский Ильенко Миколайчук Параджанов Шпаликов Гулая Лавров Адомайтис Банионис Жалакявичус Литовская кст Румыния россия Мизгирев Негода Олялин Эсадзе Ладынина Пырьев Одесская кст Савинова Ташков Аранович кст Горького Эйсымонт Бортко Евстигнеев Карцев Япония Куросава кст Довженко Литус Мишурин Румянцева Шифферс Любшин Шустер Мунджиу Мосфильм Хуциев Мэлэелэ Бакланов То Экран италия Феллини Мазина Комиссаржевский Бергман Швеция Кошеверова Шапиро Ольшвангер Смоктуновский Володин Климов Митта Калатозов Куба Урусевский немое кино Доронина Натансон Захаров Шварц Данелия Герасимов кст им.Горького Като мультипликация 1939 Мачерет Олеша 1935 Роом СССР Александров 1938 1956 Рязанов 1974 Кончаловский 2007 Михалков 1960 1980 Венгрия Месарош 1967 Аскольдов к/ст Горького 1934 Тарковский Виго Франция Грузия-фильм 1970 2006 анимация Ужинов 1984 Шенгелая США Чаплин Солярис 1961 Ольми Динара Асанова Жена ушла Добро пожаловать Элем Климов Балабанов Кочегар ЛЮБИМОВ вифлеем израиль фильм Ювап Адлер

***



Авторский проект Святослава БАКИСА

Сайт инициировал
и поддерживает
Иосиф Зисельс

Разработка сайта
Галина Хараз

Администратор сайта
Елена Заславская

Социальные сети

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Понедельник, 23.10.2017, 15:36
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Новый фрагмент

Главная » Новые фрагменты » Соломон ШУСТЕР

"Канувшее время"
Дорогие посетители сайта! К сожалению, по техническим причинам мы не всегда можем предложить для просмотра вырезанный из фильма фрагмент. В таких случаях мы будем выкладывать фильм полностью, а вам придется самим находить в нем нужное место. Для этого мы будем сообщать вам, так сказать, "временн'ые диапазоны" фрагмента.

В данном случае, фрагментов два:

1). 76:57 (открываются красные ворота) – 79:38 (Алексей Герман переступает через скамейку, говорит «Извините» и выходит из кадра)
2). 83:34 (Любшин и другие выходят из двери во двор, кто-то держит зонтик) – 85:42 (Герман раскрывает над Евстигнеевым зонтик и выходит из кадра)
 
 
 
 
(полная версия фильма)

Честно говоря, «Канувшее время» - слабый фильм. Сергей Соловьев в своих воспоминаниях о постановщике этой картины Соломоне Шустере (1934 – 1995) пишет о нем главным образом как о крупнейшем собирателе современной живописи. Он восхищается невeроятным нюхом и вкусом Шустера, который, иногда на глазах Соловьева, за бесценок покупал в комиссионках картины, которые пошли бы на аукционе за десятки тысяч долларов, и таким образом создал свою уникальную коллекцию. О Шустере-режиссере Соловьев отзывается с откровенным пренебрежением. Я думаю, он неправ. Несколько картин из недлинного списка режиссерских работ Шустера, мне кажется, превосходят многое в длинном перечне лент самого Соловьева. Это верно, что, проявляя феноменальное понимание визуального искусства в качестве коллекционера, Шустер-режиссер был совершенно чужд внешней изысканности, которая столь характерна для Соловьева. Но в его скромных фильмах присутствовало живое чувство современности, он чутко схватывал социальные типы, у него сдержанно, но остро играли актеры, состав которых бывал не только замечателен сам по себе, но и по-хорошему однороден в том смысле, что режиссер умел создать точно и стилистически слаженно играющий ансамбль. Наконец, фильмы Шустера просто очень интересно смотреть.

Однако все сказанное относится к таким его картинам, как «День приема по личным вопросам» и «Сергей Иванович выходит на пенсию», но не к «Канувшему времени». Казалось бы, роман Александра Бека «Новое назначение», по мотивам которого снят фильм, предоставлял Шустеру возможность развернуться и сделать, может быть, главную свою картину. В романе были сухая точность, психологизм и проницательный анализ механики системы, которую Гавриил Попов в своей знаменитой статье 87-го года, опирающейся на тот же роман Бека, впервые назвал «командно-административной», - все то, к чему и прежде тяготел Шустер.

У меня нет ответа, почему режиссер не использовал своего шанса, почему этот фильм так вял и невнятен, и почему Шустер, сам написавший сценарий, поразительным образом вырвал из романа его центральный нерв и сделал, в сущности, картину ни о чем.

Роман Бека первоначально назывался «Сшибка», и это было более точное название, чем то, под которым он, написанный в 60-е годы, наконец-то был опубликован в начале Перестройки. Вот что пишет Г.Попов в своей статье: «Сшибка, по И.П. Павлову, - это столкновение двух противоположных импульсов, каждый из которых идет из коры головного мозга. Внутреннее побуждение приказывает поступить так, а человек заставляет себя делать нечто противоположное, ибо этого требует логика управления и привычка безусловно исполнять любой приказ Сверху». Конкретнее, некий провинциальный инженер Лесных предлагает революционный прорыв в металлургии - бездоменную технологию электроплавки стали. Сталин, с его характерным раздражением против законов природы, не дающих стереть себя в лагерную пыль, как можно делать с людьми, хватается за метод Лесных, как прежде ухватился за методы Лысенко в агрономии. Председатель Комитета по делам металлургии и топлива Александр Леонтьевич Онисимов, высокий профессионал в своей области (и комитет и герой вымышлены Беком, хотя роман явился плодом долголетнего изучения писателем практики работы советских министерств, и прежде всего относящихся к тяжелой промышленности), честно сообщает Сталину свое мнение, что технология Лесных – блеф, хотя и не злонамеренный. Сталин сердится, как сердился Гитлер на своих трезвых генералов, как Мао сердился на слишком ученых университетских экономистов. Мнение Онисимова не только не заставило Сталина отвергнуть предложение Лесных – наоборот, теперь он приказывает Александру Леонтьевичу сделать помощь изобретателю главной задачей организации, которой тот руководит. И Онисимов начинает помогать. Сшибка же состоит в том, что помогает он не кое-как, а тратя на это все свои силы, - потому что Иосиф Виссарионович приказал; с другой стороны, он совершенно уверен в неосуществимости проекта-прожекта Лесных. Ну представьте, что Ньютон по приказу короля положил жизнь на разработку перпетуум мобиле. Сшибка приводит к тому, что Онисимов заболевает раком.

Сюжет романа – как бы анамнез болезни главного героя/болезни сталинской командно-административной системы (так в «Докторе Фаустусе»Томаса Манна история болезни композитора Леверкюна – это метафора болезни немецкого духа с его коллапсом в форме фашизма). В фильме болезнь есть, и ей уделено очень много внимания, но сшибки нет: ну так, проходит где-то на пятом плане странный инженер Лесных, но к чему он в фильме - остается не вполне ясным. Тем, кто не видел картину и не верит тому, что такая алогичность возможна, предлагается проверить: фильм целиком помещен на сайте.

Ну ладно, сшибка отсутствует, но Шустер мог хотя бы ярко показать «канувшее время»: кино на то и кино, что умеет договаривать фактурой то, что не договорено структурой. Увы, и этого не вышло: у Шустера не хватило пластической, изобразительной мощи, чтобы воссоздать «старые следы/тридцатилетней власти величья и беды» (эти и другие стихи Слуцкого о Сталине то и дело звучат за кадром, прикрывая, как заплаты, бессилие режиссера справиться со своим материалом). И самый главный прокол фильма – Станислав Любшин в роли Онисимова. Ничего, ничего нет в этом актере, что оправдывало бы такой кастинг Шустера. Любшин красив – добросовестный сталинский функционер со стажем красив быть не может: годы муштры, труда на разрыв сердечной аорты и самурайской самодисциплины, как ветры пустыни морду сфинкса, выедают у него чувственность и, таким образом, выедают красоту, которая есть гармонично, округло выраженная чувственность. Любшину как актеру свойственны краски неврастеничности, мизантропии, импульсивности, конфликтности и, вместе с тем, лирической искренности – между тем, по характеристике того же Г.Попова, вышколенному функционеру сталинской системы были присущи крепкие нервы, сильная воля, ровные отношения с окружающими, скрытность и сухость. Любшин красиво, пластично двигается – но тогда еще лучше было бы пригласить на роль роботоподобного Онисимова Жан-Луи Трентиньяна – тот и вовсе гений походки и пробегов. Непонятно вообще, зачем Любшин взялся играть человека, которого он явно не чувствует. Любшин-Онисимов боится Сталина; но вечный страх антуража перед Сталиным – клише из фильмов, подобных «Ближнему кругу» Кончаловского или телесериалу «Сталин live». Онисимов Сталина если и боится, то где-то на самом глубинном уровне, и не это главное в его отношении к Вождю, а то, что он бесконечно уважает его. Сам человек дела, функция от своего дела и более ничто, он видит в Сталине безмерное усиление самого себя - своих возведенных в n-ную степень ума, профессионализма, работоспособности, организованности и самоотдачи (да, он поддерживает Лесных, потому что Сталин приказал, - но он также верит, что Сталин может быть каким-то непостижимым образом прав, а сам он может ошибаться - даже и в сфере собственной профессиональной компетенции). Такое же клише - показывать любого сталинского соратника непременно человеком со стертым чувством собственного достоинства. Это безусловно верно в отношении всяких ягод, абакумовых и власиков, которые были для Сталина что мусор и кому он в любой момент мог найти замену, но не в отношении профессионалов, которым Вождь умел отдавать должное (даже о Мандельштаме, помните, спросил Пастернака: «Но он мастер, мастер?»). Любшинский же Онисимов потеет в приемной Сталина от страха, он не спешит, а стремглав летит к телефону, когда думает, что звонит Хозяин, и потом разговаривает с ним судорожно и отрывисто, как солдат с маршалом. Все это неточно, Любшин играет сталинского начальника вообще, а не конкретного Онисимова, как и весь фильм Шустера - о сталинском времени вообще, без своей индивидуальной темы.

Слабый, слабый фильм. Не фильм, а недоразумение. Зачем же тогда же я выбрал его для разговора? Ну, во-первых, это все-таки интересная и загадочная тема: как действовала сталинская машина. Авторханов в «Технологии власти» показал, как функционировало Политбюро и приближенные к нему органы партии, но деятельности сталинских министерств он не коснулся – наверное, это было неинтересно ему, потому что они работали хорошо.

А во-вторых... угадайте, зачем во-вторых? Роль этого самого одержимого изобретателя Лесных играет Алексей Герман! Мне хотелось, чтобы посетители нашего сайта увидели, как он его играет. Это очень смешно. То есть не Герман играет смешно – он, честно сказать, непонятно кого и что играет. Но смешно, как Герман на те несколько минут, когда он возникает в фильме, насаждает в нем свою стилистику. Его Лесных мечется, то возникая, то исчезая из кадра, он ходит как-то боком, с его появлением в фильме впервые слышны ругательства и жаргон (у меня нет никаких сомнений, что Герман сам сочинил свой текст). Вот как Лесных разговаривает с рабочими, которые сколачивают макет его бездоменно-безбашенного плавильного аппарата: «Парокопытные, кролики, господи ты боже мой, неужто же у вас нет рук? Хочешь, я тебе расскажу про твои ноги?» и т.д. А главное, точь-в-точь как фильмах самого Германа, тихое бормотание его персонажа почти невозможно разобрать (чтобы перенести в свой текст приведенную выше цитату, мне пришлось прокручивать эпизод с Лесных раз семь). Интересная подробность: Онисимов вдруг перебивает Лесных и говорит: «Вы что, простужены?» Думаю, Шустер попросил Любшина спросить это, чтобы как-то оправдалась интрузия германовской невнятицы в его четкий, чопорный фильм, в котором все разговаривают громко и ясно.

Вряд ли Герман заблуждался насчет того, какого рода стилистику исповедует Соломон Шустер, вряд ли не понимал, что то, как он играет Лесных, лишь мешает фильму. Но... он верит только в свою стилистику, не может отказаться от убеждения, что «чем случайней, тем вернее рождаются слова навзрыд». Без случайности, невнятицы и нелепицы для него нет правды жизни. И по мере того, как киноэстетика Германа эволюционировала, его тяга к нелепице перерастала в тягу к тяжелому абсурду: «Хрусталева» смотреть уже очень трудно, а некоторые из немногих, посмотревших черновой вариант «Истории арканарской резни», - разумеется, восхитившись увиденным, – говорили, что, может быть, перед фильмом стоило бы раздавать зрителям либретто. Такое пока что практиковалось только в опере и балете. Впрочем, зрителям «Аватара» выдают очки. (А кстати: Герман в одном интервью перед выходом «Хрусталева» говорил примерно так: «Ну что ж поделаешь, если в фильме не все слышно, не все ясно. Это балет такой, не каждый момент должен непременно рационально объясняться»).

А теперь позволю себе недлинный мемуар.

Давным-давно, в 1986-м году, я организовал в своем родном городе киноклуб. Составленный мною репертуар был необычен и дерзок: этих фильмов никогда не показывали в нашем городе, местный кинопрокат ими манкировал. Добыть такие фильмы можно было, только заняв их у других кинопрокатов страны. Но – порочный круг! – сделать это мог только директор местного кинопроката Григорий Павлович Диденко. Я никогда не видел его, но знал, что благодаря неуклонной и последовательной ставке этого деятеля на индийский кинематограф областной кинопрокат из года в год выходил в чемпионы Украины и призеры СССР по кассе. Мне также было известно, что слабость Диденко к продукции Болливуда объяснялась отчасти тем, что он несколько лет служил представителем советского кинопроката в Индии, пока не был смещен и понижен: это был микроэффект цунами с эпицентром в Кремле – антихрущевского переворота 64-го года. В общем, тот еще мастодонт! И все же я решил обратиться к Диденко – другого выхода не было. Явивишись к нему в назначенный день и час, я увидел высокого старика с аскетичным, сусловским лицом. Я поделился с ним своими заоблачными мечтами, он тихо, не перебивая, выслушал, попросил тут же написать список фильмов и сказал: "Позвоните мне через две недели... нет, через три, в четверг. В одиннадцать часов утра". Он сказал, а я подумал: "Ага, через три в одиннадцать, после дождичка в четверг". Но когда я позвонил – Григорий Павлович сообщил мне, что почти все мои заказы выполнены! А насчет тех, что не выполнены, ясно объяснил, будут или не будет они выполнены, и если нет, то почему. Потрясающе! И ведь я со своим киноклубом определенно не был для него персоной numero uno и даже decimo. Легкий ветерок из пятьдесят первого года, перелетев Кремлевскую стену, юркнул мне за ворот, обдав холодком вспотевшую спину.

Почему он помог мне? Ответ ищем опять у Гавриила Попова: «Начнём с тезиса о том, что Онисимов не может приспособиться к переменам. Такого типа работников при перестройках выявляется немало. Но принадлежит ли сам Онисимов к таким руководителям? Вот тот же академик Челышев уверен, что Онисимов может приспособиться и работать в новых условиях <при хрущевских совнархозах. – С.Б.>. Не случайна же его реплика: „Перед вами ещё будущее!" Значит, объективно Онисимов может жить и работать в будущем».

Заметили важное слово в этой цитате? «Перестройки». А я в каком году к Диденко обратился? В 86-м. Я, достаточно еще молодой, почуял, что уже можно что-то просить, что-то делать, и он, семидесятилетний, почуял, что уже не годится мне просто так отказывать. А если не отказать – так надо пообещать. Но когда онисимовы и диденки обещали, они выполняли. Да и просто смекнул Григорий Павлович: чтоб и при Горбачеве остаться на коне, надо совершить что-то необычное, в новом духе. (И что правда, то правда: Григорий Павлович вскоре попросил меня написать за него статью о нашем новаторском киноклубе. Статья была напечатана во всесоюзном журнале для кинопрокатчиков и немало потешила его совершенно не утоленное годами номенклатурное тщеславие).

Мой киноклуб просуществовал четыре года, и все это время Григорий Павлович тихо и терпеливо удовлетворял мои все более наглые желания.

У Григория Павловича было больное сердце, в груди его стучал pacemaker. Но все-таки он не мог отказаться от кофе. И все-таки он был не такой уж крупный начальник, чтобы в развальные перестроечные годы легко доставать хороший кофе. В 90-м году я съездил в гости в Америку. Летя домой, я вез Григорию Павловичу три банки кофе (это не разрешалось, я боялся, что таможенники отберут, но обошлось). Борису Дмитриевичу Погребному, директору кинотеатра, в котором заседал киноклуб, контуженному подполковнику в отставке (наверное, благодаря этой контузии он и приютил у себя организацию, которую местный КГБ, потирая руки, рассматривал как явное продолжени Пражского «Клуба 231-го»), я вез две банки кофе.

Борис Дмитриевич получил пять банок, потому что, пока я гостевал, Григорий Павлович умер. Борис Дмитриевич тоже вскоре умер - то ли кофе моим злоупотребил, то ли почувствовал, что раз ушел его единственный друг, великий бюрократ Григорий Павлович, то и ему пора. Эпоха мастодонтов подходила к концу...

Богатыри не мы.
Автор С. Бакис
Категория: Соломон ШУСТЕР | Добавил: слабак (03.07.2011) | Автор: С. Бакис
Просмотров: 1191 | Комментарии: 1 | Теги: Шустер, Герман, Ленфильм, Любшин | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 1
0
1  
Посмотрела ' Канувшее время' по роману А. Бека 'Новое назначение'. Но в фильме все таки главное не новое назначение в 1957 г. Александра Леонтьевича, а время - время канувшее, но не отпускающее Онисимова, время страха, время испытаний человека, когда сам себя
оправдываешь, что ради дела идешь на компромиссы с совестью, а на самом деле предаешь самого себя из за страха за жизнь. Постановка Соломона Шустера. Фильм сложный. Но Соломону Шустеру удалось показать ту эпоху, эпоху страха, удалось дать почувствовать нам , зрителям, этот страх, в котором жили люди эпохи сталинизма. Удалось показать , как система ломает людей,даже не применяя физических пыток.
Я вначале подумала, что зря так долго показывают Сталина, ожидающего, пока закончатся овации. Но нет, режиссер специально так заострил внимание на этих документальных кадрах, что бы мы зрители, люди этого времени, очувствовали то давление, гнетущее давление того , давно канувшего времени. И первые документальные кадры со Сталиным, когда все хлопают и сам Сталин хлопает , так по царски, вальяжно и представители руководящего состава и эти выкрики- да
здраствует Сталин и овации продолжаются, ведь никто первым не прекратит хлопать, ибо могут обьявить врагом народа. Как анекдот - если бы Сталин не начал говорить, то овации продолжались бы до сего времени. Но вот эти документальные кадры напомнили мне стихотворение
Мандельштама:
Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлёвского горца.
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
А слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища,
И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет,
Как подкову, кует за указом указ:

Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него - то малина
И широкая грудь осетина.
Ноябрь 1933

Роль Онисимова сложная. Но как всегда ,мой люБимый Актер одним взглядом,движением показывает душевное состояние Онисимова. Он пишет письмо Сталину, т.к. считает своим долгом, долгом чести сказать, что он не верит в то, что Тимофеевский,Крылов, Тищенко могут быть врагами народа. Он пишет письмо и отсылает его, но боится, страх в глазах, страх везде. Он и не отослал бы это письмо, но совесть потом бы замучила. И это ожидание ареста, а Сталин играет с Онисимовым, как кошка с мышкой. Вызывает к себе и не принимает, звонит домой поздно вечером, а до звонка - черные воронки у подьезда дома... Страх. Звонок. И как голодной собаке бросают кость пренебрежительно, Онисимову бросают - живи...И на мгновение - облегчение на лице и как благодарность за жизнь - кается за брата.
Как Станислав Любшин показал(не хочу говорить сыграл - потому что здесь не просто игра), прожил этот кусочек жизни Онисимова, процесс ломки его характера. И мы не можем его ни осудить, ни обвинить - кто знает как поведет человек в данной ситуации. Онисимов наверняка предполагал, что выдержит испытание, письмо то он отправил. Но вот это ожидание разговора со Сталиным, игра Сталина с Александром - тонкая, долгая игра , пытка не физичкская, моральная. Вся жизнь Александра зависела теперь от того, как будет он отвечать - отвечал голосом сломленного человека. Сталин это почувствовал и оставил его на свободе.
И Русланова хорошо сыграла - сыграла женщину, которая уже не боится, а застыла в равнодушном ожидании того, что может случится. Как четко , привычно и безучастно она сжигала письма и фотографии людей, которых уже арестовали. Сразу видно, что делает она это не в первый раз.
Но Лена то понимает - если кому то надо будет, то никто не спасет, ничто не поможет. Скажут на нее, на Онисимова - враги народа, не поможет ничье заступничество. Поэтому она все так и воспринимала, кажется равнодушно, нет - обреченно. Фильм - шедевр, постановка Соломона Шустера - превосходная. Никакой фальши, все к месту. Тревожная музыка, стихи Бориса Слуцкого,игра актеров - на высшем уровне. Да, стихи Бориса Слуцкого органично вплетаются в
канву фильма. О чем сожалеет Онисимов? О том что умер Сталин, мощный кулак, держащий всех в постоянном
страхе или все таки сожалеет о том, что не оказался в колонне уходящих в неизвестность заключенных, но зато остался бы самим собой?

Имя *:
Email *:
Код *: